Tagзначения

Мелори Ортберг. Как говорить с младенцем о семиотике

МЛАДЕНЕЦ. Книжка собачки читать.
Я. Ты готов найти антецедент?
МЛАДЕНЕЦ. [тянется к книге] Собачки книжка!
Я. Окей, ты готов дешифровать или кодировать немедленно?
Но утвердись в контексте, прежде чем искать смысл.
МЛАДЕНЕЦ. [упирается в книгу, сдвигает её]
Я. Правильно.
Ищи свои координаты в пространстве-времени.

Я. [позвякиваю связкой ключей]
МЛАДЕНЕЦ. [счастливо булькает]
Я. Ладно, малыш,
что ты так смеёшься?
[позвякиваю связкой ключей]
Ты смеёшься над означаемым или над означающим?
МЛАДЕНЕЦ. [счастливо булькает]
Я. ХВАТИТ ДЁРГАТЬСЯ!
ОПРЕДЕЛИСЬ УЖЕ В ПРОСТРАНСТВЕ ПИРСОВОЙ СЕМИОТИКИ!
МЛАДЕНЕЦ. [счастливо булькает]
Я. НЕТ!
НЕ В СОССЮРИАНСКОЙ! ЭТО ЖЕ ТРИАДЫ, ТЫ, ИДИОТ!
МЛАДЕНЕЦ. [счастливо булькает]
Я. Ох, ладно, просто возьми эти ключи, на.

МЛАДЕНЕЦ. [пытается взобраться на скамеечку]
Я. Хорошо, малыш…
Малыш, посмотри на меня…
Это отличный материал:
ты взаимодействуешь со своим умвельтом.
МЛАДЕНЕЦ. [заползает на одеяло]
Я. Можешь ли ты определить свой умвельт?
МЛАДЕНЕЦ. Ма!
Я. Разве «ма» — это твой умвельт?
Попробуй ещё разок.
МЛАДЕНЕЦ. Мама!
Я. Нет. Твоя мама сейчас отсутствует как референт.
Покажи мне твой умвельт.
МЛАДЕНЕЦ. Ма-а! Га-а!
Я. ТЫ СОЗДАЁШЬ СВОЙ УМВЕЛЬТ ПРЯМО СЕЙЧАС, ТО, КАК ТЫ ОРИЕНТИРУЕШЬСЯ СРЕДИ ПОВСЕДНЕВНЫХ ОБЪЕКТОВ ОКРУЖАЮЩЕГО ТЕБЯ МИРА, — ЭТО И ЕСТЬ ТВОЙ УМВЕЛЬТ!
МЛАДЕНЕЦ. Ма-а-а-а-а-а-а-а!
Я. Ладно, хорошо, просто покажи мне красный кубик.
МЛАДЕНЕЦ. [показывает на красный кубик]
Я. Фигассе! Ты в самом деле хочешь вот так просто позволить мне СКАЗАТЬ, что «красный» в самом деле есть?!
Лол ок.

Я. Вытащи руки изо рта и покажи мне реалистичность.
МЛАДЕНЕЦ. [булькает полусъеденной малиной, выплёвывая её на кулачки]
Я. Убери руки изо рта и отзови обвинения Лакана в «зависти к физике».
МЛАДЕНЕЦ. [грызёт кулачки]
Я. Да просто вынь руки изо рта, противно же!

Я. Покажи мне структурализм своими кубиками.
МЛАДЕНЕЦ. Кубик.
Я. Я сказала: «покажи мне структурализм»,
а не «определи означающее».
МЛАДЕНЕЦ. [ставит красный кубик на коричневый кубик]
Я. Молодец.
Покажи теперь ограничения структурализма.
МЛАДЕНЕЦ. [швыряет синий кубик вглубь комнаты]
Я. Хорошо.
А покажи мне постструктурализм.
МЛАДЕНЕЦ. [колотит по кубикам кулачками]
Я. Просто отлично!..
А теперь используй свои кубики, чтобы продемонстрировать мне проблемы поэтики Достоевского.

МЛАДЕНЕЦ. Читать книжку собачек опять.
Я. Да-да, хорошо, сейчас.
Покажи мне, где жёлтый пёсик на этой странице.
МЛАДЕНЕЦ. [показывает]
Я. Умница.
Теперь покажи, где коричневая собачка.
МЛАДЕНЕЦ. [показывает]
Я. А теперь покажи мне, где автор.
МЛАДЕНЕЦ. [беспомощно моргает]
Я. Правильно.
Автор мёртв.


Перевёл Д. Яцутко

Половые треугольники

Сегодня в налоговой опять несколько секунд тупил перед туалетами, разглядывая треугольники. И так всегда — в кинотеатрах, в кафе, в торговых центрах — везде, где мужской и женский туалеты обозначены треугольниками, направленными вверх и вниз. Чтобы вспомнить, что треугольник вверх — это юбка, сообразить, что в общепринятой мифологии принято считать, что юбка есть нечто, что должно ассоциироваться с женщиной, и методом исключения понять, что второй треугольник — это что-то мужское, всегда нужно время. Видимо, в изучении иероглифов у меня не было бы никаких шансов. Разве что они были бы логичнее, чем вот это. Во-первых, почему треугольник, расширяющийся вниз, — юбка? Бывают же и узкие юбки. И вообще всякие хитрые. Во вторых, почему юбка — это женщина? Заморочки по гендерной привязке тех или иных предметов одежды всегда удивляли. Ну, то есть, да, мужчины носят юбки достаточно редко, но ведь женщины носят вообще всё. И потом, одежда в моей системе мира до такой степени мало имеет отношения к полу (она ведь одежда — надел, снял, купил, выбросил, подарил, потерял, сносил, вкусы поменялись), что я никогда сразу не вспоминаю, что эти треугольники имеют отношение к одежде. Первое, что приходит в голову, что треугольник остриём вниз — это пизда, а остриём вверх — хуй (и тут, ктстати, вспоминается цитата из Старджона об «идентичных половых треугольниках»). Но потом сразу же сомнение: в сортирах ведь ссут, а когда ссут, хуй, как правило, не стоит. Да и стоящий хуй можно изобразить по-разному: он ведь и расширяться к концу может. Да и вообще, напоминаю я себе, это не о сексе, как бы, а об испражнениях и отведении дурно пахнущих и привлекающих бактерии и мух нечистот за пределы активно эксплуатируемых пространств. Но тогда причём тут вообще пол? Пока я вот так размышляю, как правило, кто-нибудь заходит или выходит через одну из дверей, и это решает проблему. Если это не клининговый персонал, конечно, потому что они, как мы знаем, вхожи всюду. Продолжается это всё, конечно, не так долго, как я тут расписал, — секунды. Но всё равно всякий раз раздражает. Я вообще не раздражительный, на самом деле, но когда хочется ссать, нервы сложнее контролировать. Почему, раз уж так важно разделять гендеры в туалете, нельзя просто писать буквами? Пока русский язык таков, какой он сейчас, буквы «М» и «Ж» едва ли приведут кого-то в замешательство (хотя ещё в 70-е был анекдот про «медамов» и «жентельменов»). А за треугольники эти я бы убивал.

Про мужиков

Прочитал в ленте о некоторых известных людях — «настоящие мужики». Типа, позитивное определение. Поёжился, как бывает, когда какое-то слово слишком неправильно употреблено. Всё-таки мужики — это что-то такое, у подъезда или в гараже с бутылкой дешёвой водки. У проходной завода с тяжёлыми руками. В деревне на тракторе. А люди, о которых идёт речь — не мужики. Кость другая, сразу же видно. Они мужи, мужчины. «Мужики» для них — ошибочное наименование. Ну, то есть, наверняка они бы не возражали, если бы их так назвали, они, может, и сами себя так зовут, но это всё равно неправильно.

От слова «мужики» за версту несёт бесчеловечными шукшинскими фильмами и тяжкими рукопожатиями.

Меня с детства раздражало, когда мне, желая похвалить, говорили: «Ну ты мужик». Нет уж. Мужики все на пашне (да, господа в Париже, товарищи — на Кубе). Не надо путать понятия.

Нет, встречаются мужики и в филармонии, но их видно, у них конституция организма другая. Быть мужиком не плохо и не хорошо. Это просто другой подвид. Не наш.

Ребус

Только что придумал. Ну, может, не ребус, а сокращение такое специальное, полуиероглиф, не знаю. Но смотрится/читается забавно.

iob

Белый от волосков и другие

Шкала цветов

Шамуа, цвет шерсти серны
Соломенно-желтый (в смысле Саккардо)
Бело-сероватый, почти седой
Терратоковый (по Петунчикову — глинисто-желтый)
Зеленеющий
Сливяно-черный
Бледноизабелловый
Инкарнатный
Львино-желтый
Кармазинный
Сланцевоцветный

Так называются некоторые из приведённых в таблице цветов. Чтобы узнать, какие именно, скачайте замечательное пособие (формат DjVu можно читать, например, этим — http://ru.wikipedia.org/wiki/STDU_Viewer).

Политкорректность

Вдруг вспомнил, что о «политкорректности» впервые услышал в незапамятные времена в беседе об американском кино. Собеседник объяснил мне это странное слово так: «Политкорректность — это когда бандит, грабитель, взломщик, убийца, торговец наркотиками могут быть приятнейшими, замечательнейшими людьми, мы будем им весь фильм сочувствовать, но в конце ленты они всё равно получат по заслугам, а восторжествует неприятный потный косноязычный деревенский коп. Потому что политкорректность, то есть зло не должно торжествовать, сколь бы оно ни было обаятельным. Ты можешь выглядеть на три тысячи долларов, приятно говорить, переводить старушек через дорогу и каждый вечер отдавать бездомному мальчугану свои лучшие туфли, но мы знаем, что ты сделал прошлым летом, а потому, извини, чувак, но так надо: мы не можем позволять зрителю смотреть на тебя и думать, что он может утаить налоги и ему это сойдёт с рук только потому, что у него трое прекрасных детей и степень по социологии. Дурное должно быть наказано — вот что такое политкорректность».

Так и жил я сколько-то лет с вышеприведённым определением в голове. А потом услышал, что все вокруг почему-то считают, что политкорректность — это когда негров нельзя называть неграми, женщин женщинами, а дворников дворниками. Был удивлён. Первое время даже не верил.

После, разобравшись, подумал, что вместо этого варваризма, который многие вставляют в речь, не пытаясь понять, что же он собственно значит, а восстанавливая значения по созвучиям и сомнительного качества контекстам, лучше бы использовать нечто вроде «речевая ответственность». А в случае конкретно с неграми и прочими дворниками так и вовсе — «необидная речь».

Тёлочки, или Язык хранит очевидное

Сегодня очередной высокоморальный комментатор нечаянно напомнил мне о давнем споре по поводу применимости к юным человеческим особям женского полу наименования «тёлочка». Так вот, отыскав тот давний тред, я обнаружил в нём неотвеченный камент, в котором один товарищ интересовался этимологией слова «деваха». Вопрос, конечно, поставлен странно: логичнее было бы интересоваться этимологией корня «дев». Ну, я и поинтересовался. И выяснил, что наиболее очевидное происхождение корня «дев» — от древнеиндоевропейского *dhe-, dhei — сосать, доить, кормить грудью. От этого же корня происходят латинское femina (женщина), латинское же fello (сосать), литовское pirmadele (первотёлка), древнеирландское dhena (дойная корова), русское «доить» и т.п. Коротко говоря, когда древним индоевропейцам надо было как-то называть молодых женщин, они использовали тот же ассоциативный ряд, что и использующие сегодня слово «тёлка». Строго говоря, исторически слово «девушка» значит ровно то же самое, что употребимое сегодня в отношении девушки слово «тёлочка».

И, кстати, коровы — прекрасны и полезны. Не зря у индоевропейских (да и не только) народов большинство божеств имеют коровьи воплощения и черты.

Гера — волоокая.

Зевс превращается в быка.

Ио превращают в корову против её воли.

Вахана и частичное воплощение Шивы — бык Нандин.

В одном из эпитетов Вишну — Говинда — даже идиот почувствует вкус говядины.

Адити — корова.

Притхиви, олицетворяющая землю, — корова же (это у индусов; родственные им маздеисты, говоря «дух коровы» имели в виду «дух Земли»).

Аудумла, вскормившая Имира и своим теплом создавшая Асов, — тоже корова.

Небезызвестный Митра связан с быком: он его то убивает, то, простите уж, покрывает; кстати, традиция жрети богам именно коров и быков восходит к палеолитическому обряду богоядения.

В русских дремучих сказках также есть отголоски. «Крошечка-Хаврошечка», например. Тамошняя корова — натурально Сурабхи.