Tagкниги

Книжки про убийство в школе

Про фильмы с убийствами в школе уже только ленивый не вспомнил (впрочем, всё равно не обо всех, ибо тысячи их), а как с книгами?

«Синий кинжал» из «Денискиных рассказов» Виктора Драгунского (тут, правда, убийства не случилось, но оно планировалось)
«Ярость» Стивена Кинга («Кэрри» я не считаю, потому что дребедень про телекинез и вообще слишком хуёвый роман)
«Эй, Нострадамус» Дугласа Коупленда
«Вернон Господи Литтл» Ди Би Си Пьера
«Девятнадцать минут» Джоди Пиколд

Всё? Остальное вспоминается только с самоубийствами или с мистикой. Ну и убийство юнлингов Энакином Сайокером в храмовой школе в голову лезет. Но это, опять же, кино и сказка. А как с книжками? Кто-нибудь ещё что-нибудь вспомнит?

Воннегутовщина и без пяти минут бредбериевщина

Организация под названием «Уральский родительский комитет» потребовала запретить продажу кукол из серии «Школа монстров», так как они пропагандируют самоубийство и мешают детям научиться отличать добро от зла. «Родительский комитет» уже давно борется за неокрепшую психику детей…
[…]
Самый громкий эпизод из истории борьбы «Уральского родительского комитета» — это поход против манги «Тетрадь смерти».
[…]
В феврале 2013 года 15-летняя жительница Екатеринбурга покончила с собой. В ее вещах нашли «Тетрадь смерти», и отец девушки связал самоубийство именно с японским комиксом. Он, а вместе с ним и «Уральский родительский комитет», потребовали запретить мангу. Фонд даже провел рейд по городским книжным магазинам в поисках издания… http://lenta.ru/articles/2014/01/31/dollhouse/

То есть, я так понимаю, библиотеки в доме семьи погибшей не было? Кроме как с мангой смерть связать было не с чем? Не было там ни «Анны Карениной», ни «Гамлета», ни «Ромео и Джульеты», ни, тем более, Юкио Мисимы. И «Грозу» девочка в школе не проходила. И это только первое, что приходит на ум по тегу «самоубийство». Если же вообще о смерти… В школе сейчас читают Шиллера? Жуковского? Что-нибудь вообще читают?

Но кино-то девочка наверняка смотрела. Кино заполнено смертью. Как и вся человеческая культура.

Компьютера, кстати, с доступом к интернету, т.е. бездне самого разнообразного контента тоже, видимо, не было? Игрушек с зомби и вампирами на смартфоне?

Я просто пытаюсь понять, почему крайней оказалась несчастная манга.

Вы можете вообще представить, чтобы причиной самоубийства пятнадцатилетнего подростка стала сраная манга? Я — нет. Причина самоубийства подростков в том, что они несчастны. А несчастны они, потому что это физиологически взрослые самцы и самки практически без каких-либо прав (прежде всего без права на сексуальное поведение, свободное хотя бы в той степени, в какой в нём свободны взрослые), а также без жизненного опыта и финансовой самостоятельности. Вот — корень. Подтолкнуть могут репрессии в семье, третирование в школе, неудачная любовь. Манга? Я вас умоляю. Ну, перещёлкнуть на мысли, которые и без того есть, может, конечно. Но не будет манги — их, при наличии того же комплекса настоящих причин, перещёлкнет что-то иное.

Куклы, блин, по мнению «родительского комитета», мешают детям учиться отличать добро от зла. Так не покупайте своим — своим — детям такие куклы. А если дети уже в таком возрасте, что сами покупают, значит, у них, наверное, уже есть собственное мнение, собственный вкус и собственные возможности. И вы просто физически не сможете оградить их от всего, что вам не нравится. Запретите одни куклы — появятся другие, запретите другие — кино снимут, запретите кино — в новостях что-нибудь расскажут, на заборе кто-нибудь что-нибудь нарисует. Хотите, чтобы ваши дети понимали добро и зло так же, как вы, ну расскажите им о своём понимании. А кому-то такие куклы нравятся — и родителям, и детям. Не пытайтесь решать за них. Пожалуйста.

Кстати, понял вдруг, что мне это всё напоминает. У Курта Воннегута в одной из его гениальных книг (или даже не в одной) упоминается такой родительский комитет, фильтрующий контент лавочки с бульварным чтивом. Правда, полномочий что-то там запрещать по указке этого комитета там всё равно ни у кого не было, и они довольствовались тем, что вешали на витрину лавочки бирку: «Проверено родительской организацией, признано годным». Или «негодным».

С запретами — это уже ближе к «451 градусу по Фаренгейту».

Ну а куклы-трупики (см., например, http://hrenovina.net/1511) и злые куклы (http://hrenovina.net/6088) — штуковина, конечно, неоднозначная в плане эмоционального воздействия. Но, блин, не запрещать же. В конце концов, традиционных солдатиков с оружием тоже не обязательно трактовать как что-то доброе: солдаты ведь убивают. У меня, помню, кстати, была в детстве большая пластиковая фигурка только что убитого индейцами американского первопроходца. Стрела входила ему в плечо и выходила где-то под лопаткой. Он падал, роняя ружьё. Тоже, в общем, кукла-трупик. Ну и чо? Я в итоге жив и, как мне кажется, в добре и зле разбираюсь получше многих — могу деконструировать и то, и другое до атомов. А похоронить, если что, можно и обычную куклу, вовсе не изображающую трупик, по мнению создателей. А можно и живого кузнечика, например. Или мёртвого. Да мало ли. Своё детство вспомните.

В адский ад же жизнь детей превращают не адские куклы, а обычные взрослые, а также другие дети (особенно если за ними толком не следят те же или другие взрослые). А в аду и кукла ангела может показаться монстром. А может и нет.

Бумажные книги всё

С момента, как в доме появились планшеты, не купил ни одной бумажной книги. И понимаю, что больше ни одной никогда и не куплю. Несколько месяцев назад взял пару бумажных книг почитать. Прочитал совсем мало, последние пару месяцев не прочитал в них ни страницы и понимаю, что уже и не прочту. Потому что невозможно же: эти носители совершенно непригодны для чтения. При этом в электронном виде с планшета прочёл за это время десятка полтора разных романов и повестей.

И со всё большим удивлением наблюдаю в городе огромные магазины бумажных книг — эдакие гигантские кладбища ненужных вещей. Причём новых ненужных вещей, созданных сразу в этом качестве. Или вот в ленте кто-нибудь из френдов нет-нет да и похвастается, что вышла книга. И помещает в посте фоточку бумажной книги. А я смотрю на этот странный кирпич и недоумеваю: зачем?

Нет, я понимаю, что кто-то ещё ковыряется и в бумажных изданиях, кто-то даже газеты бумажные читает до сих пор, однако всё это выглядит уже как тщетная деятельность по предотвращению наступления утра.

Русские

Сборник, в который меня некогда воткнул Лев Васильевич Пирогов, появился в электронном виде. Наконец-то можно купить и почитать, что там остальные понаписали, попробовать понять, по какому, так сказать, принципу объединение. Да и разделение тоже. Там вроде как две части: «Одни» и «Другие». Я у Льва Васильевича спрашивал, что это значит. Он ответил, что это ради корректности. А вообще, мол, надо было назвать «Глупые» и «Скучные». Меня он, вроде как, по блату, определил в «Скучные». Вот и посмотрим, попал ли кто-нибудь в этот раздел по праву или там все по блату.

Белый от волосков и другие

Шкала цветов

Шамуа, цвет шерсти серны
Соломенно-желтый (в смысле Саккардо)
Бело-сероватый, почти седой
Терратоковый (по Петунчикову — глинисто-желтый)
Зеленеющий
Сливяно-черный
Бледноизабелловый
Инкарнатный
Львино-желтый
Кармазинный
Сланцевоцветный

Так называются некоторые из приведённых в таблице цветов. Чтобы узнать, какие именно, скачайте замечательное пособие (формат DjVu можно читать, например, этим — http://ru.wikipedia.org/wiki/STDU_Viewer).