Tagbloggerismus

О поле публичных мнений

gru

По долгу службы, так сказать, сейчас читаю постоянно всякую англоязычную периодику про науку и технологии, а рикошетом заносит и на газетные статьи и посты в блогах всякой другой тематики. И вот что я вам скажу: американская и английская пресса мне нравится даже больше, чем американская и английская проза. И блогосфера у них там тоже ничего. Много живого.

У нас это всё едва начало формироваться в головах в 90-е, но в 2000-х как-то всё придушилось. Многие сами себя придушили, уловив струю. Не стали гордо стоять под кувалдой. Дискурс крутится между людоедским домостроем-православием, комиксовыми гитлером-сталиным и борьбой нанайских мальчиков между «путиным», «либералами» и «националистами». От тоски хочется иногда сблевать радугой на небо, чтобы хоть как-то всё это расцветить.

Что-то интересное выводят только феминистки (не те, которые на «Снобе», конечно), марксисты (марксисты, а не религиозные сталинисты и ретроромантические совкодрочеры) и узкие специалисты, пишущие по специальности. Всё остальное — Россиюшка, духовность, болото и Митя Ольшанский как газовый огонёк над трясиной.

Русский мир, прости господи, восемь дыр.

Внутри френдленты жуть и мрак

Открыл, проснувшись, ленту, и подумалось тут всякое — от мелкого к крупному.

Есть что-то странное в том, как близкие друг другу люди (муж и жена, например, или отец и сын) постоянно называют друг друга здесь полными именем и фамилией, да ещё и не склоняют их — только чтобы залинковать. Ладно, когда речь о людях совершенно посторонних, когда надо как-то привлечь их внимание или внимание тех людей, в чьи ленты попадает их линкованное имя: бизнес, пиар, широкая общественная дискуссия, базару нет, понятно. Ну, изредка, наверное, бывают какие-то особые резоны сделать так и в отношении близкого человека. Но вот когда постоянно, это странно. Будто близость смешивается с пропагандой чего-нибудь, с рекламой, используется отчасти как товар. Вай нот, собственно, каждый имеет право, но немного коробит. Собственно, ладно бы это тегирование было гибким, позволяющим использовать привычные уменьшительные имена или хотя бы нормальные формы полных имён, тогда это было бы естественнее. Типа, просто привычка к гипертексту, вежливое предоставление читателю простой возможности получить дополнительную информацию об упомянутых реалиях. Но в нынешней реализации всё это выглядит как-то совсем уж колченого. Да и вообще. Для чего могут быть эти регулярные ссылки? Предложение своего друга для дружбы всем остальным? Попытка убедить мир, а через его реакцию и самого себя, что у тебя в самом деле есть друзья и жена, что тебе не показалось? Не, понятно, что популярность — это ресурс, особенно для работающих в поле публичных речевых практик, а потому почему бы не попиарить родное существо. Пусть пиар от человека очевидно пристрастного у знающих вызывает эмоции от улыбки сочувствия до лёгкого раздражения, желание помочь близкому человеку или хотя бы сделать ему приятное едва ли кто-то осудит. Тем более — не все же знающие, может прочесть и ещё кто-то. Но вот когда на это всё накладывается несклоняемая форма полного имени, продиктованная уёбищной технологией движка, отрицательные доводы и эмоции как-то сразу перевешивают. Ужасно читать из поста в пост вот это дикое «мы с Дарт Вейдер», когда знаешь, что в жизни человек зовёт его просто Дашей, живут они вместе и в ФБ пишут, сидя в обнимку, а также что читают их, в основном, люди, которые тоже об этом знают и, мало того, читают их обоих. То есть, по ссылке всё равно не пойдут, потому что и без этого видят в ленте посты и одного, и другого.

Ещё одна примечательная гримаса языка соцсетей — #злоупотребление #тегами #c #решёткой. Особенно часто встречается у политически озабоченных шизофреников. Тегируют они, как правило, что-нибудь с точки зрения информационной ценности и контекстной связности совершенно бессмысленное. Какой-нибудь лозунг, например. Что-нибудь типа #путиндолженуйти. Ну должен, допустим, и чё? Куда я попаду, если пойду по линку с этого тега? На ещё несколько записей со ссылками на общеизвестные факты или просто руганью и таким же лозунгом-тегом? И зачем?

Пуще того, когда тегируют какие-то свои собственные шизофренические ассоциации с каким-нибудь политическим деятелем или его деятельностью, какие-нибудь клички, популярные только в голове тегирующего, метафорически употреблённые слова (всеми остальными используемые, как правило, в обычных значения). То есть, сообщение и само по себе для человека с другой головой выглядит более или менее бессмысленным, а с диезом на каждом втором слове и вовсе превращается в гимн пустоте языка, в явленные жуть и мрак чужого сознания.

А ещё бывают люди, которые изо дня в день задают в своих блогах и соц-аккаунтах вопросы фантастической глубины бессмысленности. Типа: «Кто же в России думает о России?», «Когда же в России перестанут врать и воровать?», «Как же президент допускает такой уровень коррупции?», «Почему же националисты столько врут?», «Почему же коммунисты столько врут?», «Почему же либералы столько врут?», «А на западе либералы тоже всё ругают?», «Когда же кто-нибудь возьмётся навести порядок в стране?» Ну и так далее. Эдакие бездны зияния, вакуум смысла. И почти под каждым таким разгорается дискуссия, в которой почти непременно помянут Путина, Сталина, евреев, Навального, Америку и гомосексуализм с педофилией в Евросоюзе.

Ну и есть, наконец, такие, что пишут сразу про Путина, Сталина, евреев, Навального, Америку и гомосексуализм с педофилией в Евросоюзе. Чтение последних — это чаще всего вообще погружение в тревожную экзистенцию межушного узла кухонного таракана.

Но я вот что думаю: чтение всего вышеупомянутого даёт лучшее представление о, скажем так, русской жизни и вообще картине мира, чем вся отечественная и мировая романистика, например, со всеми её «энциклопедиями жизней». В блогах и соцсеточках жизнь говорит сама. Всеми своими гормонами и генами, всем своим амёбным ужасом посреди бескрайней Вселенной.

Почему фейсбук лучше ЖЖ

Сейчас проиллюстрирую одну из причин, по которым Фейсбук лучше, чем ЖЖ.

Вот смотрите. Я сейчас подыскиваю себе работу. Написал об этом в ФБ объявление с просьбой, чтобы коллеги, друзья и знакомые это объявление репостили, а в своих репостах рассказали бы своим читателям о том, что я, по их мнению, умею делать. Результат — 20 публикаций, большинство с полезными и, не скрою, приятными для меня комментариями публикаторов.

Аналогичное объявление я разместил в ЖЖ. Поскольку не знаю, как работает недавно появившийся жежешный механизм репоста (просто не пробовал его ещё, не представляю, можно ли там при репосте комментировать), я просто попросил своих френдов рассказать их подписчикам о моих скиллах и привести мои контакты. И что? А ничего. То есть, вообще ничего.

То есть, видимо, и народ самый активный уже весь в ФБ, и интерфейс там более способствует социальному взаимодействию, и людей, склонных к положительному отклику на конкретно мои потребности, тоже больше там. За пару дней до того я спрашивал в ЖЖ, надо ещё вообще что-то в него форвардить или нет. Несколько человек ответили, что да, надо. Но, видимо, это в основном, пассивные читатели. Пока стабильно работает плагин кросспостинга из вордпресса, можно продолжать форвардить. Но как-то специально стараться — нет смысла. И дискуссии, и готовые к отклику друзья и знакомые, и личное общение, и даже приглашения забухать — всё в ФБ. Ну и отчасти в твиттере. И этот исход в десятки раз убедительнее, чем в своё время исход в тифаретник, например. То были больше намерения, проекты, планы. А ФБ — факт.

Любителям люстраций и обвинений в продажности

Сперва первым.

Дорогие друзья, предлагающие так или иначе уконтрапупить всех членов «партии» «Единая Россия»! А знаете ли вы, что некоторые вступали в эту партию из неприязни к ней и к «власти», из-за несогласия с их действиями?

Я, кажется, уже приводил этот пример, но повторю. Когда я недавно руководил одной региональной организацией на Северном Кавказе, мой коллега, бывший «красный директор», как-то предложил мне:

— Денис Николаевич, а давайте вступим в «Единую Россиию» и создадим у нас партийную ячейку?

— Помилуйте, — спросил я, — зачем?

Да хоть сможем на партсобраниях орать на этих козлов.

Коллега ни капли не шутил.

Я также знаю руководителей предприятий, которые вступили в «ЕдРо» и добились выдвижения внутри этой структуры в какие-то её утробные приподнятые органы, потому что надеялись таким образом получить облегчённый доступ к тушкам губернаторов, мэров и федокружных полпредов. И не с целью какой-то там коррупции, а чтобы чаще иметь возможность лично спросить, не охренели ли те совсем, а также выразить в их лице недоверие государственному режиму в целом. Почему они так делали? Ну, потому что, например, «у нас тут триста строительных компаний с хлеба на воду перебиваются, а крупный государственный заказ уходит китайцам». Никогда не слышали выражения «Пытался решить это через нашу сраную партию»? А оно (и ему подобные) весьма распространены.

Огромные отрасли экономики живут за счёт государственного и муниципального заказа, законы идиотские, коррупция — и при этом поразительная уверенность «на земле», что барину, сатрапу, носителю тени царя достаточно просто внятно разъяснить положение дел, и он непременно опомнится и хоть что-то исправит. А где может появиться возможность с этими чинами переговорить? Да вот на партийных же тусовках! И люди шли в эту партию, отбросив брезгливость. Ради дела. Переместится центр принятия решения в другую партию — они и туда пойдут точно так же. И это не потому что они плохие. Нет. Они, как раз, в большинстве люди хорошие, добрые, тяготеющие к справедливости. Но это будет продолжаться до тех пор, пока у нас дофига чем руководит государство, создающее при себе карманную и при этом массовую квазипартию в качестве своего рода мультитула. Грубо говоря, пока есть самодержец — к нему будут пробиваться с челобитными. В том числе и такими вот хитрыми путями.

И что же запретить этим людям работать? Подвергнуть остракизму? А за что? Правильно, не за что. Но как отделить их от остальных единороссов? Правильно, никак. Так что, вы, дорогие, подумайте ещё насчёт люстраций и особенно — расстрельных списков. У людей, знаете ли, бывают разные мотивы для самых разных поступков. А уж социальное положение и вовсе часто бывает следствием стечения такого числа обстоятельств, что человек сам и вовсе будто бы не при чём. Небезызвестный Иисус это понимал, например. Вспомните хоть евангельских мытарей и разбойников.

Конечно, можно вспомнить и советский анекдот о старом диссиденте, который, умирая, попросил принять его в КПСС, «чтобы одним коммунистом меньше стало». Но едва ли даже очень больные люди могли вступать сегодня в ЕдРо с такой целью.

Кстати, иногда люди в разные организации ради вовсе лулзов вступают. Я, например, в своё время в ЛДПР так вступил. До сих пор партбилетик храню в коллекции.

Так. Теперь вторым. Обвинителям блогеров в том, что они, мол, «продажные». Ну ребята… как-то даже неудобно вам объяснять. Во-первых, блогер — не рыцарь веры, не государственный чиновник и не советский разведчик. Он не давал обета нестяжательства, не приносил присяги верности кому-либо и вообще никому ничего не обещал. У чуваков есть некий ресурс, а именно — возможность показать нечто немаленькому числу читателей. И они этим ресурсом неплохо распоряжаются, продают его за деньги, которые можно обменять на еду, жильё и всякие другие приятные вещи. Причём, как бы, никто ведь никогда, я так понимаю, не сомневался, что как раз «уличённые» свои посты так или иначе продают. И, как бы, многих это устраивало. Но вот когда оказалось, что они их продают «абсолютному злу», сразу поднялся гвалт. Но, ребята, а чем абсолютное зло плохо в качестве покупателя? У него другие деньги? Думаю, в начале XX-го века члены рабочих марксистских кружков работали себе на капиталистов, создавая для них прибавочную стоимость. Социалистического производства тогда для них не было. Они тоже были тогда в чём-то виноваты? Это к тому, что работать в определённых условиях можно даже на классового и идеологического врага. А уж если тебе пофиг, то и вовсе на кого угодно. Хороших девочек на шашлык не рубит — и ладно, нормальный заказчик.

Кроме того, надо понимать, что автор и/или публикатор чего-либо может даже не представлять, кто его, так сказать, финальный заказчик. Грубо говоря, вам заказывает пост некий человек, которого вы сами, возможно, не знаете. Или знаете, но при этом, например, понимаете, что ему самому едва ли может быть какая-то непосредственная выгода от содержательной части того, о чём вам предлагается написать. То есть, ему тоже кто-то заказал. Какое-нибудь пиар-агентство. А кто заказал тому агентству, он и сам может не знать. Возможно, тоже какое-то агентство. А вот уже оно заряжено менеджером, который работает на, так сказать, теоретического выгодополучаетля. И это может быть, хоть сам Господь Сатана сотоварищи — не плевать ли? Особенно если при этом пишешь то же и так же, как написал бы и бесплатно, от себя, так сказать. Журналисты тоже получают гонорары за свои тексты. Чем блогеры хуже или лучше?

Нет, понятно, что если человек ходит на работу, служит где-нибудь, скажем, инженером и только вечерами в три строчки сообщает в бложеке что-нибудь о своих делах и взглядах на мир, это совсем другое дело, это просто личный блог. Но когда речь идёт о блогере, который ежедневно хуярит в блог с утра до вечера и стабильно удерживает внимание очень немаленькой аудитории, вы что же — хотите, чтобы и эти люди развлекали вас исключительно бесплатно? То есть, чтобы у вас была полная лента интересных вам бложеков с клёвыми текстами и картинками, вы бы за это ничего никому не платили и никто бы никому за это ничего не платил? Чтобы пара десятков человек ебошили для вас с утра до ночи исключительно ради тех милых глупостей, которые вы им потом в каменты напишете?

Кстати, то, что им давало деньги Вселенское Зло, вовсе не означает, что то, что они потом делели, так или иначе пошло Вселенскому Злу на пользу. Потому как слова и прочие знаки — материя сложная, действует разнообразно. Особенно учитывая особенность отечественной аудитории, которая в любых знаках читает ровно и только то, что хочет и привыкла читать. Например, некоторые везде читают про евреев и масонов, даже если написано и нарисовано про котиков и пёсиков. А вот деньги — вещь гораздо более понятная и просто конвертируемая в полезные вещи.

Ну и главное: http://yatsutko.net/145/

Изменение дизайна каментов в ЖЖ

Ну и вот скажите, разве это хорошо?

Превьюхи кликабельны.

О «периодических изданиях» и прочая

Неужели кто-то в самом деле читал эту самую вебпланету? Столько сожалений. Искренне удивлён. Параллельный мир.

Впрочем, люди и «Популярную механику» читают, и «Труд». Не понимаю, как можно читать классические издания, с редакцией и т.п. Только блоги.

Я и работая в журналах и газетах никогда не понимал, кто и зачем их читает. Блоги и соцсети онли. Редко сайты газет по ссылкам из блогов.

Представить не могу, чтобы кто-то по своей воле и не поссылке из блога читал Ленту.ру, Коммерсант, Эксперт, МК, Акцию и т.п. Зачем?

Газеты и журналы (даже web-only, без бумаги) с редакцией, политикой, инвестором, форматом и т.п. похожи на телевизор и почти всегда унылы.

Тот же «Слон» я иногда с удовольсвием читаю по ссылке из ФБ Златы, но мне в голову не придёт никогда зайти на этот сайт не по рекомендации.

Вообще не люблю «издания». Блоги в большинстве своём живее и настоящее. «Издание» — почти всегда фашизм.

Я имею в виду, конечно, личные, индивидуальные блоги. Блог с инвестором, политикой, главным редактором и авторами на зарплате — чаще всего такая же строевая песня, как и газеты/журналы и прочий телевизор.

«Издание» похоже на государство. Государство же — всегда фашист. А фашизм — это скучно и уныло.

Даже если «издание» — это «команда единомышленников» на зарплате. Всё равно государство, фашизм и лютая скука.

——————-

Добавлю здесь:

Любой ЖЖ, ФБ, даже фашистский Хабр — в тыщи раз лучше всех газет, журналов и «веб-изданий» вместе взятых. Лурка — в миллион раз.

Но работу я ищу всё-таки в «издании». Терпеть не могу, а деваться некуда.

Главный редактор, ответсек, редакторы отделов, группа выпуска… Это же, блять, рейхсканцелярия какая-то. Идеал таков: человек сидит за клавиатурой и пишет прямо в мир, в веб, всё, что считает нужным. Сам себе автор, редактор и группа выпуска. А также закон. Максимум, жену попросил свежим взглядом пробежать, а то вдруг где букву пропустил.

Ну и главное — реже следить за «новостями». 90% всех бед человечества — из-за дьявольской вредной привычки следить за новостями.

За разжигание, искажения и оскорбления на пользу Родине

Ребята, так дальше нельзя. Когда там у нас следующие выборы во всю эту сраную администрацию, неправильно именуемую властью? Давайте, что ли, сходим туда хоть пару раз в жизни да выберем наконец немного вменяемых людей. Вопрос, конечно, где их взять. Я понимаю, что всем западло, но иногда надо. Надо, кстати, и выдвигаться самим. Потому что иначе вот так и получается. Как всегда.

Вы посмотрите, до чего мы дошли? У нас судят людей за разжигание какой-то там сраной розни. У нас создают комиссии по борьбе с фальсификациями истории «в ущерб интересам России». В ущерб! Мало того, что синтаксис двоечный и позволяющий двоякое прочтение, так ещё и проговорка по Фрейду. В ущерб, значит, фальсифицировать нельзя, а во славу? Или как — «на пользу»?

Фашистскую символику запрещают, хуев «зигхайль» кричать нельзя. Почему? Нет, я сам не собираюсь, но почему нельзя? Кому от этого плохо? Противники свободы слова говорят, что, мол, пропаганду национальной розни, пропаганду фашизма запрещать надо, а вы, мол, не рыпайтесь, потому что, когда фашисты придут к власти, они ваши права защищать не будут. Так и хочется сказать: «Э-э-э…» Потому что, простите, что значит «когда фашисты придут к власти»? Фашисты — это кто? Те, кто называет себя фашистами? Или именно что те, кто не церемонится, не защищает мои права, запрещает книги и судит за слова? Эдакое, знаете, «убить дракона». Проще всего бороться с пропагандой фашизма как? Запретить нахрен людям говорить и писать вообще. Заклеить рты к чёртовой матери, а заодно и руки поотрубать, чтобы не дай бог кто-нибудь свастику не нарисовал. А то ж фашизм, как можно.

Про фальсификации истории, извините, даже говорить не хочется. Потому что бред. История вообще одна большая фальсификация, состоящая из миллионов маленьких. Потому что историки — это такие писатели. И что значит «в ущерб интересам России»? Интересы кто определяет? И они что у нас — незыблемые? И Россия — это кто? С чиновников какого ранга она начинается? Опасная чушь. Надеюсь, эта комиссия будет бороться с фальсификациями исключительно с помощью публикаций и никак иначе.

Нет, ребята, нам определенно надо выбрать на всякие выборные должности людей, которые отменят к чёртовой матери весь этот страх разжигания, а заодно статьи за оскорбление чести и достоинства и т.п. Потому что в свободной стране человек должен иметь право быть посланным нахуй, стать объектом разжигания социальной розни и т.п. «Честь и достоинство» — это вообще что такое? В смысле нельзя, например, болваном назвать? Или дураком? Или сволочью и пидарасом? А почему, если есть такое мнение? Мне, вот, недавно телега пришла из, вы не поверите, «Театра кошек». Пригрозили судом за стихотворение, в котором фамилия «Куклачев» упоминалась (кстати, я вообще был уверен, что тот Куклачев, о котором я думал, когда писал, давным-давно помер и забыт всеми, кроме тех, кто в детстве смотрел адскую передачу «Будильник»). Я эту строчку убрал от греха подальше. Потому что зачем мне суд? У меня нет на это ни лишних денег, ни времени, ни сил. Да и не стоит этот клоун упоминания в моих стихах, не заслужил. Буду я ещё за него с ним же сражаться. Если он сам себе враг, я не настаиваю. Тем более что едва ли я смог бы нашим судьям объяснить, что это не оскорбление и вообще не про него. Это я делаю такой вывод на основе нескольких известных дел, где людей судили за слова. Сама по себе ситуация, при которой за слова могут хотя бы постараться «привлечь», — это жесть.

Или, вот, несколько лет назад водку «Каннабис» запретили. Потому что на ней, мол, нарисована конопля, а это пропаганда употребления наркотиков. Водку не жалко. Просто тупо, что запретили не за то, что водка, а за рисунок. Идиотизм же.

Мне вот интересно, за фразу «Воруй! Убивай!» в жж ещё никого не судили?

Я, чёрт побери, просто не знаю даже, что со сложившейся ситуацией делать? Проблема ведь в чём? Скажем, я бы с удовольствием избрался куда-нибудь в президенты и императоры, чтобы раз и навсегда запретить запрещать книги (да, включая Гитлера, ваххабитов и Коран с Библией, насколько бы это всё ни было пропагандой глупостей и изуверства), чтобы отменить все эти статьи за разжигания и клевету, а дальше что? Разбираться с нефтью и олигархами, втыкать в экономику, рулить чиновниками? Ну нет, простите, мне это всё неинтересно. Да и не умею я, и вообще другим люблю заниматься. Словами вот. Разжигать и т.п. сердца людей, фальсифицировать историю, например. Уверен, что и многие другие нормальные люди, которые тоже хотят нормальной свободы слова, тоже не готовы к тому, что прилагается к возможности её разрешить. Да и ресурсов, чтобы быть избранными или как-то иначе попасть в эти кресла, у нас нет. Революцию и прочий майдан не предлагать. Потому что во-первых бардак, а во-вторых в результате подобных мер всё равно выдвинутся не нормальные, а опять же какие-нибудь, прости господи, политики, тьфу! Блин, вот презираю политиков. Ни одного нормального ещё не видел. Не нормального с точки зрения нормы, а нормального с моей точки зрения, ЕВПОЧЯ. Одни политики не хуже и не лучше других.

Нет, на выборах, конечно, надо попробовать выбрать хоть кого-нибудь из своих, но… нет. Не верю я, что это возможно. Хотя бы потому, что из своих никто не пойдёт.

Но всё-таки что-то делать надо. Вообще, единственный действенный способ, который приходит мне в голову, это довести ситуацию до состояния, в котором все эти глупые законы просто не смогут выполняться. То есть, грубо говоря, надо, чтобы разжигания всяческих розней, фальсификации истории, оскорбления чести и достоинства стали не просто массовым явлением, надо, чтобы каждый, каждый гражданин всякую свободную минуту чего-нибудь фальсифицировал, оскорблял и разжигал…

Но тоже не сработает. То есть, теоретически, конечно, «власти»… Простите мне это дебильное слово, но, боюсь, до слова «экспертиза» они пока не доросли, а если я буду говорить «администрация» или «распорядители», вы, боюсь, не поймёте, о ком речь… Так вот, теоретически «власти», увидев, как легко и весело весь народ фальсифицирует честь, разжигает достоинства, оскорбляет историю, пропагандирует символику и надругательски резвится над святынями, должны были бы все эти дурацкие законы отменить за ненадобностью их народу, но на самом деле будет иначе. Они на миллион случаев будут забивать, а миллион первого будут сажать. Для острастки или если в другом чём насолит. Законы то есть сохранят как удобный инструмент устранения неугодных и вообще запугивания, в каком качестве они сегодня и существуют, в общем.

Само собой, мне кто-нибудь непременно скажет, что глумиться, фальсифицировать и разжигать — это вообще странные потребности. Что надо, мол, сидеть дома, работать работу, рожать детей и не выёбываться. И всё будет хорошо. Легко сказать! Сидеть дома и не выёбываться было можно, хотя и непросто, в СССР. Выёбывались тогда на кухнях, а даже если на комсомольском собрании — сколько на том собрании народу? Даже если тысяча — что это в масштабах страны? Мы просто не будем выносить сор из избы — и всё. А на кухне и вообще всё можно. И про всех.

А теперь? мы ведь живём в интернете, мы просто разговариваем друг с другом, а это видят тысячи, а могут увидеть миллионы. Каждый диалог становится публичным. И монолог. И реплика. Наши мысли теперь видны всем. Дурь в том числе, да, как без этого. Но это норма наших дней. Это ступень эволюции. Это жизнь. И граница между частной беседой и публичным высказыванием стёрлась. И это правильно. Потому что всё, что я говорю, — это моё частное мнение, которое, если я его не скрываю, имеют право знать все. А мнение у меня может быть любое, о чём угодно и выраженное любыми словами, звуками и изображениями. И я имею право думать и считать что угодно и о ментах, и правительстве, и о неграх с фашистами, евреями, таджиками, русскими и холокостом с голодомором, и лично о тебе, дорогой читатель. А говорить сегодня — значит говорить публично. Надо это наконец понять и признать. Если раньше нужно было прилагать труд, чтобы обнародовать высказывание, то сегодня наоборот — надо совершать лишние движения, чтобы сделать высказывание приватным. И никто не обязан этого делать. Вся эта пиздохрень с телегами о том, чтобы «приравнять блоги к СМИ», — проистекает из непонимания исторического момента. Надо наоборот — приравнять СМИ к блогам, к разговорам на кухне, к частному высказыванию в частной обстановке. Потому что изменилось само понятие частного. Да, моя привычная приватная аудитория состоит из нескольких сотен, а то и тысяч людей, большинство из которых я никогда не видел и не увижу. И она открыта, она расширяется произвольно. Это моя кухня, я на ней говорю. А аудитория, например, «Русской жизни» или МК — это кухня их авторов, их частная аудитория. И пытаться запрещать мне или газете какой что-нибудь говорить — значит грубо, тупо и преступно вмешиваться в частную жизнь.

Похоже, просто активно разъяснять, что такое хорошо и что такое плохо, — это единственное, что мне остаётся. Вот. Разъясняю.

Да, и ещё. Некоторые, когда речь заходит о свободе слова, любят повторять такой высер: «Свобода — не значит вседозволенность». Так вот, дорогие мои, запомните: эти слова — говно. «Вседозволенность» — это что? Кто это ещё смеет мне дозволять? Или, тем более, не дозволять? Какое это вообще имеет отношение к свободе?