Tagзнаки

Мелори Ортберг. Как говорить с младенцем о семиотике

МЛАДЕНЕЦ. Книжка собачки читать.
Я. Ты готов найти антецедент?
МЛАДЕНЕЦ. [тянется к книге] Собачки книжка!
Я. Окей, ты готов дешифровать или кодировать немедленно?
Но утвердись в контексте, прежде чем искать смысл.
МЛАДЕНЕЦ. [упирается в книгу, сдвигает её]
Я. Правильно.
Ищи свои координаты в пространстве-времени.

Я. [позвякиваю связкой ключей]
МЛАДЕНЕЦ. [счастливо булькает]
Я. Ладно, малыш,
что ты так смеёшься?
[позвякиваю связкой ключей]
Ты смеёшься над означаемым или над означающим?
МЛАДЕНЕЦ. [счастливо булькает]
Я. ХВАТИТ ДЁРГАТЬСЯ!
ОПРЕДЕЛИСЬ УЖЕ В ПРОСТРАНСТВЕ ПИРСОВОЙ СЕМИОТИКИ!
МЛАДЕНЕЦ. [счастливо булькает]
Я. НЕТ!
НЕ В СОССЮРИАНСКОЙ! ЭТО ЖЕ ТРИАДЫ, ТЫ, ИДИОТ!
МЛАДЕНЕЦ. [счастливо булькает]
Я. Ох, ладно, просто возьми эти ключи, на.

МЛАДЕНЕЦ. [пытается взобраться на скамеечку]
Я. Хорошо, малыш…
Малыш, посмотри на меня…
Это отличный материал:
ты взаимодействуешь со своим умвельтом.
МЛАДЕНЕЦ. [заползает на одеяло]
Я. Можешь ли ты определить свой умвельт?
МЛАДЕНЕЦ. Ма!
Я. Разве «ма» — это твой умвельт?
Попробуй ещё разок.
МЛАДЕНЕЦ. Мама!
Я. Нет. Твоя мама сейчас отсутствует как референт.
Покажи мне твой умвельт.
МЛАДЕНЕЦ. Ма-а! Га-а!
Я. ТЫ СОЗДАЁШЬ СВОЙ УМВЕЛЬТ ПРЯМО СЕЙЧАС, ТО, КАК ТЫ ОРИЕНТИРУЕШЬСЯ СРЕДИ ПОВСЕДНЕВНЫХ ОБЪЕКТОВ ОКРУЖАЮЩЕГО ТЕБЯ МИРА, — ЭТО И ЕСТЬ ТВОЙ УМВЕЛЬТ!
МЛАДЕНЕЦ. Ма-а-а-а-а-а-а-а!
Я. Ладно, хорошо, просто покажи мне красный кубик.
МЛАДЕНЕЦ. [показывает на красный кубик]
Я. Фигассе! Ты в самом деле хочешь вот так просто позволить мне СКАЗАТЬ, что «красный» в самом деле есть?!
Лол ок.

Я. Вытащи руки изо рта и покажи мне реалистичность.
МЛАДЕНЕЦ. [булькает полусъеденной малиной, выплёвывая её на кулачки]
Я. Убери руки изо рта и отзови обвинения Лакана в «зависти к физике».
МЛАДЕНЕЦ. [грызёт кулачки]
Я. Да просто вынь руки изо рта, противно же!

Я. Покажи мне структурализм своими кубиками.
МЛАДЕНЕЦ. Кубик.
Я. Я сказала: «покажи мне структурализм»,
а не «определи означающее».
МЛАДЕНЕЦ. [ставит красный кубик на коричневый кубик]
Я. Молодец.
Покажи теперь ограничения структурализма.
МЛАДЕНЕЦ. [швыряет синий кубик вглубь комнаты]
Я. Хорошо.
А покажи мне постструктурализм.
МЛАДЕНЕЦ. [колотит по кубикам кулачками]
Я. Просто отлично!..
А теперь используй свои кубики, чтобы продемонстрировать мне проблемы поэтики Достоевского.

МЛАДЕНЕЦ. Читать книжку собачек опять.
Я. Да-да, хорошо, сейчас.
Покажи мне, где жёлтый пёсик на этой странице.
МЛАДЕНЕЦ. [показывает]
Я. Умница.
Теперь покажи, где коричневая собачка.
МЛАДЕНЕЦ. [показывает]
Я. А теперь покажи мне, где автор.
МЛАДЕНЕЦ. [беспомощно моргает]
Я. Правильно.
Автор мёртв.


Перевёл Д. Яцутко

Почему фашисты такие трусливые?

Давно хотел про это написать, но всё как-то забывал, а тут картинку увидел и вспомнил.

Вот дохерища националистических тусовок по всему миру лепят на свои говнофлажки, говноберетики и говноповязки какую-нибудь свастикоподобную хуйню, но в публичном текстовом пространстве изо всех сил отнекиваются: «Не, это у нас не свастика. Это размандаебищенское сварогово святопиздие, исконный символ древних мамонтоёбов».

Ну вот что за хуйня, чуваки? Ну ведь ежу же понятно, что вам хочется свастику, но закон страны проживания, а также немножко общественное мнение очко щекочут. Ну вот я не националист, более того — антинационалист, но считаю, что свастика — это охуенно, она красивая и вся хуйня. А всё это ваше «я не зигую, я показываю, насколько сынок подрос» — мудозвонство и трусость. Хотите свастику — носите свастику. Хотите хуйню, похожую на свастику, ну так честно и признавайтесь: «Вот сочинили себе (ну, или выкопали в одной книжке по культурологии) хуйню, похожую на свастику». А то, блять, можно подумать, что от того, что у вас будто бы не свастика, а «славянский мордоворот», вы меньше фашисты, меньше романтики или меньше дураки.

Кстати, хрень, которую на этой картинке безграмотный мудак за подписью «человек разумный» зовёт «свароговым квадратом», в рнешной газете «Русский порядок» середины 90-х называлась «вифлеемской звездой».

«Валькирия», блять. «Цветок папоротника». Хуёк хуяпоротника. Книжек бы, что ли, почитали, человеки разумные. Ну или хоть картинки бы посмотрели. С подписями. Ну и, как бы, ну кому вы рассказываете? Ну вот человек декларирует, что он националист, и его неудержимо тянет на себя налепить фигурку, очень-очень похожую на свастику. Ну бля, ну конечно это исключительно потому, что его далёкие предки вот ровно под таким знаком с ровно такими засечками вола ебли и об том запись черторезами на фестском диске оставили. А немецкий национал-социализм тут ну совершенно ни при чём, это, блять, оскорбительно — сравнивать честного носителя хуйка хуяпоротника с немецкими национал-социалистами. Замаскировались такие: глаза закрыли — и вас никому не видно. Только жопа из травы торчит.

Половые треугольники

Сегодня в налоговой опять несколько секунд тупил перед туалетами, разглядывая треугольники. И так всегда — в кинотеатрах, в кафе, в торговых центрах — везде, где мужской и женский туалеты обозначены треугольниками, направленными вверх и вниз. Чтобы вспомнить, что треугольник вверх — это юбка, сообразить, что в общепринятой мифологии принято считать, что юбка есть нечто, что должно ассоциироваться с женщиной, и методом исключения понять, что второй треугольник — это что-то мужское, всегда нужно время. Видимо, в изучении иероглифов у меня не было бы никаких шансов. Разве что они были бы логичнее, чем вот это. Во-первых, почему треугольник, расширяющийся вниз, — юбка? Бывают же и узкие юбки. И вообще всякие хитрые. Во вторых, почему юбка — это женщина? Заморочки по гендерной привязке тех или иных предметов одежды всегда удивляли. Ну, то есть, да, мужчины носят юбки достаточно редко, но ведь женщины носят вообще всё. И потом, одежда в моей системе мира до такой степени мало имеет отношения к полу (она ведь одежда — надел, снял, купил, выбросил, подарил, потерял, сносил, вкусы поменялись), что я никогда сразу не вспоминаю, что эти треугольники имеют отношение к одежде. Первое, что приходит в голову, что треугольник остриём вниз — это пизда, а остриём вверх — хуй (и тут, ктстати, вспоминается цитата из Старджона об «идентичных половых треугольниках»). Но потом сразу же сомнение: в сортирах ведь ссут, а когда ссут, хуй, как правило, не стоит. Да и стоящий хуй можно изобразить по-разному: он ведь и расширяться к концу может. Да и вообще, напоминаю я себе, это не о сексе, как бы, а об испражнениях и отведении дурно пахнущих и привлекающих бактерии и мух нечистот за пределы активно эксплуатируемых пространств. Но тогда причём тут вообще пол? Пока я вот так размышляю, как правило, кто-нибудь заходит или выходит через одну из дверей, и это решает проблему. Если это не клининговый персонал, конечно, потому что они, как мы знаем, вхожи всюду. Продолжается это всё, конечно, не так долго, как я тут расписал, — секунды. Но всё равно всякий раз раздражает. Я вообще не раздражительный, на самом деле, но когда хочется ссать, нервы сложнее контролировать. Почему, раз уж так важно разделять гендеры в туалете, нельзя просто писать буквами? Пока русский язык таков, какой он сейчас, буквы «М» и «Ж» едва ли приведут кого-то в замешательство (хотя ещё в 70-е был анекдот про «медамов» и «жентельменов»). А за треугольники эти я бы убивал.

Плитка тротуарная, декоративная, камень, лиственит, кирпич декоративный, черепица

В Санкт-Петербурге на днях закончился конкурс на лучший проект знака на въезде в город. Победило вот это:

Проект Rhizome Group.

Не знаю, как вам, а мне этот проект напоминает стоящие тут и там вдоль дорог рекламные стенды контор, продающих и кладущих всякие тротуарные и стеновые покрытия. Никаких больше ассоциаций.