Tagмедведи

Вчера в соседнем дворе щёлкнул

А это на соседних улицах:

Continue reading

Марс, рыба-молот и немного о воспитании

Просто картинка

Посмотрел «Марс атакует». На последних секундах вспомнил, что я его уже видел. Несколько мгновений думал, о чём и для чего этот фильм и зачем я его смотрел. Не придумал совсем ничего. Тупой трэш с хорошими актёрами.

А вот такие забавные бодрые манифесты я писал восемь лет назад. Сейчас вынул из вебархива и положил на актуальный сайт. Даже перечитал. Собственно, если убрать некоторые смешные детские просёры вроде упоминания «томика Камю или Сартра» (буээээ), то, в общем, даже на сегодняшний день ничего так — по-доброму ярит и заводит. Рекомендую.

Кстати, о детях. В топе недавно мелькнул интересный псот. Приведу его здесь целиком:

Вырулила учительница моей дочки сегодня на уроке на занятную тему — чего боятся дети. Дети — третий класс, почти все семьи полные и многодетные. В последнее время они занимаются изучением и осознанием себя, откуда какие чувства берутся, почему они так или иначе реагируют на окружающих, какого персонажа сейчас ребенок «играет» и как собой управлять. Попервости дети хором рассказывали о темноте, пауках, о чем-то, что выскочило из-за угла, об авариях, страшных сценах в кино и т.д. И вдруг одна девочка тихо сказала, что страшнее всего ей было, когда мама и папа ругались, и папа ушел из дома и долго где-то гулял. Тут началось жуткое: дети, перебивая друг друга, с неподдельным ужасом на лицах стали рассказывать, как мама заявила папе «уходи», как папа сообщил маме, что ему и не надо было на ней жениться. Как родители ругались шепотом на кухне, и папа убежал за хлебом, а на самом деле почти навсегда ушел из дома, а мама заперлась в ванной стирать белье, а сама рыдала, как раз потому, что папа больше никогда не придет. Пришлось останавливать фонтан излияний — училка предложила детям все это нарисовать или написать. Затем отпросила детей с физкультуры, договорилась в столовой, что они будут есть на час позже, и увела детей на улицу жечь костер. Они сложили ветки домиком и кормили огонь своим страхом потерять навсегда родителей, ужасом родительских скандалов и перебранок. Пепел дружно раскидывали по снегу. Училка у нас опытная, не молоденькая экзальтированная барышня, но ее трясло будь здоров. Она говорила, что таких страшных текстов никогда не читала раньше, что ей даже в голову не приходило, насколько то, что мы называем «поцапались», «ушел проветриться», «милые браняться» страшно для детей. Мы все ходим вокруг да около: откуда взялся страх неуспешности, откуда явилась невнимательность, что-то не ест и не спит, отбился от рук. И тут как всегда — к зеркалу, пап-мам, к зеркалу.
Сразу скажу, что мой ребенок тоже написал и нарисовал подобную картину. Последний раз «папа уходил за хлебом» два года назад! Я тоже в шоке. Зачем пишу? Чтобы и вы тоже были, а не наши дети.

У меня возникли в связи с этой историей некоторые соображения, выскажу их здесь, а то там, в каментах, они потонут.

Итак, учительница — идиотка. Из школы таких надо гнать поганой метлой. Почему? Объясняю.

Во-первых, надо быть совершенным анацефалом, чтобы предположить, что третьеклассники вот так тебе запросто, ни за что, при одноклассниках расскажут, чего они на самом деле боятся. Само собой, они буровили банальную хрень о том, чего, как они знают, положено бояться, чего все боятся. Темнота, пауки, ага-ага. Это всё мифы, коллективное, скучное. Почему дети об этом говорили? Потому что они в роли, просто подыгрывали учительнице. Ей хотелось страхов? Так, чего там у нас обычно боятся? О, пауков! «Марь Ванна! Я! Я-я! Пауков!» Глупо было бы думать, в общем. Но иногда полезно. Учитель спрашивает — ученик отвечает. Какая, к чёртовой матери, откровенность? Вы что, в школе не учились? Не помните себя в этом возрасте? Настоящие страхи сидят глубоко, их просто так не вынешь. «А ну-ка, дети, чего вы боитесь?» Серый волк под горой не пускает нас домой. А ведь в страхах детей полно табуированного культурой и просто неразрешенного родителями. Или стыдного перед сверстниками. Или секретного от учителя и взрослых вообще. Это раз.

Два. Девочка, которая рассказала про ссору мамы с папой, вероятно сказала правду. Ну да, пришло на ум, соскользнуло на язык. Но, простите, предполагать, что начавшийся за этим шквал признаний тоже правдив… как бы это помягче сказать… малопрофессионально. Господа пацаны, это же самое начало стадного возраста. Одна рыбка ест — остальные синхронно рот открывают. Ну и перед учительницей выпендриться. А то что же — Лизка Микунова, значит, вона чего хитро как боится, а я каких-то банальных пауков? Да у меня родаки почище еённых ссорились… щас… как там было-то… а, да, вот… а мама пошла в ванну рыдать в бельё. Училке, конечно, очень хотелось считать этот поток маленьких детских хитростей педагогической удачей. Она даже отпросила детей с физкультуры (правильно! все филологи знают, что от физкультуры вред один, с неё всегда можно отпросить) и позволила себе нарушить устоявшийся режим питания детей (час позже, хули, язвы-то у них ещё нет), чтобы заняться — чем? Потрясающей бестолковой хуйнёй — жечь веточки в костре. Занавес, аплодисменты. Давайте-ка разберём эту нехитрую психотехнику и оправданность применения ея в данном случае.

Современные люди нечасто видят открытый огонь, если не считать зажигалок (а третьеклассники и зажигалки видят нечасто) и газовых конфорок (дети нечасто готовят пищу). Огонь, особенно костёр, довольно красив, он колышется, он яркого цвета, он греет. Костёр запоминается. А тут ещё детей сняли с урока и повели жечь этот самый костёр организованно — не придумаешь метода тупее, чтобы отвлечь детей от их страхов. Да, большинство наверняка рассказанные ими истории о родителях благополучно сочинили. Кто-то припомнил какие-то события, которые, конечно, заметил (дети вообще замечают очень многое, возраст у них такой, замечательный), но не особенно испугался, потому вскоре всё разрешилось в полный ок и все были довольны. Но кто-то ведь и в самом деле вспомнил что-то страшное. И, так или иначе, на этом уроке каждый ребёнок получил концентрированную порцию негатива, среди которого не последнее место занимал негатив, касающийся отношений в семье. И если описанный в посте «неподдельный ужас» как раз наверняка был поддельным, ебанутая фиксация на всех этих делах как раз и могла породить в детях разного рода психозы и фобии. А также недоверие родителям и желание видеть в каких-то их мелких бытовых недопониманиях начало краха. То есть, этот урок, мягко говоря, не способствовал здоровому развитию детской психики.

Я уж не говорю о том, что их одежда потом наверняка пахла дымом и требовала стирки и чистки. На фоне дилетантского психологического эксперимента это цветочки. То есть, сжечь палочку, символизирующую тот или иной страх, — это как минуту не думать про белого бычка. Даже хуже.

Именно поэтому, блять, в педагогических вузах преподают педагогику, возрастную психологию и методику преподавания. А в школе есть программы и поурочные планы. И если у тебя по программе обсуждение рассказа Платонова «Корова», например, то надо не выёбываться перед детьми и господом Богом, а сидеть и добросовестно обсуждать с детьми рассказ «Корова». Желательно — применяя знания, умения и навыки, которым тебя научили на семинарах по методике преподавания и детской психологии, и понимая, что ты ежесекундно формируешь два-три десятка человеческих личностей, и ощущая за это ответственность. А вот отпрашивать детей с нужного и полезного урока физкультуры и заниматься вместо него вредной шаманской отсебятиной как раз не надо. И устраивать публичный вынос сора из десятка детских избушек тоже не надо. Тем более — с письменной фиксаций (Ах, расскажите мне, как там у вас мама с папой… мне же так интересно… я же питаюсь вашими эмоциями, ах, меня аж колотит…) и костром.

Да, к огромному сожалению, многие из учителей, воспринимаемых и детьми, и родителями как учителя хорошие, на самом деле всего лишь амбициозные люди, полуподсознательно почувствовавшие однажды, что выдвинуться среди равных себе, среди взрослых им будет трудно, а потому выбравшие долю учителя. Им очень важно быть хорошими, популярными. Они используют много «нестандартных методик», которые, по-хорошему, методиками вообще не являются. Это просто яркие жесты, которые рождают в детях эмоции, фиксируются в детской памяти, дают учителю какие-то очки привязанности, авторитета среди детей, но, как правило, не способствуют ни последовательному связному образованию, ни адекватному воспитанию.

Ну и, в общем, страхи в огне не горят.