Tagобщество

Как я был комсомольским активистом

Я довольно часто упоминал в разных местах, что в ранней юности был комсомольским активистом, но всё никак не доходили руки рассказать, как именно это было. И вот, наконец, дошли. Слушайте, дети.

В седьмом классе нам выдали значки «старших пионеров» и сказали, что можно уже вступать в комсомол. Мне, понятное дело, как-то двигаться в этом направлении даже в голову не пришло. Я был из нормальной беспартийной семьи, с детства был научен тому, что члены КПСС — это, за редким исключением, либо тупое быдло, либо краснорожие эксплуататоры, не имеющие, к слову, никакого отношения к собственно коммунистической идее, а комсомол — это просто такой возрастной этап, вроде октябрят и пионерии. Придет время — всех примут, а сами туда рыпаются только карьеристы, карьеризм же — это нехорошо, это, практически, преступление.

Класс, в котором я учился, тоже был, в общем, нормальный. То есть, класса с четвертого-пятого носить пионерские галстуки считалось западло. Их носили комом во внутренних карманах, вытаскивая и придерживая пальцем возле воротника, когда рядом проходил директор школы, а то и не носили вообще. Так что, к концу восьмого класса из сорока двух моих одноклассников в комсомол вступили только две девочки-зубрилки, из тех, чьи родители входили в так называемый «родительский комитет» (последнее тоже считалось западло: все были уверены, что родительский комитет существует исключительно для преподнесения дорогих незаслуженных подарков-взяток самым тупым учителям). В общем, в восьмом классе мы уже не считались пионерами, а комсомольцами так и не стали. Ещё шутили: «Наконец-то мы выросли и стали беспартийными».

Но после восьмого класса я пошёл в единственный тогда в городе математический класс. Через пару недель после начала занятий меня и ещё троих парней пригласила к себе классная руководительница. «Товарищи, — сказала она, — А почему вы не в комсомоле? Вы что-то имеете против этой замечательной и славной молодёжной организации? А может — и против советской власти? Или вы просто не хотите участвовать в общественной жизни, малодушно сбросив этот груз на плечи своих товарищей?» Мы удивленно выслушали её и спрашиваем: «А что — остальные у нас все комсомольцы, что ли?» Она говорит: «Разумеется! Вы ведь в лучшем классе города! Сюда отобрали лучших. Конечно, они все члены ВЛКСМ. И только вы непонятным образом оказались в стороне от авангарда блаблабла». Мы её выслушали, ответили что-то вроде «Мы подумаем, присмотримся к этому вашему комсомолу», получили в ответ возмущенное «Присмотрятся они! Какова наглость!» и покинули кабинет. Надо сказать, что я был удивлен, оказавшись одним из четверых беспартийных в классе, состоявшем из тридцати человек. Надо понимать: в октябрята принимали всех скопом, в пионеры тоже, но ведь идти в комсомол в самом деле было совершенно необязательно. Я не мог понять, что заставило не самых глупых представителей моего поколения всё-таки туда пойти. Это была загадка.

Continue reading

Профессиональные русские толерасты

Вам ведь знакомо слово «толераст», верно? Так товарищи русские националисты (хотя, какие они русские националисты? так, говно собачье) любят обозвать любого, кто им не по нраву. Подразумевают (делают что-то под разумом, до разума дотянуть, бедные, не могут) они при этом, что обзываемый толерантен к кому-то, кто им не нравится. К жидам, там, к евреям и прочим антисемитам. При этом стоит заметить, что сами они пропагандируют не просто толерантность, а прямо-таки любовь к целому русскому народу. В том числе, вероятно, к ним самим, к алкашам, которые воняют, к ментам, к президенту, к тётке, которая сегодня бесцеремонно пыталась подвинуть меня своей говнолапкой в вагоне метро, и прочим жидам и пидарасам. Так, простите, кто они сами после этого? Нет уж, братцы. Я нетолерантен ко всем. Ко всем, независимо от национальности, вероисповедания и прочей мерзости. Я люблю и ценю очень немногих людей, им я готов прощать всё. Более того — их даже незачем прощать, потому что в моих глазах они безгрешны. Они могут убить миллионы детей и женщин, изнасиловать статую чижика-пыжика и им это зачтется только в плюс. Потому что для меня они ценнее всех этих безвинно пострадавших. Все остальные идут лесом. При необходимости — в невинно пострадавшие. А ваш, извините, русский национализм — это разновидность той самой толерастии, которую вы так не любите.

Снова об, зайчики, литературу

Только вчера думал, что не помню, когда день рождения Пушкина, никогда не знал дня рождения, например, Бунина или Тредиаковского, понятия не имею, как по-настоящему звали Марка Твена, не помню наизусть ни одного стихотворения Тютчева или Элиота, никогда не читал Довлатова, Бабеля и Лотреамона, весьма и весьма поверхностно знаком с великими греками и римлянами, путаю евангелия, не держал в руках ни одной книжки ни одного из тех литераторов, с кем, бывало, бухивал в «ОГИ» и «Билингве», а всё равно в литературе разбираюсь лучше большинства из вас. Хотя бы потому, что вы на Бродского дрочите, а я, впервые около года назад ознакомившись с его, с позволения сказать, стихами, сразу понял, что это унылое говно. Хуже даже, чем Емелин. А про Рождество Пушкина ленты сегодня напомнили, да. Типа, очередной регулярный повод произнести вагон ритуальных банальностей. Пушкин — наше хуё-маё и всё такое. Так и хочется спросить: какое он ваше хуё-маё, твари дрожащие?! Вы даже слово «блогер» пишете с двумя «г», а туда же, Пушкин им, блять, сукин, сцуко, сын…

Хороший ли яд — плохой алкоголь?

Каждый день, когда я иду на работу или с работы, в какое бы время это ни происходило, мне приходится проходить мимо местного «клуба» алкашей. Они сидят на ограждении газона, ходят вокруг, часто перегораживают собой всю улицу. Алкашей много, они отвратительно выглядят и омерзительно воняют. Они прямо там жрут всякое говно, ссут в кусты и громко и очень заметно общаются друг с другом. От одного взгляда на них выворачивает наизнанку.

Так вот, мне интересно, если выносить им из ближайшего гастронома каждый день по ящику самой дешевой водки или/и самого блевотного крепленого «вина», сколько понадобится времени, чтобы весь их «клуб» нах скопытился и перестал засорять собой улицу? Они ведь, насколько я понимаю, сильно ограничены в средствах и только это удерживает их от того, чтобы пить еще больше, так?

И еще интересно, может ли такая санитарная операция оказаться каким-то образом противозаконной? То есть, я понимаю, что вся эта отрава официально продаётся в легальном магазине, что насильно никто в этих уродов ничего вливать не будет, но, тем не менее, есть ли тут, за что зацепиться так называемому закону?

Европейская тема

Набрел на преинтересную телегу на «Иносми». Телега о сербах, албанцах и особенностях восприятия истории американцами.

Для затравки великолепный отрывок:

Подозреваю, что другая, более глубокая проблема Конди с сербской любовью к 1389-ому году заключается в том, что сербы даже не победили в тот день. Вот уж что абсолютно не по-американски! Они носятся с воспоминаниями о той, старой битве, которая была их поражением? Господи, да начните вы жить, наконец!

Ну что ж, не все хотят жить, Конди. Вместо этого немало говорится о славной смерти. Ты когда-нибудь читала Библию, например? Не то, чтобы тебе обязательно нужно было это делать. Многие из историй о великих европейских воинах прошлого как раз о поражениях. Англосаксы пели о том, как их растоптали викинги при Малдоне, а франкам всегда мало ‘Песни о Роланде’, а это целая эпическая поэма о том, как Роланд, Кастер времен Шарля I, потерял в бою всю свою команду. Стоило, наверное, сделать постер этой битвы, на котором Роланд словно Конан-Варвар бьется до конца, окруженный мертвыми сарацинами, а на нем футболка с надписью: «Это европейская тема, вы не поймете».

Статья целиком вот тут:

http://www.inosmi.ru/translation/240573.html

Имущественный избирательный ценз

Последнее время в блогах модно рассуждать об имущественном избирательном цензе. Одни говорят, что голосовать следует разрешить только тем, у кого есть недвижимость или автомобиль, другие — тем, у кого зарплата не меньше штукибаксов, и т.д. Всё это, конечно, пустой трёп. Потому что никто не позволит. То же, извините, «мировое сообщество» не позволит. Санкции начнут применять и т.п. Это только при советской власти казалось, что для всех этих товарищей главное — капитализм. Обеспечьте права тем, кто побогаче, загоните бедных в подвалы и трущобы — и всё, капитализм готов, «Запад» доволен. Собственно, кто предлагает ввести у нас имущественный ценз? Люди, выросшие тогда, при социализме, и привыкшие, благодаря коммунистической пропаганде, считать, что Запад — это прежде всего капитализм, а при капитализме бедных положено угнетать. Собственно, так оно и есть. Но фишка в том, что Запад не рос в наших условиях. Поэтому не может быть с самим собой столь честным. И, в то время как наши коммунистически воспитанные проповедники капитализма готовы честно угнетать народ, Запад заинтересован в сохранении хорошей мины насчёт равных возможностей. Более того, с некоторых пор он готов на многое ради того, чтобы навязать эту мину и всем остальным. В общем, наши проповедники капитализма оказались не готовы к тому, что нельзя сделать всё так, как в коммунистической пропаганде. Когда менты Кровавого Режима (тм) бьют демонстрантов, проповедникам буржуазного образа жизни это кажется правильным. Потому что как в советских фильмах про 1905 год. Но фишка в том, что год на дворе уже другой. И мир в целом уже другой. И если избить демонстрацию ещё можно, то формально отменить всеобщее равенство уже опасно. Хотя бы потому, что сумасшедшие американские неоконы считают отсутствие в стране демократии достаточным основанием для нападения на эту страну. Я уж не говорю о том, что любое подобное жесткое ограничение создаст базу для инициализации выступлений внутри страны. Потому что любой Вася, которому тот голос, в общем, нахрен не нужен, уверен, что право на этот голос он должен иметь.

Обсуждаются и более мягкие варианты. Например, сделать бюллетень для голосования платным. Дескать, человек три раза подумает, как ему распорядиться тем, за что он отдал тысячу (пятьсот, сто) рублей. Введение такой процедуры выглядит более реалистичным, но не менее бесполезным. Потому что те, для кого тысяча/сотня ничего не значит, ничего не почувствуют, а тех, для кого это реальные деньги, подобное нововведение сделает еще более удобным объектом подкупа. Партии будут просто оплачивать голосование в свою пользу. То есть, в итоге, всё, как и сегодня, будет сводиться к соревнованию бюджетов. Но, как и сегодня, делать это честно и открыто будет нельзя.

К слову, это нормально. Человеческая цивилизация вообще так устроена, что большинство реальных процессов замаскировано в ней стеснительными ритуалами: хочешь ебаться — даришь цветы и говоришь о красоте природы, формируешь финансовую олигархию — выдаёшь это за волю народа. В этом смысле наши проповедники имущественного ценза, по меньшей мере, честнее. Марксистское воспитание, хули.

А вот вам напоследок один старый рассказ о всеобщем избирательном праве: здесь.

Медаль Столыпина

Газета «Гудок» сообщает:

Правительство учредило медаль Петра Столыпина. Она будет вручаться за заслуги в решении стратегических задач социально-экономического развития страны, в том числе в области промышленности, сельского хозяйства, строительства, транспорта и науки. Медалью будут награждаться в основном государственные служащие.

Так и хочется добавить: не оправдавшие начальственного и народного доверия чиновники будут награждаться галстуком имени того же самого персонажа.