Tagзначения

Тоска по духу

Вас никогда не удручал собственный материализм? Знаете, когда смотришь ночью в окно и знаешь, что во всём этом мире нет ни капли одухотворённости? И жаль.

Я знаю людей, для которых материализм органичен и которые даже не задумываются о том, как всё было бы, если бы «духовное» существовало. Им это просто в голову не приходит. Знаю и таких, которые в существовании, например, собственной бессмертной души ни капли не сомневаются, которые на голубом глазу верят во всякую «энергетику», в Бога и т.п. И тем, и другим, мне кажется, должно быть легко: они круглые, целостные.

А я вот ни на секунду не могу допустить существования Бога, богов, духов, бессмертной души, привидений, ангелов, демонов и т.п., просто не понимаю, представить не могу, как можно во что-то такое верить, и сам же об этом жалею. То есть, мне не надо каких-то контактов с этим всем, но вот просто знать, что что-то такое хотя бы в принципе может существовать, было бы очень здорово. Невероятно жаль, что это не так.

Только, пожалуйста, не надо пытаться меня переубеждать. Я с верующими людьми не спорю, а когда они начинают раздражать, просто удаляю их круга общения.

Мне просто интересно, зачем мне нужно это желание? В чём его смысл? Зачем я хочу, чтобы эти автономизированные проекции человеческого сознания на посторонние предметы в самом деле существовали? Это ведь никак не связано ни с сексом, ни с комфортом, ни с пищей. Ну, допустим, знал бы я, что у, например, дерева есть некий «дух», — и что? Грубо говоря, что бы я с этого имел? Я ведь даже не знаю, что означают эти слова — «дух», «душа», «бог». Как можно испытывать тоску по тому, чего не можешь даже определить? Чего, в общем, никто не может определить, чего не существует и не может существовать просто потому, что никто даже не знает, чему следовало бы существовать на месте называемого этими словами?

Есть такие частые выражения — «тоска по чуду», «желание сказки». А нафига? Зачем? Чудо — это что? Нарушение законов физики? Невозможно. Да и незачем. Сказка — это что? Это когда существует, например, леший. Ну и зачем он мне? И вообще кому угодно.

Какой-то информационный вирус просто. Весь человеческий дискурс забит лишними словами и бессмысленными нарративами, крутящимися вокруг небывалого, несуществующего, Бога, духа. Когда всё это с самого детства встречается тут и там — даже в пословицах, в устойчивых выражениях («слава богу» и т.п.), мозг не может смириться с отчаянной пустотой смысла под этими словами и пытается заполнить их хоть чем-то. Отсюда и эта тоска. Когда-то в языковом сознании произошёл глюк, породивший всю эту чушь, а я теперь из-за него страдаю. И ведь вместо того, чтобы всячески способствовать полному искоренению этих слов из речи, чтобы хоть как-то способствовать излечению языка и сознания от этой болезни, я, вот, опять накатал пост, в котором эти идиотские слова в каждой строке. Вирус размножается. Надо с этим что-то делать.

Ницше очень поспешил со своим «Бог умер». Если бы. Жив курилка. Но, конечно, должен умереть. Как и вся сопутствующая хрень.

Свобода не значит

На тему «Свобода не значит вседозволенность». Думаю, если так, то надо уточнить. В т.ч. в конституции и прочих законоподобных бумагах. Вот, как-то так:

Граждане России имеют право на невседозволенность слова.

Граждане России имеют право на невседозволенность совести.

Граждане России имеют право на невседозволенность передвижения.

Граждане России имеют право на невседозволенность собраний.

И т.п.

Чудо Георгия о ленте

Чудо Георгия о Змие

Тут Андрей Перла сказал в комментариях, что уважение к ленте ордена Святого Георгия должно быть привито в школе на уровне рефлексов. Ну, мне вообще кажутся удивительными, непонятными и болезненными такие вещи, как уважение к лентам, знакам и прочим фенечкам, но сейчас не об этом. Сейчас я вдруг обратил внимание на слово «Георгиевский/ая» в названиях российской боевой награды и лоялистской «деньпобедной» ленточки. Чёрт побери, ребята, ведь это же в честь так называемого святого Георгия! Это же бред! То есть, понятно, в дореволюционной, насквозь пропитанной православием России это было нормально, но сейчас? Вот, при советах нормальные были названия наград, вменяемые. Медаль «За отвагу», «За взятие Кенигсберга», «За спасение утопающих». Просто и понятно. Орден боевой (или трудовой) славы. Тоже понятно: ты герой — мы тебя славим. Орден Красной звезды. Совсем просто: ты отличился — на тебя повесили яркую заметную звёздочку, чтобы все видели, что отличился, просто значок, абстрактный. Ну чувака с винтовкой ещё там нарисовали, чтобы понятно было, что про войну. Орден «Знак почёта». Ну ясно — знак почёта, ни отнять, ни прибавить. Даже ордена Суворова, Александра Невского и адмирала Ушакова — это тоже понятно: они полководцы, флотоводцы, ордена эти вручаются тем, кто столь же талантлив и удачлив, как они. В общем, никаких вопросов по советским наградам.

А вот, смотрите, Указом Президиума Верховного Совета Российской Федерации от 2 марта 1992 года № 2424—I «О государственных наградах Российской Федерации» было установлено:

…восстановить российский военный орден Святого Георгия и знак «Георгиевский Крест».

Кто такой «Святой Георгий», чем знаменит, кроме того, что нарисован на московском гербе и ещё во многих местах? В основном, извините, посмертными чудесами. Например, явился во время битвы крестоносцев с сарацинами, одетый в белый плащ, и начал кого-то рубить. А ещё пришёл (после смерти, конечно) в земли, разоряемые змеем горынычем, и змея оного изничтожил. То есть, российских военных, совершивших нечто героическое, награждают знаком имени горячечной галлюцинации какого-то тамплиера. В память о победе советского народа над немецко-фашистскими захватчиками нам предлагают носить на себе изделие, названное в честь мифологического солярного персонажа, прибранного к рукам рачительными компиляторами мифологии христианской. Единственный прижизненный подвиг этого персонажа (если он вообще когда-либо существовал, что спорно) — открытое исповедание христианства, когда это было запрещено, и принятие пыток и мученической смерти за эту свою позицию. Мужественно, ничего не скажешь. Но выходит, что человек этот — фрондёр, открыто пошедший против власти, против мирского государства ради убеждений. То есть, святым он стал не за воинские подвиги, хоть и был вроде как телохранителем императора Диоклетиана, т.е. человеком в общем военным. И логично было бы ещё награждать им тех, кто, не убоясь преследований со стороны властей, до конца отстаивает свою позицию. Логично было бы, если бы с символами Георгия бродили по Москве так называемые «несогласные». Но бродят ведь лоялисты! Конечно, можно сказать, что Георгий был лоялен высшей власти — Богу. Но тогда выходит, что российское государство претендует на божественность? Хм… Или на то, что оно — высшая власть? Особенно хм. Потому что в наше время власть — это вообще дурной тон. Экспертиза, координация, администрация, но не власть. Власть — это от слова «владеть», а нынешние управители — всего лишь наёмные работники, которым делегированы права временно держаться за некоторые рычаги. Если они претендуют на то, чтобы зваться и тем более считаться властью, значит, они не на своём месте.

И вообще, все эти рассуждения актуальны только если забыть, что персонаж всё-таки христианский. А следовательно ни в качестве воинской награды в светском государстве, ни в качестве символа победы СССР над Германией его имени делать нечего.

К сожалению, появление всего вот этого «георгиевского» в РФ — лишь момент общего отката к примитивной доматериалистической, досоветской символике. Сюда же плюс и всякие злобные охотничьи животные на воинских шевронах вместо индустриальных шестерёнок, пропеллеров и т.п, и возвращение двухголовой хищной птицы на герб страны, и повальная мода на адамову голову в одежде и украшениях, и т.п. Мы дичаем, товарищи. И это грустно.

Кстати, поздравляю с 290-й годовщиной изгнания из России представителей Общества Иисуса.

Кислое яблоко

Глядя на имена и прозвища разных экзотических (да и не только) растительных плодов в разных европейских языках, невольно думаешь о том, как скудна была европейская природа. Удивительно ли, что европейцы так яростно стремились в заморские страны: знать из фруктов почти только одни яблоки — как так жить?

Яблоки

Дурное место

Когда в середине XX века американские буржуины впервые столкнулись с необходимостью захоронить ядерные отходы, у них ещё не было в распоряжении перестроечного Советского Союза, готового за понюшку сникерса хоть Красную площадь в три слоя любой отравой залить, а потому закапывать своё радиоактивное говно штатникам приходилось у себя. Закопать решили в пустыне, где никто не живёт. Но, разумно рассудив, что человека может куда угодно занести, постановили верным и в пустыне расставить знаки, предупреждающие о радиационной опасности. Собрали группу специалистов в области семиотики и поручили им разработать такую систему знаков, которая предупреждала бы о серьёзной опасности любого. Причём этот любой может быть неграмотным и не иметь ни малейшего представления ни о том, что такое радиация, ни об общепринятых знаках, означающих какую бы то ни было опасность. Учитывая, что отходы могут оставаться радиоактивными ещё десять тысяч лет, а человеческая история показывает, что редко какая цивилизационная традиция живёт так долго, нужна была система, которая предупредит даже того, кто не знает, что такое английский язык, что такое вообще письмо, не знает принятой сейчас цветовой символики, никогда не слышал о Соединенных Штатах и т.п. Варвара с дубиной, условно говоря. А заодно и вообще инопланетянина, т.е. совершенно чуждое существо с неведомыми свойствами.

Была мысль поставить монументы из прочных материалов, покрытые всеми возможными символами запрета и опасности, какие только удастся отыскать, вспомнить и сочинить. Мол, те, кто выйдет к такой штуке, хоть один из этих знаков да поймут. Мысль эту однако отмели, сочтя, что обилие разносистемных знаков только собьёт с толку, наведёт на ложный след, породит ложные расшифровки и т.п.

Было также предложение обновлять запрещающие знаки каждое третье поколение. Оно базировалось на представлении о том, что в любой цивилизации понятное деду, как правило, понятно ещё и внуку. А при внуке обновим сам знак или освежим знание о нём. Но это предложение также отмели, т.к. оно базировалось как раз на необходимости непрерывной исторической традиции, т.е. нарушало базовое условие.

В итоге было решено создать группы, состоящие из специалистов в области физики, лингвистики, семиотики, психологии, социологии, которые должны были бы не только ограждать опасные районы особыми официальными знаками, но постоянно формировать вокруг них славу дурных мест. Всеми способами — от научных работ до слухов и мифов, от анекдотов до религиозных табу. Группы действуют постоянно и обновляются. Понятно, что и такая система не даёт стопроцентной гарантии, но во всяком случае позволяет надеяться, что хоть в каком-то виде предупреждение пройдёт через века.

Интересно, было ли создание таких табуирующих групп американцами первым в истории нашей планеты? А если нет, то что скрыто в местах, испокон веку считающихся дурными?

О переносе Малороссии

Считаю неправильным именование Малороссией Украины. И дело вовсе не в том, что сами украинцы не хотят своей земле такого названия. Ведь Малороссия — это что? Малая Россия, Малая Русь, т.е. собственно русская земля — в противовес России Великой, Большой, той земле, что освоена русскими вообще. Это как малая родина и большая родина. Как Великая Греция (Нижняя Италия) — это новые земли, освоенные греками, в противовес собственно Греции, Греции малой. Как Великобритания на островах — в противовес собственно Бретани. То есть, когда-то нынешние украинские земли в самом деле были Малороссией — малой родиной русских. Но сегодня они не хотят быть русскими, да и, можно сказать, ими не являются. Поэтому предлагаю лишить Украину высокого статуса Малороссии и называть так теперь Среднюю полосу России — родину собственно русских людей. А Великороссией считать Сибирь, Урал, Карелию, Пермь, Северный Кавказ и так далее. Украину же считать Былороссией или Недороссией, например.

Большой Модернизированный Герб РФ

Как вариант Малороссией можно называть всю Россию, а Великороссией Южную Осетию, Абхазию и, для комплекта, АиИгЖ.

По понятиям. Двойные стандарты

«Двойные стандарты» — это нормально и правильно. Даже не двойные, а множественные. Потому что мир чрезвычайно разнообразен в своих проявлениях. Например, есть люди, которые говорят: «Россия не признала независимость Косова, а значит не должна признавать и независимость Южной Осетии, Абхазии и Приднестровья». Интересно, почему они так решили? Почему любое иное поведение сразу же получает ярлык «двойные стандарты»? С чего они взяли, что в таком сложном деле как перекраивание государственных границ могут быть какие-то стандарты?

Подумайте, почему одному больному врачи делают ампутацию стопы, а другому только промывание желудка. Это же двойные стандарты! Оба ведь люди и оба больные. Вы, правда, можете сказать, что всё не так, что, мол, болезни у них разные. Хорошо, почему тогда при одной и той же болезни один и тот же врач одному больному прописывает тетрациклин, а другому нет? А потому что организмы разные. Потому что у второго, например, на тетрациклин — аллергия. Если эту деталь не уточнить, второй больной может дать дуба.

Не исключены подобные уровни детализации проблемы и в политике, и в межличностных отношениях. И это я пока говорю лишь о том, что ошибочно принимают за двойные стандарты. А ведь есть ещё и собственно двойные стандарты. То есть, разница в отношении к однотипным явлениям, в разной степени выгодным или невыгодным для того, кто относится. A делает x и B делает x. И A, и B от x станет хорошо. C любит A и состоит с ним во взаимовыгодных отношениях, а вот B он терпеть не может да ещё и конкурирует с ним за нечто n. Почему же C должен одинаково реагировать на одинаковые действия A и B? Исключительно ради единообразия? Но разве единообразие — самоценно? Разве одинаковость — счастье? Разве однотипность — красота? Единообразие нужно только в казарме и на строевом плацу. Но даже в воинском подразделении, когда оно занимается реальным делом, каждый должен знать свой манёвр, табель своего поста и свои действия по тревоге. А в ситуациях сложных, непредусмотренных — проявлять смекалку и отличаться. Что же говорить об огромном человечестве, в жизни которого всё гораздо сложнее и мнообразнее, чем в пехотной роте. Разве можно требовать для всех людей и всех типов их объединений введения неких универсальных стандартов? Нет, нет и нет. А потому необходимость «двойных стандартов» есть едва ли не единственный универсальный стандарт человеческих отношений на всех уровнях.

К слову, из этого правила, как я уже когда-то замечал, вытекает следующее положение: не всякому позволено пользоваться двойными стандартами.