Tagрелигия

Дикие германцы и Рим

Состою в нескольких атеистических сообществах и регулярно страдаю от убожества дискурсивных практик тамошних виртуальных насельников.

Уровень их атеистических камланий недалеко ушёл (и чаще не вверх, а лишь чуть в сторону) от камланий религиозных. Отсутствие веры в личного Бога в обобщённой трактовке одной из популярных религий как таковое — при голове, набитой мифами иного рода, при стремлении с регулярностью ритуальных поворотов молитвенных колёс воспроизводить тупейшие и безграмотнейшие, пусть и антирелигиозные, мемы, при отсутствии научных знаний о мире, при неумении понять текст или сформулировать мысль — сомнительный плюс.

Всё время думаю: нужны ли нам такие союзники?

С одной стороны, они формально на нашей стороне, они способны к безудержному натиску, они могут цепляться к любой манифестации традиционных религий с маниакальным упорством. И эти качества, казалось бы, нельзя не ценить в условиях угрожающего усиления религиозных групп. Но глядя на них я представляю, как смотрит трибун латиклавий перед битвой на навязанных ему обстоятельствами в союзники германцев или аланов. О да, они союзники, они за нас, они нам нужны, а некоторые их военачальники даже хотят считаться римлянами, кто-то вон и фалеры напялил. И, да, сейчас они нам действительно необходимы. Но у них грязные свалявшиеся патлы до пояса, от шкур, которыми они себя укрывают, несёт козлищем, у их сёдел висят высушенные человеческие головы, а на шеях, прямо поверх фалер (кстати, с кого они их сняли?) — ожерелья из пальцев. Они орут, как резаные, не держат строй и постоянно дерутся друг с другом. И вот с этими людьми нам придётся делить плоды победы? Не в смысле трофеев, это как раз ради бога, в смысле — делить с ними постпобедный мир. Да хотя бы постпобедный пир, где они перепьются и станут задирать легионеров. Ну ладно, поначалу мы отдадим им побрякушки побеждённых и скажем, что ваше кочевье — вот за этой линией. Но нам придётся принимать их вождей, говорить с ними почти на равных. Не принимать и не говорить будет нельзя: это ведь будет и их победа, этот мир будет завоёван и ими. И мы, конечно, переживём ароматы их шкур и волос, беда не в них. Они, может быть, даже помоются и переоденутся. Но, как говорится, можно вывезти девушку из Урюпинска, но Урюпинск в девушке-то останется. И они привнесут в наш общий постпобедный мир свои дикие представления, свои ожерелья из пальцев в уме. Окей, они постепенно начнут считать себя римлянами, когда-нибудь станут во главе Священной Римской империи, которая со временем станет очень даже цивильной Германией, гораздо более даже цивильной, чем сейчас Рим. Но это будет через столетия. А сейчас это дикари, они рядом, и считаться с ними нужно начинать немедленно. Или не нужно? Но тогда нас разобьют почти такие же дикари. Почти такие же — с одной оговоркой: эти на Рим вообще срать хотели, они просто сотрут его с лица Земли. Поэтому приходится делить дикарей на наших (хотя бы потенциально) и совсем чужих. И нашим дикарям надо помогать. Надо с ними поддерживать контакт, общаться, дарить им мыло.

В этом, кстати, проблема любого «рамочного» движения — проблема массы. Принимающих рамки с полным осознанием, критично, всегда сопровождают массы, которые вроде бы и за нас, но так, на уровне написанных с ошибками полутора лозунгов. При этом внутри этих попутчиков — ад. И этот ад может вылезти наружу в любой момент. Как известно, стоило Моисею отвернуться, его попутчики немедленно соорудили золотого тельца. Стоило комиссару слегка проебать момент — крестьяне и матросы уже резали инженеров (за слишком господский вид) и разносили винные погреба. Но без матросов, без диких германцев, без сипаев, без туркополов — просто никак. Ну да, мы постараемся привить им революционную сознательность, почтение к Британской империи, дадим им римское гражданство, но глубины в этом не будет. В глубине будет продолжать клубиться мрачная хтонь.

И, в общем, хотелось бы дать всем образование, научить всех понимать, что и как устроено, научить писать и читать, наконец, как-то бороться со вшами. Но это потом, со временем. А враг уже перед нами, и лишняя тысяча пехоты и сотня конницы нужна прямо сейчас, немедленно. И мы вынуждены рисковать, принимая такое сотрудничество.

Все — вынуждены.

————————-

См. также: Урок полемического искусства http://yatsutko.net/868/

И ещё о праздниках

Праздник Пурим, который празднуют в эти дни люди, причисляющие себя то ли к иудаизму, то ли — мимо собственно религии — к озабоченной дремучими традициями части еврейского квазиэтнического интернационала, ещё хуже, чем давеча упомянутый мной День защитника Отечества. Ну нормальное ли дело — хрен знает сколько (тысяч?) лет эмоционально вспоминать каких-то там врагов и отмечать какую-то там резню? Зачем? Стыдное же занятие. Кстати, адепты культа 9 мая, учитывая, что культурное время теперь идёт сильно быстрее, уже лет через 20-30 будут выглядеть ровно так же.

А вообще слово «праздник» напоминает мне о советских нищих возле православных церквей. Они каждый день проходящим невоцерковленным людям говорили, протягивая руку: «С праздником!» Люди тушевались, что не знают, какой нынче там у них праздник, всё же, мол, люди русской культуры, крещение Руси вот недавно отмечали или скоро будет, культурная функция православия, все дела, ах, как нехорошо, а потому быстро подавали какую-то мелочь и бежали дальше. Ну, или спрашивали, какой праздник. И получали в ответ имя какого-нибудь невнятного святого, о котором, опять же, ничего не знали. И дальше по тому же сценарию.

Любой праздник — это инструмент влияния. Чаще всего не слишком честный инструмент, не слишком чистый. И если нищим его использование ещё как-то простительно, — что взять с убогих? — то, когда о великом значении празднуемого праздника говорит некто, стоящий хоть на сколько-нибудь приличной кочке… Ох, ладно, не хочу никого обижать… В конце концов, ведь и на кочках дураков хватает, не все же подлецы, а дураков тоже можно простить, как и нищих.

Впрочем, подлецов тоже надо прощать: подлость есть разновидность глупости, несчастье подлецов может быть глубже, чем беда дурака, а непонимание мира подлецами будто бы умными и вовсе трагично. Тем не менее, когда слышите, как кто-то говорит, что, мол, «в этот день весь наш народ вспоминает, как мы [что-нибудь когда-нибудь]», просто идите дальше по своим делам. Не поддавайтесь. Он, может быть, в самом деле хочет как лучше. Но бля.

Парашурама

Рама-с-Топором. Наш человек.

Illustrations of Hindu Gods from the book Voyage aux Indes orientales et à la Chine by French Explorer Pierre Sonnerat — 1782

Illustrations of Hindu Gods from the book Voyage aux Indes orientales et à la Chine by French Explorer Pierre Sonnerat — 1782

Сироты и прочие дети

Не понимаю, почему так много людей спорят по поводу сирот и запрета их усыновления американцами. Это ведь просто какие-то чужие люди. Ну да, дети. Ну, сироты. Такие у этих людей свойства и характеристики. Сколько их вообще, сирот этих? Как их судьбы повлияют на нашу цивилизацию? Мне почему-то кажется, что вся эта катавасия в рамках статистической погрешности. А поверить, что всех, кто про это написал, искренне волнует, условно говоря, «счастье» каждого из живущих в детдомах детей, я, извините, не могу. По-моему, вам точно так же всё равно, как и мне, но некие внешние внушенные представления о «порядочности», или, в другом случае, о «патриотизме», заставляют врать, что нет, что не всё равно. Дети и дети, сироты и сироты. В конце концов, абсолютное большинство людей в чём-то несчастны. И все рано или поздно умирают. Усыновили этих детей или нет — как это повлияет на вашу среду? На мою, мне кажется, никак.

Меня волнует другая изошедшая из так называемой «государственной думы» дрянь — принятие в третьем чтении закона об образовании. В котором мало того, что есть теперь раздел «Особенности изучения основ духовно-нравственной (бля. — Д.Я.) культуры народов Российской Федерации. Особенности получения теологического и религиозного образования», предполагающий возможность включения в основные общебразовательные стандарты курсов основ «мировой религии (мировых религий)», так этот раздел ещё и содержит такой абзац:

Примерные основные образовательные программы в части учебных предметов, курсов, дисциплин (модулей), направленных на получение обучающимися знаний об основах духовно-нравственной культуры народов Российской Федерации, о нравственных принципах, об исторических и культурных традициях мировой религии (мировых религий), проходят экспертизу в централизованной религиозной организации на предмет соответствия их содержания вероучению, историческим и культурным традициям этой организации […]

Вот где ад. Вот где израиль. Вот что может всерьёз изменить наш и без того не шибко уже материалистический мир. Вот за что с каждого квазидепутата спросить нужно. А сироты эти ваши… ну сироты? Что в них?

Суверенное православие

Немного конспирологии. Мне кажется, я догадался, зачем г-н В. Гундяев почтил мощи «Гавриила Белостокского, от жидов умученного». Вовсе не ради демонстрации антисемитизма. Фишка в другом. Она в том, что католики и англикане, например, своих святых младенцев, от жидов умученных, соответственно, Симона Трентского и Хью Линкольнского, почитать перестали давным давно, сочтя их жития легендами, а канонизацию ошибочной. Дескать, святые сии — порождение антисемитизма, потому почитать их нехорошо, неправильно и прочая, в своё время были взволнованы, вспылили, извиняемся, больше не будем. И, как бы, видимо, подразумевается, что от русской церкви «мировое сообщество» ждёт если не того же, то, как минимум, тихого замыливания этого святого, списания его в низовые маргинальные культы. То есть, если народец мелкий и будет ему молиться, то уж иерархи и вспоминать не должны. И, как бы, возможно, так бы оно и было, если бы по поводу почитания Гавриила не высказались несколько раз публично уже в 2000-х годах в Конгрессе США. И не просто высказались, а осудили это самое почитание, назвав его — это интересно — «нарушением религиозной свободы», о как. А нам ведь тут Конгресс США кто? Правильно, Конгресс США нам тут не указ. Не удивлюсь, если вся история с визитом предстоятеля РПЦ и текстом для «Вестей» об умученном от иудея мальчике была сочинена и инициирована в кабинетах, например, администрации президента РФ и сделано это было с одной единственной целью — показать, что здесь вам не тут, у нас центр принятия решений внутри изнутри назначенной головы, а потому на все ваши намёки нам срать и мировые тренды мы на одном месте вертели, пока хотим следуем, но вот этот ряженый и формально негосударственный, хотя мы же с вами понимаем, человек от нашего имени вам сейчас всё расскажет и покажет. То есть, поясню, режим оставляет за собой право не соответствовать. Где-то так.

Тимур дело говорит

http://smart-lawyer.livejournal.com/3053700.html:

Этой зимой несколько молодых девушек устроили безобидный молебен в общественном месте.
За что получили сотни проклятий и угроз от представителей одной проповедующей милосердие религии, обвинение в совершении преступления, взятие под стражу на несколько месяцев и угрозу реального тюремного срока (причём, сам факт молебена и причастность данных конкретных девушек к нему до сих пор ещё даже не доказаны).

Уже совсем недавно какой-то ведущий какого-то авто-шоу на радио посмел что-то сказать про пророка Мухамеда, кажется, с менеджером его сравнил, пускай меня поправят, за что также получил немало угроз от представителей другой миролюбивой религии, заявление в Прокуратуру и теперь вот уже удары ножом в подъезде собственного дома.

Но самое ужасное в этих двух историях, это то, что государство, вместо того, чтобы изолировать от нормальных людей эти религиозных фанатиков, встаёт на их защиту, всегда признаёт обиженной социальной группой, сдувает пылинки с их суеверий, и само же в них участвует, и карает каждого, кто смеет отнестись к этим суевериям с каким-либо неуважением (критерии этого неуважения естественно определяют сами обиженные).

В стране извращённого средневековья не эти фанатики представляют угрозу, а видимо кто-то другой.

Всё так. А также повторю снова и снова: оскорбляться — антиобщественно. Во всяком случае, считать, что в том, что ты оскорблён, виноват не ты сам, а кто-то другой, — антиобщественно абсолютно. Заметьте, кстати, что чаще других публично заявляют о том, что оскорблены, представители самых диких слоёв населения.

Пояс Богородицы

Носил ли кто из святых портянки? А прокладки? Почитаются ли какие-нибудь сохранившиеся как святыни?

Или у святых тоже были более святые и менее святые части тела и предметы одежды и гигиены? Зубов и пальцев среди святых мощей, как известно, хватит на небольшую армию четырёхруких акул-пианистов, а вот хранится ли где-нибудь, например, мошонка святого такого-то? Шерстяной носок святого такого-то?

А если серьёзно, очень жалко людей, готовых удавиться и удавить ради того, чтобы постоять секунду возле коробочки с тряпочкой. Понятно, что для них это тряпочка особенная, наделённая силой, но потому их только жальче.

Эпоха похлеще Средневековья всё ближе. Скорей бы уже, господи. Маемся, маемся. Давайте уже, что ли, модернизироваться. Вглубь, к Подземной Тётке, в Небесный Саратов. Корыто репы мне.