Tagреклама

Контекстная реклама славян

Листаю на ютубе разные известные песенки на идише — «Папиросен», «Тум балалайка» и т.п., а ютуба в правом сайдбаре всё показывает мне с пометкой «Рекомендованные вам» превьюху с фейсом Кинчева и надписью «Небо славян». Нет ли в этом… блин, даже и не знаю, чего.

Без Шока

Человек изрядно примитивен. Глядя на динамику кликов по двенадцати рекламным объявлениям, вижу, что охотнее всего жмут на два, начинающиеся, соответственно, со слов «офигительно» и «забавные». Отсюда, собственно, ноги растут у всех этих заполонивших рунет «шок!!!», «опозорилась», у «ВАЖНО» и «НЕЛЬЗЯ» в верхнем регистре, у «вся страна шепчется», «мир может быть уничтожен» и «ОЧЕНЬ СМЕШНО».

Кстати, про шок. О том, что царь Ашока был реально крутой чел, чакравартин огромной империи и, фактически, в одном лице апостол Павел и император Константин буддизма, знают все, но знали ли вы, что его имя переводится буквально «без шока», «без боли»? Я не знал. А ведь это было на виду. Офигеваю от собственной ненаблюдательности. Нормальное, к слову, такое имя для завоевателя и братоубийцы. Ну, то есть, будто бы его так назвали, потому что его мать, рожая его, не испытывала боли, но всё равно. Царь Без Боли убил всех своих братьев. Царь Без Боли казнил зачинщиков восстания.

Реклама должна работать

Люди делятся на две категории. Одни сидят на трубах... Фото Родни Смита

Празднование Нового года — пора дарить подарки. И в наше время мало кто делает подарки своими руками, чаще покупают. Да и тем, кто в самом деле что-то мастерит, надо покупать дерево, клей, краски, бумагу, пластик и прочие материалы и инструменты: не из воздуха же творить чудо в подарок близкому человеку. В общем, как ни крути, время подарков — это время покупок. А значит и время продаж. Кому приходилось работать в местах, где что-то продают в розницу и мелким оптом, знает, как народ под Новый год сметает всё с полок начисто по три раза на дню. Только успевай подвозить и выкладывать. Даже самый лежалый и никому не нужный товар начинает интересовать покупателя. Так что, понятно, что на продажах торгующие организации под Новый год поднимаются очень неплохо. Но это не единственный источник праздничных стаффов. И не самый интересный.

Презабавно зарабатывают в это время провинциальные конторы, торгующие в регионах продукцией мощных транснациональных брэндов. Сейчас расскажу, как. Но сперва оговорюсь, что так делают, конечно, не все, а и те, кто делает, вам не признается. Потому что это мошенничество. Но схема интересная. Итак.

Очевидно, что Новый год — удобное, удачное и понятное время для разного рода рекламных акций. А если контора продаёт продукцию брэнда, в рекламе заинтересованы и контора, и брэнд. Но заинтересованы по-разному. Только брэнд этого, как правило, не знает. У него масштабы иные, представителям брэнда кажется, что реклама нужна для того, чтобы продать товар. Хитрая же провинциальная контора понимает, что брэндовый товар под Новый год и без рекламы уйдёт. Но всё равно обращается к брэнду с предложением замутить мощную совместную новогоднюю акцию по популяризации марок и линеек, названия которых и без того весь мир ночью наизусь спросонья хором перечислит. Как правило, предложение идёт из расчёта 50 на 50, то есть, половина бюджета акции на брэнде, другая — на местном представителе.

Вопрос: зачем это местной конторе? А вот зачем: на самом деле, она на эту рекламную акцию ни копеечки своей не тратит. Более того, смета акции составляется из расчёта «московские цены минус десять процентов», а реальные ролики заказываются «дяде Пете», который ваяет их с подручными пацанами за ночь на домашнем компе с пиратским «эдоб премьером» по цене в тридцать раз ниже московской. Блоки в местных газетах заказываются по «гибкому тарифу для постоянных клиентов». А баннеры для гигантских придорожных бигбордов либо ваяются из оракала собственным художником на зарплате без малейших дополнительных расходов, либо вообще врисовываются в фотографию, представляемую брэнду для отчёта, этим же художником в пиратском фотошопе. И ку-ку. В итоге реальный расход на рекламную акцию укладывается в пятую часть той суммы, которую выделяет брэнд. Оставшиеся четыре пятых — чистая прибыль местной конторы. На неправдоподобные тени на отчетном фото с бигбордом представитель брэнда смотрит сквозь пальцы. Почему? А потому что продажи товара его марок зашкаливают. Понятное дело, результат акции, а как же…

Большая часть уведённой таким образом у брэнда суммы как правило идёт в карманы владельцев и руководства местной конторы. От больших щедрот могут иногда выделить премиальные бухгалтеру, который смету считал, тому художнику, который виртуальные баннеры в фотку вклеивал, ну и менеджеру по рекламе, который убедил газету скостить цену за рекламный блок до сущих копеек. Ну, кое-что, конечно, честно заработают дядя Петя с пацанами — за адский ролик левой ногой в премьере, несколько студентов или плохих актёров, которых за гроши наймут стоять возле автобусной остановки и зазывать прохожих, ну, газете что-то перепадёт и местному телеканалу, который адский ролик будет крутить (десять показов вместо заявленных брэнду двух сотен). То есть, лидеры конторы, практикующей такую схему, ещё и чувствуют себя благодетелями малых сих. И попробуйте их усовестить — услышите в ответ, что а) «в Москве денег много, не облезут», и б) «реклама должна работать». И ведь в целом утверждение верное. Правда, чудится дьявол в деталях, но, чёрт побери, кто мы такие, чтобы с нами обсуждали детали?