Tagлитература

Долой зомби

Сейчас по сетям бродит ссылка на один проект на кикстартере: художник собирает денег на рисование комикса про зомби в Сталинграде. Народу нравится, лайкают, перечисляют деньги, делятся ссылками.

А у меня от зомби уже давно скулы сводит. По-моему, самый скучный и самый затасканный в масскультурной мифологии концепт. Всюду, в кино всяческих жанров, в комиксах, в книжках, в устойчивых выражениях (телезомби), в компьютерных играх любых типов и под любые платформы. Сколько можно?

Проблема засилия «зомби» в поп-культуре в том, что эти персонажи слишком антропоморфны, в принципе они как бы люди. Но, одновременно, не совсем люди. Всем хочется смотреть, как крошат людей — толпами, в мелкофракционный красный фарш с костной крупкой и тряпочками. Но установки тотальной морали это запрещают или, как минимум, не поощряют. Поэтому попробуй найди, например, компьютерную игрушку, в которой можно убивать простых людей, прохожих? Не военных врагов или преступников, а вот просто людей. Ранний кармагеддон (потом его испортили: заменили людей на — да, вы угадали — зомби!) да Postal. Ну, может, ещё пара-тройка. И всё. А зомби уже и так мёртвые, к тому же тупые, их не жалко, вали их всех, рви на части, пусть летит тухлое мясо. При этом удачных с художественной точки зрения изделий на эту тему — единицы, в крайнем случае — десятки. А наштамповали уже тысячи. Одних только экранизаций романа «Я легенда» и их римейков штук восемь, а сколько фильмов Йовович, где она посреди зомбаков прыгает? И продолжают штамповать. Вот теперь ещё этот комикс. Ну, будет там ваша снайперша стрелять в зомби — и чё? В чём кайф год из года тащиться с персонажей, которые в большинстве сюжетов даже не говорят, а только тупо молча прут вперёд и жрут? Впрочем, фильмы, где они пляшут под бубен колдуньи или играют в компьютерные игры, не сильно лучше. И вообще вся эта зомби-тема — порождение сраной политкорректности. Люди — вот чья кровь нужна нам на экранах, что интересного в прерывании существования тех, кому и так уже пиздец? Ну и, конечно, тема конца света посредством эпидемии «зомби-вируса» — это скучно и уныло. Есть же реальные угрозы. Есть не реальные, но не такие утоптанные. Да и среди утоптанных есть более зрелищные и забойные.

Кстати, помню, что с концептом зомби я впервые столкнулся в одном очень старом фильме, ещё в 80-х. Речь там шла о неназванной стране третьего мира, по которой ездила жёлтая машина с антенной и какими-то хитрыми лучами «зомбировала» людей — превращала их в полукукол, послушных воле хозяина. Мяса и отваливающихся кусков плоти там не было, современный зомби-сеттинг ещё не был тогла сформирован. Так вот, я уже пару лет не могу вспомнить: что это было за кино?

Русские

Сборник, в который меня некогда воткнул Лев Васильевич Пирогов, появился в электронном виде. Наконец-то можно купить и почитать, что там остальные понаписали, попробовать понять, по какому, так сказать, принципу объединение. Да и разделение тоже. Там вроде как две части: «Одни» и «Другие». Я у Льва Васильевича спрашивал, что это значит. Он ответил, что это ради корректности. А вообще, мол, надо было назвать «Глупые» и «Скучные». Меня он, вроде как, по блату, определил в «Скучные». Вот и посмотрим, попал ли кто-нибудь в этот раздел по праву или там все по блату.

Сравнительное литературоведение

Придумал, как одной фразой объяснить, что представляет собой писатель Иэн Бэнкс: это такой Коупленд для бедных.

Нормы ГТО. Нормы

В свете последних новостей рекомендую всем, кто забыл, перечитать понятно какой бессмертный роман Владимира Георгиевича нашего Сорокина.

Бессмертное

К уже упомянутому. Вспомнил вдруг, что покойный Фаддей Козьмич также пропагандировал запретное, а полковник, хотя и осуждал в примечании, но, в основном, за неточность:

Кто не брезгует солдатской задницей,
Тому и фланговый служит племянницей.*


* Во-первых, плохая рифма. Во-вторых,
страшный разврат, заключающий в себе идею
двоякого греха. На это употребляются
не фланговые, а барабанщики.

Пропаганда гомосексуализма, педофилии и суицида

Пацаны, а вот скажите мне: в свете последних инициатив бешеных госпринтеров книги Жана Жене у нас теперь тоже запрещены? А повесть Михаила Кузмина «Крылья»? Роман Сологуба «Мелкий бес»? А мелика Сапфо? Спектакли Виктюка? Свеженький фильм Медема «Комната в Риме»? Классический «Всё о моей матери» Альмодовара? Роман Чака Паланика «Невидимки»? «Том Стволер» Даррена Кинга? «Сирепые калеки» Тома Роббинса? «Я люблю Будду» Хилари Рафаэль? Запретна ли книжка Пепперштейна «Свастика и Пентагон»? Роман Владимира Сорокина «Сердца четырёх»? Роман Пелевина Empire «V»? Запретят ли «Ромео и Джульетту» Шекспира и её многочисленные экранизации и театральные постановки? Будут ли запрещены «Сто лет одиночества» и «Осень патриарха» Г.Г. Маркеса? Запретят ли «Город в степи» советского классика Серафимовича? Можно ли будет гражданам России читать книги Уильяма Берроуза, особенно роман «Города красной ночи»? А «Бегом с ножницами» его однофамильца (или родственника?) Огюстена? Запретят ли фильм Эндрю Биркина «Цементный сад»? Фильм Foxfire с молоденькой Анжелиной Джоли? Фильм Леонтины Саган «Девушки в униформе» и фильм Гезы фон Радваньи с таким же названием и с Роми Шнайдер в главной роли? Фильм «Особая дружба» Деланнуа запретят? Или нет? «Табу» Осимы, который про молодого самурая Кано Садзабуро, тоже будет нельзя? Запретят ли роман Кортасара «Выигрыши»? Повесть Улицкой «Сквозная линия»? Фильм «Элиза» с Ванессой Паради? Фильм «Fucking Åmål» («Покажи мне любовь»)? Фильм Гаса ван Сента «Слон»? Фильм Тодда Солонза «Перевёртыши»? Творчество Юкио Мисимы? В частности, например, его рассказ «Патриотизм», подробно описывающий ритуал харакири, и роман «Исповедь маски» — о гомосексуальности? Запретят ли книги Иэна Бэнкса, например, «Осиную фабрику»? Запретят ли «Лансароте» Мишеля Уэльбека? «Первую любовь, последнее помазание» Макьюэна? «Жёлтые глаза» Жака Шессе? Мемуары Анаис Нин и снятые по ним фильмы «Дельта Венеры» и «Генри и Джун»? Будет ли запрещён роман Хайнса «Рассказ лектора»? Канадский фильм «Лучше, чем шоколад»? Американский «Клуб «Shortbus»»? Российский «Шапито-шоу»? Австралийский «Бродяжничество»? Французский «Не избави нас от лукавого»? Замечательную «Запретную зону» Эльфмана — тоже запретят? Или как? «Красоту по-американски»? «Кентерберийские рассказы»? «Досье на 51-го»? Станет ли преступлением распространение (особенно среди школьников, например) эпопеи Розова о Меганезии с её яростной ненавистью к исламу и пропагандой отсутствия всяческих сексуальных ограничений? А как быть с романом Евгенидиса «Средний пол»? Там, во-первых, инцест на инцесте, во-вторых — секс-театр, а в-третьих, наконец, пропаганда идеи, согласно которой двумя полами мир не исчерпывается, есть жертвы генетических мутаций, и им тоже хочется секса. Традиционным-то секс с такими людьми уж точно не назовёшь. Запретят ли тысячи других книг и фильмов? В конце концов — «Что делать» Чернышевского и «Анну Каренину» Толстого? Наконец, запретят ли Ницше — за его «мысль о самоубийстве — могучее утешение»?

Если да, как быть, скажем так, со связностью культурного контекста? И как этот запрет, предполагается, будет работать? Интернет же, всё такое.

А если не запретят, то почему?

Владимир Маяковский. Несколько слов обо мне самом

Я люблю смотреть как умирают дети.
Вы прибоя смеха мглистый вал заметили
за тоски хоботом?
А я —
в читальне улиц —
так часто перелистывал гроба том.
Полночь
промокшими пальцами щупала
меня
и забитый забор
и с каплями ливня на лысин купола
скакал сумасшедший собор.
Я вижу бежал,
хитона оветренный край
целовала плача слякоть.
Кричу кирпичу,
слов исступленных вонзаю кинжал
в неба распухшего мякоть
«Солнце!»
«Отец мой!»
«Сжалься хоть ты и не мучай!»
Это тобою пролитая кровь льется дорогою дольней.
Это душа моя
клочьями порванной тучи
в выжженном небе
на ржавом кресте колокольни!
Время!
Хоть ты, хромой богомаз,
лик намалюй мой
в божницу уродца века!
Я одинок, как последний глаз
у идущего к слепым человека!