Tagэтнографическое

Девочки

Проводил сегодня дополнительные занятия для пятерых девочек и троих мальчиков из пятого (условно — русского) класса. Про каждого из мальчиков можно отдельную телегу накатать, а вот четверо из девочек просто громко орали друг на дружку в течение всего времени, пока выполняли задание. То есть, пишут в тетрадках, а сами, скосив глаз или поворачиваясь в промежутках меж написанием слов всем корпусом к товарке, очень громко выдают такие вещи:

— Я тебя так презираю, что, если бы ползли ты и муравей, я бы муравья раздавила, а тебя побрезговала бы!
— А ты вообще шлюха и лесбиянка! Вонючка!

Я пытаюсь призвать их к порядку. В ответ, хором:

— Ну что, ну Денис Николаевич, ну мы же работаем!
— Вы отвлекаетесь и делаете ошибки. Потому и пишете разную чепуху несусветную, что занимаетесь на уроках бог знает чем. Работать надо сосредоточенно. Тогда всё будет правильно, красиво и точно.

Они, опять хором:

— Я не могу молчать, потому что я её ненавижу! Она тупая!

И по одной:

— Сама тупая! Думаешь, раз мама умерла, так тебе теперь всё можно?
— Зато у меня блох и вшей нет, как у некоторых!
— Па-адумаешь, от жира тоже рано умирают, корова!
— Да, жирная корова!
— Поцелуйте друг друга, лесбиянки!.. Денис Николаевич, а «вскоре» слитно пишется?
— Денис Николаевич, поставьте ей двойку! Она тупая!
— Дряхлая старуха! Сколько тебе лет? Тринадцать?
— Дура! Мне десять!
— Тринадцать! Старуха! Дряхлость!
— Так, вы меня доведёте, что я про вас всё расскажу!
— А ты думаешь, что я про тебя всё не смогу рассказать?
— Денис Николаевич, а имярек и имярек зашли в подвал… [следуют кое-какие подробности] …в общем, они воровки!

Прерываю:

— Так, стоп! Занятий русским языком это всё касается?

Опять хором:

— Я её/их ненавижу на всех занятиях!

Про девочку Сандру, писателя Горчева и ненависть

Вот, посмотрели все-все ролик про то, как несчастную девочку забрали из нормальной Португалии и отправили в ад Ярославской области к упырям, и давай судить-рядить. Я, пожалуй, не пройду мимо и тоже наблюдательно пну этот кефирный бурдюк.

Что мы имеем? Мы имеем крайний случай, когда берут беззащитное существо, ребёнка, которого заранее жалко (просто потому что ребёнок, а над ним всякое учиняют), и перебрасывают его публично из одной культурной среды в другую. И всё это показывают по ютубе на всю страну. Мы на резкой смене кадров видим сначала совершенно нормальных людей-португальцев, которые связно и шустро, хоть и не по-русски, говорят, прилично одеты и как две капли воды похожи на менеджеров из соседнего офиса, а потом упырей из преисподней, у которых на всём, включая лицо и окружающий пейзаж, написаны века алкоголизма и деградации. И мы понимаем, что вот эта маленькая девочка, которую ведут за ручки несколько упырей, только что, буквально, находилась среди обычных, понятных европейских людей и могла бы там и оставаться. А теперь ей приходится спать, пиздец-пиздец, на печи! Это же почти как на плите или в топке.

Но речь не о девочке. В конце концов, такие девочки случаются нечасто. И ей богу, ну что нам до судьбы какой-то одной непонятной чужой девочки? Девочек вокруг миллионы, а в этой истории нас привлекло другое, нас привлёк как раз контраст между Европой и Деревней. И то, что девочку так шустро перекинули из одного в другое. А теперь представим, что мы о Португалии ничего не знаем. И о девочке этой. И каким-то чёртом занесло нас сдуру или спьяну в ярославскую деревню. И вот идём мы по улице, щёлкая ебалом/фотоаппаратом, а навстречу группа пэтэушниц ведёт за руки эту самую Сандру, про которую мы ничего не знаем. И что мы думаем? Мы думаем: «О, говнотёлки дитя повели, прикольное, белобрысое, не чеченёнка какого… И ведь ни одного таджика вокруг! И воздух такой… живут же люди! Кто им, интересно, зимой снег убирает?» А потом тёлки подходят ближе и мы слышим как они разговаривают, со всеми этими тормозами и диалектизмами. И мы думаем: «Бля, как они говорят! А я диктофон не успею включить? Не, лучше так запомню… Это ж, блядь, живая этнография… Потом в ЖЖ напишу…» И уводят девки ребёнка, а мы идём на автостанцию, покупаем в засранном буфете квас в бутылке, ждём автобуса и думаем: «Как же охуительно! Повтыкал в истоки, посмотрел на простых людей…»

Да, пропасть между обынтернеченной Москвой журналистов, писателей, эйчаров, пиарщиков, рекламщиков, программеров, дизайнеров, критиков и менеджеров по продажам с одной стороны и русской деревней с другой — огромна. Да, когда русская деревня начинает вторгаться в уютные офисы, обитатели офисов эту деревню начинают ненавидеть. Потому что мешает, раздражает, не вписывается в стандарты и т.п. Эмоция понятная (я не говорю «правильная», я говорю «понятная»). Сродни нелюбви москвичей к понаехавшим и белых людей к иммигрантам из Средней Азии. Но разве ненавидим мы ежедневно обитателей этой самой деревни, живущих у себя дома, там, в деревне? Нет. Почему? Да потому что нам, например, насрать. Потому что зачем нам ненавидеть всех этих далёких и, возможно, несчастных людей? Совершенно незачем. Миллионы девочек растут среди упырей и мы как-то с этим миримся в своей повседневной жизни, не хотим из-за этого срочно уехать в Португалию и разбомбить все русские деревни едрёной бонбой.

А ещё у нас есть перед глазами ЖЖ писателя Горчева, который тоже уехал в русскую деревню. «К упырям», — хочется продолжить. Но в его описаниях все эти люди выходят не упырями вовсе, а скорее такими духами земли, частью пейзажа, местным романтическим колоритом. Лошадь, сосед-алкоголик обещал косу отбить, какая-то баба в какой-то избе сгорела — хрестоматийно всё, нормально. Даже самому начинает иногда хотеться вот так уехать, посадить литературный крыжовник… Соседей-алкашей в деревне представляете себе? Наверняка. И что — страшно вам? Ужасно? Упыри они? Да ведь нет. Люди как люди, странные для нас, но ведь на своём месте. Я не говорю, что они живут правильно, не оправдываю передачи португализированного ребёнка в их руки. Я просто удивляюсь, почему один единственный ролик вдруг всколыхнул такую волну ненависти и обобщений? Можно подумать, что после того, как девочку Сандру увезли в деревню, водка в любимом баре стала вонючее и теплей или двухслойная туалетная бумага в магазинах кончилась. А упыри… тут, думаю, надо, во-первых, по доброй традиции измерить кривизну рожи и провести инвентаризацию брёвен в гляделках, а во-вторых, даже если упыри, у нас целая страна их — заебёмся ненавидеть. Да и ненависть — тяжелая эмоция, затратная. Если уж её испытывать, то продуктивно. А что пользы в ненависти к деревенским алкоголикам? Они о ней и не узнают даже. Конечно, нам приятно сплотиться вокруг этой ненависти и почувствовать себя не так одиноко в этой ужасной стране… Вспоминается реклама: «А может, тебе лучше просто завести подружку?» Понятна, например, волна ненависти к ментам, к правительству: она формирует какое-то политическое поле и теоретически может как-то повлиять на какие-нибудь выборы и даже на решения самого правительства и поведение самих ментов. Ну теоретически. Ну вдруг. Понятна была бы ненависть к деревенским алкоголикам с выводами типа: «Всё, я больше ни капли, не хочу быть похожим на них даже чуть-чуть». А что мы имеем? «Быдло, быдло, алкоголики, ненавижу, ненавижу…» И?

Внутрення этнография с диалектологией

Сегодня ТРИЖДЫ поймал себя на том, что, подобно безъязыким москвичам, русопятым жителям средней полосы и непромокаемым северозападцам, назвал борщ щами. Ужасно. Великороссы так не говорят. Потеря субэтнической идентичности, практически. Ведь в моей родной культуре мало того, что само слово «щи» встречается только в литературе, так и то, что вы тут все зовёте щами, у нас зовут борщом. Сижу сейчас и медитирую: «Первое блюдо из квашеной капусты с томатной пастой и тушёнкой называется зимний борщ борщ борщ борщ». Врёшь, не возьмёшь.

Вчера говорил по телефону с мамой. Вновь услышал сказанное без намёка на иронию милое сердцу с детства сочетание «постное мясо».

Пельмень и русалка

Бушменка из БотсваныНивхи, бушмены — вероятно, древнейшие племена, застрявшие в детстве человечества, в детстве языка. Нивхи некогда населяли едва ли не всю Сибирь, пока туда не пришли юкагиры. (В связи с этим смешно слушать рассуждения сибирских сепаратистов о «сибирских старожилах» и «государстве гуннов»: ку-ку, какие гунны? все вы там чужаки). Сегодня нивхов осталось с гулькин хуй. Капоидов-бушменов с их птичьим языком осталось поболе, но тоже мало. А некогда они господствовали на юге Африки (а если принять во внимание хадза, то, наверное, и во всей Африке ваще). Пожалуй, нивхи и бушмены — редчайшие примеры в самом деле коренных народов. Народов, которые десятки тысячелетий живут более или менее на одном месте. Почти все сколько-нибудь успешные нации и расы — путешественники, захватчики, кочевники. Те же, кто тысячелетиями не снимался с места, выглядят лузерами. И вот что интересно — наверняка за всю историю человечества ни один нивх не встречался ни с одним бушменом.

НивхиЕсли бы я был чакравартином всея земли, я бы непременно отыскал какие-нибудь незанятые плодородные земли и переселил бы туда парочку нивхов, парочку койсанидов, кусундов сколько-нибудь, айнов можно, пару пигмеев ака, пару каких-нибудь амазонских индейцев из племени подичее и поменьше, пару австралийских аборигенов, говорящих на яньюва, парочку догонов бангана, тех же хадза вот… Кого ещё? Буришей пару. Они хоть и не совсем дикие — зато язык у них — один из наиболее древних и изолированных в мире. Для красоты можно штук пять девушек-химба в этот коктейль подбросить… В общем, собрать понемногу из разных этносов-лузеров, из неконтактных племен, из вымирающих древних народов эдакий ноев ковчег альтернативного генофонда. Если не найдётся подходящей свободной территории — освободить (пыщ-пыщ). Поселить их там тайно. Никаких журналистов, никаких этнографов, никаких экологических хиппи. Главное, конечно, позаботиться, чтобы в эту искусственную популяцию не попал ни один англичанин, ни китаец, ни один тюрок, испанец или, например, русский. В самом крайнем случае — что-нибудь вроде баска из глухой деревни. И то незачем. Вот. И пусть эта невозможная коллекция невостребованных историей генов, этой древней вымирающей языковой логики, этих разновидностей человека, которые никогда и нигде не могли бы встретить друг друга, как-нибудь живёт, притирается, размножается, порождает невиданные сочетания. На случай, скажем, ядерной войны. Ну, или просто — на всякий случай.

Кстати, подумалось: если верить тем, кто утверждает, что индоевропейцы сформировались на среднерусской возвышенности, мы получаем объяснение той относительной жопы, в которой русский народ более или менее регулярно пребывает. То есть, понятно, что индоевропейцы раскочевались по всему миру, захватили и освоили все континенты, но выходит, что собственно русские — это те самые индоевропейцы, которые никуда не пошли. Ну, размножились, расширились, захватили, успешно при этом оборонялись и ассимилировали соседей, но исконную родину не покинули и, в общем, являемся мы с вами самой сидячей частью беспокойного индоевропейского племени. Но нам в ноев ковчег тоже нельзя: в сравнении с нивхами и хадза мы всё-таки слишком успешны.

Мунафики не имеют тейпа и нации

Забрёл на чеченский форум. Читаю — не могу оторваться. Горцы делятся по тейпам и тукхамам и спорят, кто из них настоящий горец, а кто нет. От всего этого веет таким верхним неолитом, что даже не верится, что это всё написано в интернете людьми, которые живут одновременно со мной. Поцитирую немного. Кто-то там, в общем, в разделе «Тейпы» написал: «Ламро, отмечайтесь». И началось:

НервуС-ВагуС
04.06.2006, 14:57
кости тех кто властвовал до сих пор на верху
они выше любых мовзалеев мира! свободный иерусалим,вот где центр мира,а он находится в наших горах! Аллах1у акбар!

VAINAKH
04.06.2006, 14:58
Не знал, что у нас есть тейп — Ламарой. Или это самоназвание? Насколько я знаю, чеченцы — это горцы.

НервуС-ВагуС
04.06.2006, 15:04
Горцы и есть!!!

VAINAKH
04.06.2006, 15:37
Я считаю, что это дележка. Поставить себя выше другого. Однозначно, мы чеченцы — все горцы. Мода такая пошла, после развала СССР, дележка нации. Хотя, этому способствовали спецслужбы россии. Нас делили на Мелхи, Аккъи Горцы, Теркхой и так далее, чтобы потом было легче добивать, каждого отдельно. Все что нас спасет от этого, это объединение. Быть одним — Турпала Нохчо.

Arslan
05.06.2006, 20:45
a kak eta opredelit lamro ti ili ne lamro?:unsure: ))))

TJS
06.06.2006, 09:12
a kak eta opredelit lamro ti ili ne lamro?:unsure: ))))
Спроси у папы и тейпан мил ву :D

Mrs.Katastrofa
09.08.2006, 00:16
Я Дишни… насчёт Ламро точно не знаю:unsure: )

sweet_girl
09.08.2006, 01:35
как грится в народе)) не волновайся)) дишни — ламро тейп.. правда энное-количество представителей этого тейпа утверждают обратное)) … в общем выбор за большинством))

Tony Montana
12.12.2006, 23:18
Знаете почему бывают такие разговоры как : «ламрочунг йо1 йог1итур йаци»,»къентан ламро йо1 йалор йаци»,»уьш хал нах буй» и т.д. и т.п. ? Да потомучто только ламрой сохранили в полной мере былые горские традиции и 1адаты вайнахов,которые были у нас,когда ВСЕ наши предки жили в горах.

Orstxo-1
19.12.2006, 18:53
Боьхь ламрой))))))))).
Здесь называете себя чеченцами, а между собой, тхо нохчи бац, тхо ламрой бу))))))))). Видел я вас))))))))))
Позитивы дают в Европе, теперь они стали чеченцами, а если бы не давали позитивы кем бы мы были?
СЮЛЮ ТОЖЕ ЛАМРО, ОПРЕДЕЛИТЕСь КТО ВЫ ПО НАЦИИ))))))))))).
А МЫ САМИ ОРСТХОЙ И НЕ СКРЫВАЕМ, ТХО ЛАМРО ДУ ИЗ ГАЛАНЧОЖА.ПОНТЫ КОРОЧЕ ДЕШЕВЫЕ КАК У ИНГУШЕЙ))))))))).
У ИНГУШЕЙ НИЧЕГО НЕТ, НО НАДУТЫ ПОНТОМ ПАЛЕЦ ПОДНЕСЕШЬ КАК РЕЗИНОВЫЙ ДЕТСКИЙ ШАРИК))))))).

Orstxo-1
19.12.2006, 19:09
ОНИ ЕЩЕ МАСХАДОВА СМЕЛИ НАЗЫВАТЬ НЕЧИСТЫМ ЧЕЧЕНЦАМ. БАРАЕВА УБИЛИ ЛАМРОЙ ИЗ ГРУ.
ВЧЕРА В МЕЧЕТИ НАШ ЧЕЧЕНЕЦ ГОВОРИТ, ИНГУШИ ТОЖЕ ПРИШЛИ( У НИХ КАК ЕСЛИ ИМ НУЖНА ПОМОЩь, ОНИ СРАЗУ МЫ ВЕЙНАХИ И БЛА БЛА БЛА)))))))) ), ОДИН ЛАМРО ГОВОРИТ, Я НЕ НОХЧИ, Я НЕ ПРИДУ, Я ЛАМРО!!! КОГДА ЕМУ НУЖНА ПОМОЩь ПРОТИВ ПАКИСТАНЦЕВ ТОГДА ОН НЕ ЛАМРО А ЧЕЧЕНЕЦ.
ОПРЕДЕЛЯЙТЕСь, А ТО СТАНЕТЕ КАК ИНГУШИ С ПОНТАМИ)))))))))).
ТАК ЧТО ОСТАВЬТЕ СВОИ ПОНТЫ. МЫ ЖЕ ЗНАЕМ ЧТО У ЛАМРОЙ ДОЛЖНА БЫТь НАЦИОНАЛьНАЯ ПРИНАДЛЕЖНОСТЬ!!!
ЕЩЕ НЕ ЗАБЫВАЙТЕ, ЧТО СРЕДИ ЛАМРОЙ МНОГО СЮЛИ. НАЗЫВАЙТЕ РОД, ТЕЙП, ГОРЫ, ПРАДЕДОВ ДО 30 КОЛЕНА.

Beee
19.12.2006, 19:16
Я ЗАПУТАЛСЯ ))))))))))))

Orstxo-1
19.12.2006, 19:21
ты заешь что Бараева Арби, МАсхадова Аслана, Гелава Руслана убили ламрой? С Гелаевым Русланом другая тема, его убили сюли ламро(аварские менты),в Ингушетии ингушке дали награду, за то что она помогла против Гелаева.
Да мунафики не имеют тейпа и нации.
Я тоже ламро. Говорили теркхой, теркхой, равнинные. С моим братом воевали больше всех теркхой, мартанхой и с хасав-юрта. Которых мы все ненавидим. Но мы забываем, что мы все друг друга ненавидим. Уж такова наша природа. Но мы не должны забывать, если м ы мусульмане чеченцы, что нас ненавидят даже наши соседи, в 10 000 раз больше чем мы друг друга.

Наурск
22.12.2006, 17:56
Сюли-аварцы,лакцы, кумыки, лезгины живут в каждом селе Чечни и Ингушетии, в каждом районе, среди ингушей много сюли-кумыков, среди чеченцев сюли кумыков и сюли аварцев.
Сюли много пришло при Шамиле и после допортации. В Ножай-Юртовском, Итум-Калинском, Чеберлоевском, Галанчожском, Урус-мартановском, Хасав-Юртовском, Надтеречном, Наурском, Шалинском, Ачхой-Мартановском районах.
Самая большая беда у тех кто кричит о чистоте крови своего тейпа, тот забывает посмотреть на свой тейп. Видят соринку у соседа, но не навоз у себя дома.
Например среди галанчожцев половина тейпов галай и ялхарой -это сюли, часть беной сюлий, часть шотой сюли и евреи, шотой называли свои корни в Хазарском Каганате, само село Шатой было основано орстхоевцами, среди горных ч1енти часть сюли, среди м елхи часть осетины и таты-горские евреи и ингуши, среди нашхой много арабов, среди горных аккинцев часть грузины, среди ч1ееберлой много казаков и сюли, ддва рода из Ч1еберлой называли сбои корни от грузин.
Чеченцы лежат между Европой и Азией, через этот перекресток прохохили могущественные армии, которые сжигали чеченцев до основания, чеченские тейпы принимали тех, кто желал жить в Чечне.
Многие сюли, немцы, арабы, грузины основали свои отдельные тейпы, не входя в никакой тукхам.
Ученые доказали, что после того как смениться 7-мь поколений менталитет и гены пришлых меняються на тот народ в котором они живут.
Если среди т1ерлой есть сюли с Каспийска, то прошло больше 200 лет, их уже можно считать т1ерлой чеченцами.

Рахматуллаh
18.02.2007, 02:00
Suli eto ne naciya, a rod deyatelynosti. Osnova jiznedeyatelynosty v Dagestane bilo vedenie ovcovodstva, skotovodstva i t.d., mojet poetomu mnogie iz nas govoryat «suli» chto oznachet «pastuh» i dlya mnogih iz nih eto slovo oskarbitelyno. A komu bi ne bilo?!

Tony Montana
18.02.2007, 02:09
Шатойский р-он, с.ХьэнКхаьл. тейпан хьалхо ву …. Предков я своих знаю,но перечислять их думаю ни к чему … )))

Marla
05.03.2007, 21:36
я Хьалхо да ещё Хьенкхалар,
мне доводилось встречать ооочень редко хьалхо, но не с этого села и тут наткнулась на всё это вкупе.
я аж растрогалась, мар ца аькх со, руки в муке.)

Ну и так далее.

Роли нелепые и естественные одновременно

Не понимаю, почему мне так часто снятся сны о тоталитарных режимах, о том, как меня расстреливают или я расстреливаю, о том, как делаешь что-то повседневно обычное и вдруг понимаешь, что с точки зрения власти только что стал преступником, которому нет прощения. Я ведь, самое интересное, не верю, что такой жесткий режим возможен в наше время в России. Правда, я и не знаю, как долго это наше время продлится…

Нынче снился сон. Будто я состою в политической организации, ставшей, фактически, филиалом службы госбезопасности. Я разыскиваю какого-то человека, чтобы или поговорить с ним о его неблагонадёжном поведении, или, если он не захочет говорить, просто сообщить по инстанциям, где он находится. Человек принадлежит к какой-то тюркской национальности, в этом его главная проблема: его национальность запрещена. А он, представляясь, всё время её называет. Это нехорошо.

В процессе поисков я неожиданно оказываюсь возле дома моей бабушки. И вижу двух эсбэшников (не из моей политической организации, а настоящих, которые служили ещё до победы того строя, за который я стоял). Они подозрительно смотрят на бабушкино окно. Я подхожу и вопросительно киваю. Один из них показывает тростью на оконный переплёт. Тут необходимо пояснение. В кухонном окне дома моей бабушки в самом деле весьма затейливый переплёт, не просто рама-крест, но во сне он ещё затейливее, чем наяву, — сложный русский орнамент. Я не понимаю, что эсбэшнику не нравится. Он кончиком трости указывает в конкретное место орнамента, и я замечаю, что, если вычленить взглядом четыре линии из остальных, в узоре можно рассмотреть свастику.

Эсбэшники смотрят на меня. Я в шоке. Одно дело преследовать каких-то непонятных незнакомых тюрок или даже друзей детства, а совсем другое дело — моя бабушка. Она ведь совершенно положительный человек, за всю жизнь не сделавший плохо ни единому живому существу. Её все любят и уважают. И потом — она ведь старенькая! Эсбэшники смотрят на меня решительно. Я не согласен с их выводами, я начинаю спорить, злиться… И в один момент понимаю, что только что стал врагом. Дальше смутно. Я что-то делаю с эсбэшниками и начинаю скрываться, продумываю, где жить, где, не привлекая внимания, брать продукты, с кем связаться… Отмечаю забавный момент авторефлексии: быть и преследователем, и преследуемым мне кажется одинаково нелепым и одинаково естественным. Обе эти роли — органично мои, обе заставляют беспокоиться, не сидеть на месте, что-то делать. Ещё отмечаю про себя, что называющегося запрещенной национальностью тюрка я всё равно осуждаю и, если его-таки загребут, не расстроюсь. Потом начинается конспиративная рутина: восстановить старые связи, вернуть доверие… Кто-то из пространства спрашивает у меня, как можно вернуть доверие, побыв преследователем. Про себя отвечаю: «А что особенно сложного? Люди очень легко предают друг друга, легко друг от друга отказываются и столь же легко возобновляют дружбу, когда это удобно, когда есть общие цели и общие интересы или просто хочется поболтать. По крайней мере, многие из тех людей, которых я знаю. Это нормально».

Проснулся. Ночью, судя по всему, была высокая температура — во рту сухо, как в пустыне Гоби.

Кстати, о запрещенных национальностях.

Меня смешат выражения типа «язык распространён в части села такого-то». Это про, например, бацбийский язык. Язык, распространённый в части села, — это запредельный какой-то постмодерн. Язык, распространённый в правом полушарии мозга подопытного… Надо бы, пожалуй, распространить какой-нибудь язык…

И ещё о народах. В Дагестане есть группа так называемых андо-цезских этносов. Больше десятка. Раньше, при соввласти, с ними особенно не морочились и считали всех их аварцами. Нынешние же этнографы норовят каждого из этих последних из могикан считать представителем отдельной национальности. Например, гинухцы — народ, живущий в селе Генух. Полтыщи человек. Язык безписьменный. Очень похож на аварский. Все носители владеют также аварским и русским. И т.п. Я вот думаю, а почему товарищи этнографы не норовят, скажем, в полесских деревнях объявлять каждую семью отдельной национальностью? А потому что чувствуют собственную причастность к большим восточнославянским этносам и дробить их не хотят. Кому же хочется отрезать от своего и выбрасывать? А раздробить как следует на микроплемена по пол-аула всяких аварцев и даргинцев — это сам Бог велел. Зачем нам сколько-нибудь заметный аварский народ? Вот лично мне он нахер не нужен. Поэтому да здравствуют чамалалы-гиматлинцы и чамалалы-гакваринцы, слава гунзибцам и даёшь национальное самосознание ахвахцев. А вот поморы пусть считаются русскими, черкесогаи армянами, а русины — по показаниям. Посмотрим на поведение Украины. Где-то так.

P.S. (Соучаствовать в иных сновидениях).