Tagнаблюдатель

Лавкрафтианский провал в Щукино

Неподалёку от дома, где мы живём, есть необычное место. Я часто хожу мимо и всё время туда смотрю. Это квартира на верхнем этаже одного из домов в нашем квартале. Эта квартира захвачена голубями. Обычными сизыми городскими голубями. Они всегда сидят на её балконе, форточка окна, выходящего на балкон, всегда открыта под одним и тем же углом. Похоже, что она покосилась, петли заржавели или закрашены и она вообще не шевелится. Голуби то и дело залетают в форточку и вылетают обратно, сидят на окне. Стекло этого окна почти полностью покрыто толстым слоем голубиного помёта. Рядом кухонное окно. В нём нет одного стекла, вместо стекла натянута синтетическая сетка. Один угол сетки не прикреплён и болтается. И голуби. Там всегда голуби, их много, они залетают внутрь, воркуют, гадят на стекло.

Не похоже, чтобы там были люди.

И это продолжается уже несколько лет, не меньше трёх.

Не похоже, чтобы это были клубные голуби. Тут же рядом есть клубная голубятня, голуби в ней — это произведения искусства многолетней селекции, на них нельзя смотреть без восхищения. А в той квартире обитают, судя по всему, обыкновенные сизые беспородные голуби-горожане.

Может быть, люди забросили квартиру, а голуби её захватили? Пытаюсь, представить, какой там стоит запах. Что чувствуют соседи? Куда, извините, смотрит участковый? Санэпидемстанция? ДЕЗ?

Позавчера и вчера я впервые за несколько лет видел, как в этой квартире горит свет. Слабая жёлтая лампочка. Но голуби всё равно продолжали спокойно залетать в форточку, окно, выходящее на балкон, всё так же покрыто слоем помёта, в кухонном окне так и нет стекла, а вместо него натянута сетка с неприкреплённым углом.

Сегодня вечером там свет не горел. Голуби на месте.

Наблюдение

Слово «приезжий» в СМИ приобрело отчётливые расовые черты.

Наши современники

Как вы, наверное, знаете, я регулярно записываю случайно услышанные на улице и в транспорте обрывки чужих разговоров. В свете популярных нынче в связи с московскими гастролями так называемых «даров волхвов» тёрок о религии, мне захотелось выбрать из этих наблюдений те, где что-то говорилось на околорелигиозные темы. А чтобы два раза не вставать, сделал и ещё несколько тематических выборок. Вот:

О религии

http://yatsutko.net/576
http://yatsutko.net/392
http://yatsutko.net/387
http://yatsutko.net/386
http://yatsutko.net/353
http://yatsutko.net/339
http://yatsutko.net/312
http://yatsutko.net/831

О культуре, литературе и истории

http://yatsutko.net/321/
http://yatsutko.net/851/
http://yatsutko.net/575/
http://yatsutko.net/587/

О политике, экономике, собственности, бизнесе, деньгах

http://yatsutko.net/604/
http://yatsutko.net/603/
http://yatsutko.net/485/
http://yatsutko.net/383/
http://yatsutko.net/381/
http://yatsutko.net/372/
http://yatsutko.net/364/
http://yatsutko.net/336/
http://yatsutko.net/334/

Об одежде

http://yatsutko.net/733/
http://yatsutko.net/667/
http://yatsutko.net/370/
http://yatsutko.net/369/
http://yatsutko.net/325/

О труде и работе

http://yatsutko.net/407/
http://yatsutko.net/356/
http://yatsutko.net/355/
http://yatsutko.net/342/
http://yatsutko.net/333/

О еде, напитках, здоровье, медицине

http://yatsutko.net/888/
http://yatsutko.net/887/
http://yatsutko.net/796/
http://yatsutko.net/751/
http://yatsutko.net/579/
http://yatsutko.net/360/
http://yatsutko.net/566/
http://yatsutko.net/431/
http://yatsutko.net/427/
http://yatsutko.net/421/
http://yatsutko.net/416/
http://yatsutko.net/408/
http://yatsutko.net/308/

О гендере, семье, детях, любви

http://yatsutko.net/423/
http://yatsutko.net/797/
http://yatsutko.net/843/
http://yatsutko.net/845/
http://yatsutko.net/793/
http://yatsutko.net/726/
http://yatsutko.net/711/
http://yatsutko.net/572/
http://yatsutko.net/709/
http://yatsutko.net/616/
http://yatsutko.net/395/
http://yatsutko.net/331/
http://yatsutko.net/324/
http://yatsutko.net/317/
http://yatsutko.net/316/
http://yatsutko.net/313/
http://yatsutko.net/251/

Свобода оскорблять и зиговать

Вместе с новым компом у нас в доме завёлся телевизор. Ну, то есть, он встроенный там в него, плюс к нему пульт ДУ есть, вся фигня. Так вот, я после многолетнего перерыва вновь в это всё на днях пару раз смотрел. Российские эфирные каналы из листалки каналов сразу же выпилил, но и оставшегося хватает для изумления. Вчера вечером, например, смотрел на «Парамаунт камеди» передачу «Поджарь звезду». В ней толпа американских комиков шутила над Чарли Шином, Майком Тайсоном и друг над другом. Так вот что я вам хочу сказать, друзья: какие у них злые и жёсткие шутки! Никакого тебе эзопова языка, никаких вежливых подколов — жёсткие оскорбления, удары по самым больным местам, предание гласности общественно порицаемых пороков друг друга, расизм, антисемитизм, подчёркивание телесных недостатков друг друга, рассуждения о том, кому и как полезно было бы умереть — просто отлично! А также тёлка-комик между делом сказала про какого-то молодого комика, что он похож на юного прекрасного Гитлера, — тот в ответ молодцевато прямо на сцене отзиговал. Одной шутке одного чувака рассмеялся только его толстый чёрный коллега, потом был такой диалог:

— Смотрите-ка! Он понял! А зал, похоже, нет.
— Ну, тут слишком много белых, чтобы понимать тонкие шутки.
— Заметьте: никто никогда ни по какому поводу не говорит, что, мол, «тут слишком мало чёрных».

Ещё один, обращаясь к Чарли Шину:

— Чувак, ты же не думал, что сможешь вернуться в сериал после того, как назвал своего босса жидовской мордой? Потому что, если бы это было возможно, все бы так делали.

В финальной речи Чарли Шин говорит, что удалбывался наркотой и злоупотреблял шлюхами (по этим двум вопросам его подъебал каждый из присутствующих), потому что мог себе позволить, и ни секунды не жалеет об этом.

Шоу на любителя, конечно, но — на фоне нынешних российских идиотских истерик по поводу «разжигания» и «пропаганды» всяких разных вещей — какой градус свободы слова! Какая речевая раскованность! Какое отсутствие боязни, что публика заметит какие-то твои особенности, пороки и «пороки», объективные и социально обусловленные недостатки. Какая прекрасная свобода оскорблять и публично выражать отрицательные эмоции, направленные на конкретную личность, на какую-то социальную группу. И не видно, чтобы кто-то опасался, что ему за всё это припаяют штраф, что его посадят, что ему хотя бы набьют морду. При этом у большинства зрителей в зале добрые хорошие лица, на некоторые шуточки, звучащие со сцены, многие реагируют, скажем так, несколько ошалело, но как-то не видно, чтобы кто-то порывался бежать жаловаться в прокуратуру и спортлото. Почему? Ну, потому что это такая передача, видимо. Она для этого и существует. Здесь оскорбляют. Помните, как в «Монти-Пайтоне»? «Спорят в следующем кабинете. Здесь оскорбляют». Ну, то есть, сами пришли, сами включили. Не нравится — можно уйти или переключить. Никто не держит.

И это, заметим, не абстрактные герои ток-шоу, которых играют безвестные статисты провинциальных театров, театрально и неуклюже друг друга обзывают, а люди с именами. И бьют не в вымышленные недостатки вымышленных персонажей, а в самый нерв. И не кого-то третьего и далёкого, а вот, прямо вот тут.

Впечатлён, в общем. Даже, наверное, завидую.

Революция продолжается?

Прочитал сейчас один текст в одном модном бложике и аж ущипнуть себя захотелось: понял вдруг, как веет сейчас от всего этого словесно-картиночного процесса в сети ощущением, которое создавали в середине 90-х «Птюч», «ОМ», НЛО, Arbor Mundi, «Кабинет». Примерно то же самое впечатление, кстати, и от околополитического дискурса. Будто край армированной мраморной плиты казавшегося уже почти неразрушимым союза нового жлобства и нового покоя чуть отодвинулся и из могилки полезли не до конца умершие знакомые старые черти и их прямо в могилке народившиеся чертенята.

Нас ожидает череда дивных флэшбэков. Готовьтесь.

Опасность котиков

Помню, что с подросткового возраста очень настороженно относился к тем девочкам, у которых комната была увешана открытками и календарями с изображением милых котяток или лошадей. С лошадьми всё просто — в лошадничестве я достаточно рано распознал нечто среднее между манией и сексуальной девиацией. Девочка-лошадница может часами взахлёб говорить о лошадях, не замечая, что все вокруг помирают со скуки, может в сотый раз показывать одному и тому же человеку одну и ту же фотографию лошади, предлагая вновь и вновь восхищаться и не вспоминая, что он уже 99 раз вежливо объяснил, что его с лошадок не прёт. Но лошади, это, в общем, была фигня в сравнении с котятами. Хотя бы в силу распространённости болезни: на одну лошадницу приходилось не менее десятка с комнатами в календариках с пушистыми младенцами этих домашних хищников. И заметка эта большей частью как раз о них. Вернее, о представляемом ими социально-биологическом явлении.

Итак, почему я избегал таких девочек? А потому что стена в котятах или зеркало в рамке из котят свидетельствовали о преимущественном эмоциональном фоне. И фон этот — умиление. Не то чтобы я имел что-то против умиления как такового, но дело в дозах. Котята умиляют более или менее безусловно и, в общем, не только девочек, а почти всех. Организм млекопитающих так устроен, что при виде чего-то маленького, беспомощного, неуклюжего и инфантильного гипоталамус вырабатывает гормоны, подавляющие агрессивность и стимулирующие нежное привязчивое поведение, заботу. Именно поэтому беременные самки готовы кормить и вылизывать любого малыша, даже если самка волчица, а малыш Маугли. У самцов не вполне так, но дайте здоровенному кобелю овчарки маленького щеночка (а то и котёнка) и увидите, как он станет придерживать его возле себя и всячески оберегать, иногда умильно поскуливая и высоко потявкивая, будто сам щенок. Но в повседневной жизни умиления было обычно не так уж много. Всякая животная (и человеческая) мелочь встречалась хотя и часто, но не на каждом шагу. И человек, намеренно стимулирующий у себя какие-то нечеловеческие дозы умиления казался несколько неадекватным. Хорошим примером такого рода неадекватности всегда были учительницы. Из-за обилия вокруг них человечьей мелочи у многних из них регулярно зашкаливает окситоцин. Отсюда и легендарная учительская доброта и отзывчивость, и распространение среди них идиотских обращений друг к другу с диким нагромождением уменьшительных суффиксов («Светланочечка Ивановна моя хорошая»), и превращение в злобных непрошибаемых грымз, когда рецепторы соответствующих гормонов от постоянного передоза теряют чувствительность. Не менее убийственная неадекватная умильность наблюдается и в поведении иных безудержно религиозных людей. Те, правда, культивируют её в себе намеренно и сознательно (ну, насколько религиозный человек вообще может быть сознательным). Но у учительниц, скажем так, нет выбора, издержки профессии, а яростно религиозные люди — это, в общем, маргиналы, редкость, их не особо часто встретишь. А вот культивирующие неумеренное умиление девочки с детства встречались мне регулярно. Нет нет да и попадёшь в комнату, где от картинок с котятками и плюшевыми мишками не продохнуть. Тогда я ничего не знал про гормоны, однако печёнкой чувствовал, что это что-то вроде наркомании, что это грозит пусть и редкими, но неожиданными эмоциональными скачками, главное же — вообще малоадекватным поведением, а в частности — повышенной толерантностью, сниженным барьером приятия/неприятия. Между тем, связность мира, казалось мне тогда, лучше познаётся именно в раздельности, то есть, чтобы лучше понимать мир, лучше с ним обращаться, важно очень хорошо видеть различия и весьма жёстко иные вещи отторгать. Эмоциями же, причём не только отрицательными, но и теми, что сегодня описываются выражением «мимими», лучше не злоупотреблять. Строго говоря, Юпитер не прав не только когда сердится, но и и когда мимими. При этом рассерженный разве что оттолкнёт доброе, а умилённый примет всё. Дьявол знает, что хуже.

Не одного меня настораживали котята. За многими я замечал сходное поведение. Это казалось нормальным, естественным, само собой разумеющимся. И как же так, чёрт побери, получилось, что однажды я вдруг понял, что уже несколько лет живу в другом мире — в мире, где котики победили, в мире, омываемом океаном окситоцина, в мире, в котором я сам время от времени ловлю себя на желании запостить в фейсбук фото котёнка? Котики и сиськи, сиськи и котики, лисята, енотики, мимими. Когда они успели захватить мир? В 80-х вроде ещё были хеви метал и русский рок, революционная ситуация, жизнь-борьба. В 90-х перевороты, сплошной rotten.com, недобрый постмодернизм, падонки. И вдруг котики, котики, котики, котики, сиськи… Заметьте: не пизда, а сиськи. Почему? А потому что пизда — это секс, динамика, возбуждение, а сиськи — это кормление, мимими. И так вот сидят миллионы за мониторами: мимими-мимими-мимими-мимими — умиляются; а когда среди всего этого беспрестанного химического счастья мелькает очередной омерзительный закон, очередная бесчеловечная выходка властей, они просто тонут в умилении, в котятах. Люди уже и друг в друге видят сплошь котиков. «Надя котик, Вика котик, Дима котик». Цены на продукты выросли на 70% — мимими. Выборы в Думу фальсифицированы — мимими. Чиновники норовят регулировать каждый шаг вашей жизни — ах, котики. Ну, не чиновники котики, а вообще котики, везде мимими.

Даже не знаю: это политпиарщики и спецслужбы такие умные, что изо всех сил культивируют в народе умильность, или само так получилось — вроде как отходняк после говна и крови, но, как бы там ни было, рецепторы ведь не титановые. А это значит, что скоро всеобщее мимими, изредка прерываемое крикливыми неорганизованными истериками, сменится всеобщей же сплошной усталой злобой и тошнотой. Не хотите этого, как минимум, для себя? Дозируйте котиков, чуваки. Дозируйте котиков.

Пальцы и ногти

Судя по фильмам «Анна Каренина», «Джек Ричер» и ещё нескольким свежим, нынче стало модно иметь естественные пальцы рук и ногти — с заусеницами во всех местах, всякими морщинками, следами ранок, потёртостями и т.п. Причём их показывают крупным планом, ими любуются. Считаю, что это ок, и жду, когда дойдёт до зубов.