Tagнациональности

На гальванизацию неких трупов

Как же прискорбно, что столь многих занимает конфликт между крупными держателями ресурсов, на первый план пиар-кампании которого выведено отвратительное противостояние двух так называемых национальностей. При этом одна из них свой национальный период уже пережила, пережила даже и более совершенный наднациональный. И в обе сейчас с разных сторон делают инъекции, стимулирующие «этническое самосознание», что в наш прекрасный постмодерный глобалистский век, как минимум, противоестественно. Но ресурсодержатели, а также их как платные, так добровольно глупые говорительные помощники стараются изо всех сил, пытаясь воскресить риторику, мифику и иконику эпохи национальной романтики, от которой уже и сладостная гниль давно простыла. То есть, даже гниль эту приходится либо домысливать, либо выращивать, экспериментируя на новых клеточных культурах, причём, по-нашему, по-постмодернистски, валя в одну чашку Петри красное и белое, «великого русского героя Урицкого» и «еврофашистскую гомобандеру». Стыдно, друзья. Стыдно в наше время заниматься национальной романтикой и национальным строительством. Дичаете. Следующим шагом будет ритуальное православие, потом вера в помазанничество правителя. Отличие же от эпох, когда весь этот навоз ещё относительно органично удобрял почву, в том, что над всеми вашими полосатыми, двуцветными и трицветными тряпочками теперь возвышаются не государь, Господь и третье и отделение, а циничные, мобильные и вполне себе глобальные распорядители ресурсов, владеющие современными медиа и высокотехнологичными способами руления эмоциями масс. Опомнитесь! Надо выращивать ГМО и разводить мясных насекомых, строить безопасные термоядерные реакторы и осваивать Луну, а не национальным строительством заниматься, дроча на ленточки и флажки и погружаясь в грязь, суеверие и ничтожество. Чему вы радуетесь, когда пишете восторженно что-то типа «русские почувствовали себя русскими», «украинцы почувствовали себя нацией»? Это ведь означает только, что очень многие люди почувствовали себя плохо.

О соотечественниках

Сейчас так часто в прессе и социалках звучит слово «соотечественники» («Защитить соотечественников» и т.п.), что захотелось спросить: а кто для вас соотечественник? Где граница этого понятия? Подросток, родившийся в русской семье в Риге после 2000 года, и говорящий на русском как на родном, — соотечественник? А человек, родившийся в семье московских русских евреев, эмигрировавших в 1980-х в США? Если он родился ещё в Москве, но по-русски давно почти не говорит? А русский из Киева, родившийся в СССР и с некоторых пор считающий себя русскоязычным украинцем? А тувинец из Кызыла? А тувинец из Питера? А тувинец из Китая? А американец Вик Уайльд, принявший российское гражданство? А крымские татары — соотечественники? А, скажем, человек, который в 90-е уехал из Минска в Израиль, в 2000-е перебрался в Москву, а теперь подумывает срулить в США? Черкесы — соотечественники? А те, что в Иране? Или российские — соотечественники, а те, что в Иране, — соотечественники российских черкесов, но не российских русских? А потомки русских старообрядцев в Боливии соотечественники российским русским? А потомки русских немцев в Парагвае? А жители Приднестровья? А те из них, что переехали в Москву? А те, что в Кишинёв? Отечество — это вообще что? Где это?

Если бы я был националистом и занимался политикой

Очевидно, что деление российских регионов на «простые» области и края с одной стороны и национально-маркированные образования с другой есть явление не просто порочное, но уёбищное, дебильное и опасное. Разговоры о том, чтобы похерить национальную маркировку в «республиках» ведутся давно, но всё как-то на границах и даже за границами реального политического процесса. Оно и понятно, почему: «серьёзные» государственные говорящие головы опасаются заговаривать о том, чтобы лишить так называемые национальные меньшинства их прямо в названиях территорий прописанного приоритета в будто бы их землях.

Но ведь можно пойти и другим путём. Нет, не образованием «Республики Залесская Русь» или «Русской Республики» из всех «простых» территорий. Почему госота да чинота боится этого пути и никогда не заговорит о нём всерьёз, понятно: им представляется (и совершенно обоснованно и логично), что создание русской республики из всех (или части) «простых» областей лишь усилит межнациональные трения и стимулирует отпадение номинально «национальных» окраин. Никто в здравом уме на это не пойдёт, и не только из-за имперского комплекса, но и по многим другим, гораздо более прозаичным причинам.

Однако проблема есть, и решать её как-то надо. И вот что бы сделал я, если бы был националистом (возможно, скрытым), занимался политикой и был бы при этом настолько небрезглив, беспринципен и нечистоплотен, что добрался бы до депутатского кресла с выдранным из плоти конкурентов депутатским мандатом в зубах — я бы предложил такой законопроект: просто добавить в названия областей и краёв слово «русский». «Имперские города» (Москва, Санк-Петербург) не трогать, а с остальными просто: Вологодская Русская область, Ставропольский Русский край. Ну, может, для тех, в которых кого-то ещё заметное количество, не пожалеть дефиса: Астраханская Татаро-Русская область. Но в последнем случае и для тех «республик», где «титульная» национальность не в подавляющем большинстве, тоже дефиса не пожалеть: Русско-Калмыцкая республика, например.

Понятно, что в ответ начнутся говны и завывания про то, что, мол, как же, Московская область, она ж не только русская, Приморский край — не только русский. И вот тут будет очень удачный повод заговорить о том, что, мол, а что ж — скажем, хм, ну, Магасская область — она что же — только и исключительно ингушская? А почему? А в чём разница? А давайте тогда тоже так и называть: Магасская область. Владикавказская область. Грозненская область. Биробиджанская область. В общем, прийти в итоге к разговору об уничтожении этнической маркировки, но немного иным путём.

Впрочем, если бы я был националистом, переход обсуждения от уточнения этнической маркировки к её уничтожению, мне бы не понравился. Но если бы я был умным националистом, я бы согласился с тем, что это всё равно лучше, чем так, как сейчас. Потому что вот это сортовое деление — стыд и позор.

Антинародные гуцулы и подозрительные вышиванки

Гуцулы

“Русские и украинцы — один народ, разделённый алчными политиками и дурными обстоятельствами”. Так ведь нам всё время говорят, да? В очередной раз прочитав что-то такое в лентах, вспомнил вдруг одно детское впечатление, которым сейчас с вами поделюсь.

Когда я был маленький, разные “Весёлые картинки” и другие детские журналы и книжки, особенно, так сказать, научно-популярные гуманитарной направленности, очень любили публиковать рисунки представителей многочисленных национальностей Советского Союза в народных костюмах. Зачем они это делали, если стояла задача формирования “новой исторической общности — советского народа” и преодоления национальных пережитков, я не понимаю. И тогда не понимал. Думаю, среди коммунистов СССР просто всегда было множество тайных сторонников прекращения этого великого социального эксперимента. А может и просто дураков, чьё желание похвалиться числом (“Ага! У нас больше ста народов и народностей!”) не душилось на корню разумными соображениями о вреде любого лишнего напоминания о национальном. Как бы там ни было, народные костюмы, усреднённые, условные, доведённые до состояния знака “Народ номер N”, публиковались тут и там.

И среди прочих народов дружной советской семьи (временной, как выяснилось позже) то и дело рисовали чувака то в пиджаке, то в гусарском ментике, то в отороченной мехом расшитой жилетке, в шляпе чуть ли не с пером, с украшенной золотом то ли тростью, то ли трубкой, то ли топориком, с кучей каких-то узорных финтифлюшек и т.п. Под чуваком обычно было написано: «Гуцул».

Гуцулы — это такие подкарпатские украинцы. Т.е., такие украинцы, которые дальше всего от русских. И вот смотрелся этот самый гуцул в общем ряду советских народов всегда как-то дико чуждо. Для других ведь иллюстраторы почти всегда выбирали самый-самый беднейший вариант национального костюма. Если это были узбеки, то не в расшитых золотом халатах, а в простеньких полосатых, лишь бы у тёлки сто косичек было. Если русский, то и вовсе — простая рубаха, подпоясанная чуть ли не пеньковой верёвкой, штаны да лапти. А тут, блин, шляпа! Какой же это народ, если он в шляпе?! И вышивки все эти безудержные, и тесёмочки узорные. Не наш, в общем, человек. Ещё иногда так рисовали молдаван. Но гуцулы даже на их фоне выглядели какими-то слишком уж яркими.

И вот мне думалось: ведь народные костюмы придуманы не сейчас. Они ведь придуманы ДО революции. А раз эти самые гуцулы до революции вот так могли себя украшать, значит, им до революции было хорошо? То есть, это была не их революция? Она им была не нужна? Точно не наши люди, чуждый элемент.

Особенно укреплялся я в этой мысли, когда видел в кино деревенский праздник в какой-нибудь Венгрии, Австрии или даже Германии: гуцулы из «Весёлых картинок» гораздо более походили на сытых зажиточных ухоженных крестьян Европы, нежели на знакомых нам по кинематографу крестьян нашей деревни, где даже кулак выделялся разве что рубахой в горошек да тоненькой цепочкой на потёртом замызганном жилете.

Гуцулы были для меня явлением классово и культурно чуждым, привнесённым и выпячиваемым исключительно ради числа.

Нет, понятно, что и представители вполне себе формально низовых сословий других народов тоже бывали зажиточными и могли выглядеть — что те бояре. Но ни «Весёлые картинки», ни книжки о том, как радостно живётся семье народов в СССР, об этом не писали. И фотографий соответствующих не публиковали.

Вот таких фото я в детстве не видел, во всяком случае, не помню.

Крестьяне Боровского уезда Тульской губ. Фото А.О. Карелина 1870 г.

А если бы увидел, решил бы, что это боярские жёны, какой-то чиновник и мальчик из трактира. Откуда боярские жёны в век фотографии, я в раннем детстве, возможно, не задумался бы, а позже решил бы, что это провинциальные дворянки оделись retro. Мысль о том, что это крестьяне Боровского уезда Тульской губернии, мне и в голову не пришла бы. Потому что наши крестьяне — вот такие:

Крестьянская семья из д. Ярки Енисейского уезда в праздничный день

И на фоне вот этих наших крестьян вот такая гуцулка:

Подкарпатская Русь. Ива: замужняя крестьянка в праздничном наряде

Ну вы же понимаете, что человек, с раннего утра до поздней ночи пашущий за гроши, которых едва хватает на чёрный хлеб, на злого барина, просто физически не может иметь времени, чтобы вот так вот расшить одежду и уложить причёску. А откуда деньги на такое количество бус? И что вообще за вид? Что-то среднее между европейской дворянкой до XVII века включительно и цыганкой.

Ладно. Хватит пока про гуцулов. Ещё такое иногда мелькавшее на картинках явление как «украинские казаки». Нет, понятно, что русские казаки тоже случались зажиточные и т.п. Но даже на их фоне украинские выглядели слишком уж богатыми и франтовитыми. Того, что украинские казаки и русские казаки — это несколько разные явления, да и главенствующие в культуре образы их формировались в разное время, я тогда не понимал. Однако вот это — точно был не наш человек:

К.Е. Маковский. Запорожский казак. 1884

И, наконец, собственно украинцы. Даже в самом аскетичном виде, представлявшемся детскими книжками и журналами, украинский мужской костюм содержал вышиванку, а женский — расшитый передник и рубаху с расшитыми рукавами. Мне это виделось переходным явлением между гуцульской очевидно чуждой избыточностью и нашей русской бедностью. Т.е., украинский крестьянин не казался, в отличие от гуцула, классово чуждым бездельником в шляпе, но время на то, чтобы расшить мужу рубаху, а себе целый передник, у его жены явно было — не таскалась она ещё с ночи с коромыслом, не несла потом, едва рассветёт мужу, который уже пашет, завтрак, не бежала затем доить единственную худую полумёртвую корову, а после на барский огород — чужую землю голыми руками полоть.

Нет, потом, став постарше, я тоже на довольно долгое время попал под идеологическое клише — «русские и украинцы — один народ». Но временно. Сейчас я считаю, что и сами по себе украинцы далеко не один народ, и русские — не один народ, и вообще все эти ваши любые «народы» — условность и говно.

Душить этничность

Коммунисты и левые анархисты часто любят повторять, что нет, мол, в России никаких национальных проблем, а есть проблемы классовые и экономические. «Зарплату режут не мигранты, а твой босс». «У преступности не этнические лицо, а лицо нищеты». Ну и так далее. Надо заметить, что, как и почти любые лозунги, эти высказывания, мягко говоря, не совсем правда или, как минимум, не вся правда.

Давайте, разберёмся, что такое этничность в интересующем нас контексте — в ситуации тех самых этнических проблем, которые беспокоят россиян, особенно москвичей и русских жителей Северного Кавказа.

1. Невладение или плохое владение русским языком (дело не в том, что этот язык русский, а в том, что это основной язык коммуникации на территории России).

2. Весьма смутные представления о культуре современного русского города и нежелание и неумение этой культуре соответствовать.

3. Клановость и этническая круговая порука.

4. Гендерные заморочки, в среднем, на уровне, преодолённом русскоязычной/русскокультурной средой во времена незапамятные.

5. Ислам.

Решается ли этот комплекс проблем при помощи социальной революции и смены экономического уклада? Очень может быть. Во всяком случае, как мы помним, в советское время мы так остро с национальными проблемами не сталкивались. Однако тут у меня два вопроса:

I. Ну и где она, эта самая социальная революция? На какую дату она запланирована?

и

II. Комплекс этнических проблем после революции немедленно решится сам собою?

Очевидно, что и революции в ближайшее время не будет, и на второй вопрос ответ «нет». То есть, революция, наверное, и может как-то справиться с национальными проблемами, но если она на них тупо забьёт, она обречена. СССР, как мы помним, вслед за Российской империей русифицировал национальные окраины (может быть, недостаточно интенсивно, но многие горожане в нац. республиках «родных» языков могли и вовсе не знать, жить им это не мешало), а также новаторски дичайше душил религию (хотя, опять же, как мы сегодня видим, недостаточно дичайше), не поощрял — в меру тогдашнего понимания — гендерные предрассудки и вообще всячески вытеснял этничность в область фольклорных ансамблей, национальный состав, которых, кстати, мог быть совершенно любым, независимо от типа исполняемых песен-плясок. Ок, предположим, что на новых экономических основаниях всю эту сраную дикарскую этничность душить сподручнее, но ведь надо? Надо. Необходимо. Так почему этим надо заниматься непременно и исключительно после революции? Почему, если это всё равно необходимо, не начать сейчас? И уж подавно — зачем вообще отрицать наличие этнических проблем? Они есть. И они не просто есть — их всё больше. Например, некоторые убогие «русские националисты» агитируют за формирование квазирусской квазиэтничности по образцу дикарских этносов, предлагают пожертвовать индивидуализмом, постмодерной культурой, относительным равенством гендеров, нормальным атомарным городским существованием в пользу этнической круговой поруки («русский, помоги русскому»), православия и прочего подобного ада и израиля.

Жалеете эксплуатируемых таджиков, хотите их поддерживать? Отлично. Но не надо поддерживать их как таджиков. Поддерживайте их как пролетариев, как долбаные кирпичики будущего здания светлой хуйни. Пусть отказываются от ислама, пусть ведут себя как нормальные современные горожане, пусть хотя бы стараются. Типа, как в своё время говорили: пролетарий, не верь попам, не пей водки, не бей женщину, отдыхай культурно. Вот тогда тебе и поддержка. После революции ведь им всё равно придётся. Революция ведь с теми, кто, так сказать, не соответствует, не цацкается. Так почему до предполагаемой революции надо цацкаться? Почему нельзя до революции признавать этнической проблемой северокавказский кортеж со стрельбой посреди Москвы, если после революции за подобное поведение можно всем кортежем оказаться у стенки? Разве вся эта сраная этничность вообще не является одной из проблем, с которой после революции придётся бороться? Так почему бы не начать до? Глядишь, и без революции как-то полегче станет.

И если в относительно замкнутых этнических сообществах процветает преступность (а это так, хотя бы потому, что по-другому и быть не может, потому что на мясо садятся мухи, на сыре растёт плесень и т.п.), то почему бы, например, их тем же ментам не беспокоить регулярно и жёстко до тех пор, пока те полностью не потеряют всякие признаки как этничности, так и сообществ? Будущему ведь никакие этнические сообщества всё равно нахер не нужны.

Легенды и мифы ада, или Объясняю для дураков. Народ без земли

На популярных ресурсах, разрешающих посетителям комментировать публикуемые там материалы, постоянно тусуются сотни и тысячи более или менее сумасшедших людей, озабоченных политическими и социальными проблемами в их максимально мифологизированном виде. Я раньше заходил почитать эти обсуждения довольно редко и, примерно, как в зоопарк — поглазеть и повосхищаться, типа: «Офигеть, какие зверушки забавные!» Но недавно мне пришло в голову кое-какие дебильные мифы из регулярно транслируемых там из одного тупомозга в другой немного разъяснить. Понятно, что извилин абсолютного большинства комментаторов ада эти разъяснения не достигнут, но, кто знает, может, зацепит по касательной кого-нибудь из праздношатающейся молодёжи, которая ещё не совсем потеряна для себя и мира. Постоянных читателей же прошу не удивляться некоторой, мягко говоря, уёбищности рассматриваемых тезисов и мифов.

Итак, один из популярных среди комментаторов ада мифов формулируется, примерно, так:

Россия принадлежит коренным народам. Основная земля России — земля русских. Это главный коренной народ. Другие коренные народы — это те, что «пришли в Россию со своей землёй». «Без своей земли, — говорят комментаторы ада, — пришёл в Россию только один народ. Понятно какой. Выводы тоже понятны».

Ну что, дорогие дети, начинаем наш короткий ликбез.

Для начала разберёмся что такое «земля русских». Какая территория у нас для русских, так сказать, своя, исконная? Тут возникает вопрос: а как считать? Древнерусский язык выделился из восточнославянской общности, примерно, в XIV веке. Тогда же владимирские князья стали именовать себя «Великими» и «Всея Руси». Великое княжество Московское, даже если считать его с весьма относительно подчинёнными ему русскими княжествами поменьше (Рязань, Ростов, который сейчас в Ярославской области, и т.п.), тогда на западе обрывалось где-то по линии Устюг—Нижний Новгород—Елец и граничило с Золотой ордой и землями мордвы и прочих финно-угров. С запада и севера от государства московских князей была Новгородская республика с вассальным ей Псковом, а с запада и юга — Великое княжество Литовское. Новгород, конечно, можно считать тоже русской землёй, но, как мы знаем, обширные владения свои республика контролировала хуёво, а уж жили в этих владениях вообще преимущественно карелы, вогулы и прочие ханты. Что до ВКЛ, то оно было лишь частично русским и было населено как собственно русскими и близкородственными им предками украинцев, русин, полищуков, так и обитателями, так сказать, переходных континуумов — к балтам, к полякам, к венграм, к валахам, к татарам, а также собственно балтами, поляками, венграми, валахами и татарами. Ну ок. Допустим, берём Москву с вассалами, меньшую часть Новгорода, Псков и пусть даже большую часть ВКЛ. Всё? А, скажем, Самара как же? А никак. Это земля Улуса Джучи, т.е. монголов и кипчаков. Но ведь потом же русские эту землю заселили? Точно! Но ведь пришли они туда, пардон, «без своей земли», нет? Землю с собой они разве принесли?

Ладно, монголы и кипчаки тоже туда пришли, причём тоже «без земли», прости господи. Значит, чья это земля? Мордвы? Булгар? Башкир? Их там и сейчас немало, особенно если считать «казанских татар» потомками как раз, в основном, булгар. И это только маленький кусочек. От Урала до Дальнего Востока в те времена никаких русских даже в проекте не было. Дикие земли, населённые всякими нивхами, тунгусами, тюрками и коряками. И чё? Отдаём всё нивхам? Так их всего тыщи четыре осталось на сегодняшний день, и империалистических амбиций у них вроде как нет.

Хорошо, не будем разбираться, где у какого из этих народов земля совсем родная, а куда он, скажем так, уже внутри империи сместился. Пусть к моменту существования Российской империи они все в ней уже были и у каждого из них были какие-то владения, в эту самую империю затем так или иначе вошедшие. Оставим буквоедство, ок. «Пришли с землёй», принято. Но ведь без земли пришёл всё-таки один-народ-понятно-какой? Всего один, так? Хуем об косяк.

Считаем. Армяне. Без земли. Нет, уже потом-потом Россия отвоевала у Персии и Турции северный кусочек бывшей Великой Армении и создала там то, часть чего теперь является независимой Арменией. Но вообще армяне жили в Москве и Казани, например, задолго до всех этих событий. А многие амшенские армяне, бежавшие от турецкого террора на Северный Кавказ и в Грузию, так и до сих пор эту Армению своей землёй не считают. Их земля где-то там — в Великой Армении, в графстве Эдесском, в Византийской империи. В Турции, как ни странно. Ну и здесь, в России. Теперь. Но тогда-то они пришли вполне себе без земли. С телегами, с лошадьми,с котомками, но без земли. Никакой бывшей армянской земли в состав РФ сейчас не входит.

Дальше. Ассирийцы. Когда-то у них была целая империя, но когда это было? Сейчас никакой ассирийской земли нет. В составе РФ нет никакой даже бывшей ассирийской земли. А ассирийцы в России есть. Тоже, кстати, бежали от турок, как и амшенцы.

Курды и так называемые езиды, которые перестали называть себя курдами после того, как их соплеменники-мусульмане объединились с турками и резали их. Курды и езиды в России есть, курдской и езидской земли, в т.ч. бывшей — нет.

Корё сарам. Русские корейцы. Изобретатели той самой корейской морковки, которой не знают в Корее. Корея есть. Когда-то императрица позволила поселиться в России 19, что ли, семьям. Понятно, что они пришли без земли. Они пришли как раз ЗА землёй. Потому что в Корее им этой самой земли не хватало. Чуваки прибыли, поселились сперва на Дальнем Востоке, но потом исследовали географическую и демографическую ситуацию и решили поселиться на Северном Кавказе. Почему? Потому что там тепло и там уже есть монголоиды: калмыки, ногайцы и туркмены. А значит не будет особой ксенофобии. Позвали с собой ещё несколько то ли сотен, то ли даже тыщ соотеченственников и поехали. Без земли. Потому что на свободные необрабатываемые земли. Приехали и стали арбузы выращивать и морковку строгать. И никаким националистам, заметим, не мешают.

Ногайцы, кстати, истоками из монгольских тюрок или даже собственно монголов (мангытов), подхваченные Ордой, докочевали сперва до Волги и Урала, потом кочевали по всей России, в конце концов осели преимущественно на Северном Кавказе. Как считать — с землёй они пришли или без?

Трухмены (ставропольские туркмены). Родом из Казахстана (с Мангышлака). Пришли на Северный Кавказ в XVII веке. Хорошо, их «исконная» земля долгое время тоже была частью Российской империи, потом СССР. Но сейчас-то нет. Как считаем? Пришли они «с землёй»? Нет?

Немцы же! До чёрта же их в своё время приглашали из Вюртемберга, из других германских княжеств и, заметим, как раз без земли. Потому что земля стояла без дела, её надо было обрабатывать. Для того и приглашали. Всё Поволжье одно время было в немцах, на Кавказе был вагон и маленькая тележка немецких поселений. А уж сколько было немцев в Санкт-Петербурге и Москве! И сейчас немцев у нас немало. Вы некоторых даже знаете.

А цыган забыли? Нет, в Транснистрии есть цыганские поселения от изрядных времён, но большинство цыган, наверное, и сами об этом не знают. И потом, Приднестровье ведь сейчас тоже не часть России. Так что уж тоже — без земли.

Наконец, о том самом народе, который вы почему-то особенно любите, чуть ли не больше, чем Сталина, либералов и секс-меньшинства вместе взятых. Так вот, этот самый народ вошёл в состав России как раз с землёй. Да-да. Большая часть евреев попала в Россию после разделов наследницы ВКЛ — Речи Посполитой. Часть её земель стала российскими, а на этих землях как раз евреи и жили. Вместе с украинцами, русинами и т.п. Такие дела. Вы скажете, что это не их земли? Что они туда тоже пришли? Так ведь и русские на Волгу, скажем, пришли. И в Сибирь — пришли. Какая разница? Сейчас тогдашние земли, на которых жили тогдашние евреи, в основном, не в составе России? Ну так ровно в той же степени это касается и тех же белорусов, и украинцев. Положим, украинцев вы тоже не любите, знаю, но почему ваша логика и ваша ненависть таким же образом не распространяется на белорусов? Или на езидов?

Так что, детишки, не надо сочинять про землю, «единственный народ без земли» и т.п. В конце концов, наши с вами прямые предки кроманьонцы в своё время пришли совершенно без земли из Африки и большей частью съели, а частично ассимилировали пришедших несколько раньше оттуда же (и тоже — «без земли»!) неандертальцев.

Это была первая лекция для дураков. Спасибо.

[…] — для русских

«Россия для русских» — это, примерно, как «Священная Римская империя для немцев». Даже чтобы стать Священной Римской империей германской нации, последней надо было подрастерять Италию и всякое такое прочее. Но и «германская нация» была химерой, римским идеологическим конструктом, скорее политическим, чем этническим. Чтобы стать Германией для немцев империя должна была перестать существовать, отказавшись, среди прочего, от своего многолетнего центра — Австрии, а до того нырнув со смесью радости и бессилия под французского узурпатора. Чтобы понять, что, примерно, должно произойти, чтобы то нечто, что придёт на смену России, стало национальным государством, достаточно сравнить территорию СРИ (от Фландрии, Люксембурга, Бургундии и Прованса на западе до Померании и Силезии на востоке, от Шлезвига на севере до Рима и Сполето на юге) и территорию провозглашённого Бисмарком и Вильгельмом Дойчес Райха (практически, малая родина тех племён, которые римляне когда-то прозвали германцами). Почему так? А потому что не может империя быть национальным государством. На то и империя. Жители Лотарингии, итальянцы, голландцы, чехи и даже австрийцы, которые вполне себе германцы, немецкое национальное государство в гробу видали. Вот то же самое и с Россией. И аргумент о подавляющем, мол, большинстве русских на большей части территории не прокатывает: люксембуржцы тоже вроде как, с точки зрения бранденбургских немцев, немцы. Но сами люксембуржцы так не считают. Даже язык свой не так давно стали называть уже не немецким, а люксембургским. Но и пока называли немецким, под Пруссию не спешили. Ровно то же самое будет с вполне русскими регионами нынешней России, если какая-то их часть объединится в строительстве русского национального государства. Рулители какими-нибудь территориями непременно решат, что это строительство не в их пользу, а поскольку этничность в споре с экономическим интересом где-нибудь непременно просрёт, появятся вдобавок к Украине, Белоруссии и Приднестровью ещё несколько бывших русских государств, постепенно уходящих от русскости всё дальше и дальше. Может, это и хорошо.