Tagнаблюдатель

Русский национализм?

Алексей Степанович Хомяков. Автопортрет

Чтобы судить как об истоках, так и о культурной направленности современного русского национализма, достаточно знать, что изрядная часть сторонников этого течения в умонастроениях общества зовёт себя словом skinhead, пишет на заборах буквы sXe и слушает rap или rock.

___________________________________
Иллюстрация — автопортрет славянофила А. С. Хомякова.

Другие камешки.

хд

Детишки сейчас используют в чатегах псевдоаббревиатуру «хд«. Пример:

xxx: Привет!!!! хд
yyy: ахаха хд привет ты где пропадал?

На самом деле это не аббревиатура, а транслитерированный эмотикон. Изначально эта конструкция выглядела так — XD — и означала жмурящуюся и широко улыбающуюся или смеющуюся физиономию, то есть смех, весёлое удовольствие, хорошее настроение. Чтобы подчеркнуть эти эмоции, обозначить их особо сильное проявление, пишут «хддддд», «хДД», «хэдээээ» и т.п.

Бредить, вздрагивать и орать — участь нации

Глядя на рекламу, висящую в городе на бигбордах, заглядывая в телевизор во время рекламных роликов, заметил закономерность: огромнейший процент (по моим ощущениям — вообще все, но я не статистика, ручаться не могу) рекламных сюжетов строится на обещании (или требовании) неадекватных, изменённых состояний — от вздрагивания, двигательного расколбаса и диких воплей с зажмуренными глазами до откровенных галлюцинаций, сладкого бреда о богатстве, успехе, удачных сексуальных партнёрах и т.п. Причём бред преподносится именно как бред и не более того. И продукт, дарящий бред, будто бы ценен именно этим. Выпил/съел что-либо — и получил приятную галлюцинацию. Интересно здесь то, что в реальности все эти продукты никаких галлюцинаций не вызывают и даже плясать, орать и вздрагивать не заставляют. В потребителе должен выработаться рефлекс типа «вижу продукт — вспоминаю рекламный сюжет — хочу стать счастливым неадекватным безвольным перекошенным идиотом — покупаю — становлюсь». И дело не в том, что под это обещание может продаваться любой жёваный жмых, а в том, что людям внушают: владеть собой, быть сосредоточенным и спокойным не круто — круто трястись, как чёрт знает что, орать, прыгать, обжираться сомнительными субстанциями, погружаясь в бред, бегать как сумасшедшие и быть с любого расстояния похожими на бодрых амёб.

В таком положении вещей, конечно, легко и приятно видеть заговор инопланетян против России-Матушки, извините за выражение, но, мне думается, всё прозаичнее. Абсолютному большинству людей, если их не одёргивать время от времени, если их не воспитывать, не напоминать регулярно о пользе рассудочного поведения, самим приятно именно что ржать, бредить, орать и прыгать. И они достаточно регулярно этим занимаются, многим даже и повода особого не надо. У меня, например, была одна простодушная знакомая, которая, когда в компании, по её мнению говорилось слишком много умных и непонятных слов, просто ловила паузу и громко с улыбкой предлагала: «А давайте поржём!» Ничего особенно плохого в этом нет. Большинство людей только так и может «разряжаться» — сбрасывать то напряжение, что накапливается в них изо дня в день в результате усилий, необходимых, чтобы вести себя по-человечески. Ну да, для многих это тяжелая работа, поэтому по выходным они идут на танцы, на футбол и в прочие места, где более или менее принято не быть и даже не казаться человеком. Но важно понимать, что то же большинство об этом не забывает и без напоминаний. Расслабиться, поорать, поржать — хлебом не корми. Вот собраться, успокоиться, задуматься — с этим сложнее. Люди знают и помнят, что им нравится. Сами помнят.

А теперь ещё и медиасреда постоянно напоминает им об этом. Они и так не очень страдают рассудочностью, спокойствием, им приходится напрягаться, чтобы удерживать внутреннюю (да и внешнюю, чё там) обезьяну с оскаленными зубами и перемазанной переспелым бананом мордой от опасных прыжков и идиотских поступков, а им ещё со всех сторон бубнят: попрыгай, попрыгай, оттянись, расколбасься, зажги, бредь, будь глупым, вывали язык, поори, зажмурясь.

Бедные, бедные мои сограждане.

Происшествие у кормушки

Сегодня утром ещё лежал в постели, когда услышал, как что-то стукнулось в стекло — будто птица вовремя не вырулила. Мы на балконе каждый вечер оставляем корм для птиц, утром туда прилетают воробьи и синицы — завтракать. Последнее время птиц стало очень много, и я подумал, что, может быть, одна из них пыталась сманеврировать при посадке, чтобы не столкнуться с другой, и врезалась в стекло; такое уже бывало. Через некоторое время, встав, я подошёл к окну, отдёрнул занавеску — и не увидел на кормушке никаких птиц. Зная, что они любят тусоваться на полу балкона, подбирая упавшие туда зёрна, я опустил глаза… И увидел кое-что, что вряд ли можно назвать обычным для среднего городского балкона. Continue reading

Этнографическое. О Рождестве

В школе за пару дней до НГ пожилой физик рассказывает:

- Холодца куплю… Да никакой радости уже от этого холодца. Раньше как — ставили холодец только на Рождество. Не на Новый год — кому б он сдался, на чёрта он вообще нужен, Новый год этот, дурацкий праздник, — а на Рождество. Ёлку ставили и непременно холодец. А теперь холодец в магазине каждый день. И вкусный ведь, как домашний. Вся прелесть пропала. Зачем холодец на Новый год, когда он… да, и вот Новый год теперь вместо Рождества со всеми вместе… и холодец такой обычный-обычный стал…

На следующий день пожилой военрук, полковник, в разговоре с тётками в учительской о ёлке:

- А я до сих пор ёлку люблю. Настоящую, чтоб пахла, чтоб хвоя сыпалась… Как в детстве… Новый год же тогда не отмечали, а вот Рождество обязательно… Застилали стол сеном, на сено клали белую скатерть, ставили двенадцать мисок кутьи… И всегда именно двенадцать. Но это не из-за курантов, не Новый год же… А чего-то там в Рождество тоже двенадцать было… У Христа, что ли, чего-то двенадцать было… Ну и ёлку непременно…

Физик откуда-то с Севера. Военрук москвич. Слушал их с интересом. Мне ни дедушка, ни бабушка никогда в жизни ни разу ничего про Рождество не рассказывали. У нас в семье всегда встречали Новый год. Даже и не представлял, что в России празднование Рождества сохранялось так долго. Это что ж выходит? До 1930-40х годов?

Девочки

Проводил сегодня дополнительные занятия для пятерых девочек и троих мальчиков из пятого (условно — русского) класса. Про каждого из мальчиков можно отдельную телегу накатать, а вот четверо из девочек просто громко орали друг на дружку в течение всего времени, пока выполняли задание. То есть, пишут в тетрадках, а сами, скосив глаз или поворачиваясь в промежутках меж написанием слов всем корпусом к товарке, очень громко выдают такие вещи:

— Я тебя так презираю, что, если бы ползли ты и муравей, я бы муравья раздавила, а тебя побрезговала бы!
— А ты вообще шлюха и лесбиянка! Вонючка!

Я пытаюсь призвать их к порядку. В ответ, хором:

— Ну что, ну Денис Николаевич, ну мы же работаем!
— Вы отвлекаетесь и делаете ошибки. Потому и пишете разную чепуху несусветную, что занимаетесь на уроках бог знает чем. Работать надо сосредоточенно. Тогда всё будет правильно, красиво и точно.

Они, опять хором:

— Я не могу молчать, потому что я её ненавижу! Она тупая!

И по одной:

— Сама тупая! Думаешь, раз мама умерла, так тебе теперь всё можно?
— Зато у меня блох и вшей нет, как у некоторых!
— Па-адумаешь, от жира тоже рано умирают, корова!
— Да, жирная корова!
— Поцелуйте друг друга, лесбиянки!.. Денис Николаевич, а «вскоре» слитно пишется?
— Денис Николаевич, поставьте ей двойку! Она тупая!
— Дряхлая старуха! Сколько тебе лет? Тринадцать?
— Дура! Мне десять!
— Тринадцать! Старуха! Дряхлость!
— Так, вы меня доведёте, что я про вас всё расскажу!
— А ты думаешь, что я про тебя всё не смогу рассказать?
— Денис Николаевич, а имярек и имярек зашли в подвал… [следуют кое-какие подробности] …в общем, они воровки!

Прерываю:

— Так, стоп! Занятий русским языком это всё касается?

Опять хором:

— Я её/их ненавижу на всех занятиях!

Русскому скульптору

На дополнительных занятиях прошу восьмиклассницу поставить словосочетание «русский скульптор» в форму дательного падежа. Она пишет: «Дам русскому скульптору». Быстро смотрю на остальных присутствующих учеников — надо ли немедленно рявкать «Гусары, молчать!»? Но нет: подсказывают однокласснице что-то про окончания, шушукаются, выясняя, какой падеж идёт после дательного, диктуют друг другу по буквам, никакого намёка на весёлость. Не знают русского языка.