Tagдемократия

Внутренний трёп о демократах и демократии

Хорошо помню, что когда начиналась вся эта «демократия», большинству свежевылупившихся демократистов неотъемлемыми и главнейшими условиями её построения виделись следующие:

а) Загнать «гегемона» в стойло,
б) Удалить от власти всю тогдашнюю номенклатуру (желательно на фонари).

И многие из демократистов первой волны до сих пор никак не могут понять, как получилось, что при чаемой когда-то демократии всяким шахтёрам и уборщицам позволено голосовать, а номенклатура так с тех пор и не пошевелилась.

Другие вслед за мыслью о необходимости демократии впитали в себя постмодернистские телеги о том, что, да, и шахтёр имеет право, и уборщица, и даже пидарас, дебил, женщина и индеец. И вот у этих случился перекос в другую сторону, рема (в силу новизны и соответствующей силы воздействия на неокрепшие умы) настолько убрала тему, что «даже пидарас, женщина и индеец» превратились в «только пидарас, женщина и индеец». При этом даже шахтёр с уборщицей, не говоря уже о директорах предприятий, например, потерялись. А «женщина» в этой новой мысли стала восприниматься не как просто женщина (потому что в концепции просто женщины нет новизны), а как такая женщина, которая как пидарас и индеец одновременно.

«Гегемона» потом, потихонечку и без шума, в стойло всё-таки загнали. Только сделали это не демократисты и их воображаемые друзья, а те же (или того же типа) люди, что и раньше занимались подобным. В стойло провели пивопровод, колбасопровод и телевизор, а демократистов-демократизаторов оставили на улице, с их воображаемыми друзьями. Вход в стойло при этом открыт — типа, милости просят. Или так и стой на улице, группами не более трёх и без вызывающих плакатов в руках. Иначе мешаешь.

Обиженные предательством «гегемона», который не захотел не только быть их верным рабом, но даже не поблагодарил за обилие пива, демократисты стали пытаться осчастливить своих воображаемых друзей: пидарасов, индейцев и тех женщин, которые как индейские пидарасы. А поскольку таковых у нас почти не было, стали их выращивать и воспитывать. Конечно, закончится это тем, что правильные чуваки построят для индейских женопидарасов новый загон с корытцем соевого молока и круглосуточным «Кино не для всех», а демократисты, вновь оказавшись на улице группами не более одного, займутся очередным конфликтным переосмыслением социального идеала.

Дурные новости

Я редко и не сплошняком читаю новости, а потому на плохие попадаю нечасто. Тем не менее, новости последних дней производят в целом какое-то безрадостное впечатление. И эта дурацкая идея с российским национальным файрволом, и неиссякающие сообщения о том, что кризис и в самом деле есть, что он не ограничится ударами по крупным девелоперским компаниям и банкам, но пизданёт и по нормальным людям, причём по всему миру, и прочая, и прочая. Однако я далёк от того, чтобы впадать в уныние, и не поддерживаю вопли a la «надо валить» (правительство или из страны — не имеет значения). Возникшее у меня ещё в юные годы ощущение, что я смогу замечательно жить при любой власти, при любом режиме, последнее время только укрепляется. Главный комфорт, в котором я нуждаюсь, — это русский язык, русская среда. Эта среда в достаточно развитом виде существует только в России (и отчасти на Украине и в Белоруссии). Поэтому я буду продолжать жить здесь. Это не значит, что я буду чем-то жертвовать: ни свобода общения в этих ваших интернетах, ни возможность есть тайский рис (тем более, что я ваще теперь не ем крупы), ни возможность выбирать одного дурацкого мудака из нескольких идиотских сволочей (aka буржуазная демократия; тем более, что я всё равно не хожу на выборы) не стоят русской языковой среды, т.е. жертвами не являются. Мне было бы просто физически больно и неприятно, если бы приходилось каждый день, покупая кефир, говорить продавщице что-то нерусское и слышать от неё такое же. А уж жить где-то, где нет кефира… Тоже можно, при условии, что это в России.

Что же до борьбы с режимом…

Ну вот смотрите. Был режим советский. Было при нём что-то хорошее? Было, безусловно. Но ведь и хуёвого было дофигищи. И в разные периоды было по-разному, потому что это даже формально были разные системы (то диктатура пролетариата, то развитой социализм и т.п.), а уж на практике — тем более. Сейчас у нас буржуазный авторитаризм. Ну и что? Хорошее есть? Валом. Плохое? Тоже очень много. И тоже временами чего-то больше, чего-то меньше. И так будет всегда. Так что, я предпочитаю просто жить. Так или иначе я постоянно взаимодействую с действительностью, стараясь сделать её лучше. И я не думаю, что от того, что я пойду, скажем, на какой-нибудь митинг, будет какой-то толк. Я уж не говорю о вооруженном сопротивлении кому-то. Кому? На  меня никто не нападает.

А вы, конечно, боритесь, если хотите. Я не против. Понятно, что если у вас всё получится и вы развесите чиновников на фонарях вдоль Тверской, народ вам какое-то время поаплодирует. Даже я, может быть, поблагодарю за возможность сделать несколько эпохальных фотокадров и прозаических зарисовок. Но ведь дальше вам самим придётся стать чиновниками. И фонари будут плакать уже по вам. В общем, меня там не будет. С делами власти и её переустройства справляйтесь как-нибудь без меня. Я только буду время от времени комментировать. Ещё могу сочинять лозунги. Для всех участвующих сторон.

Идею валить из страны я не поддерживаю совсем. Не люблю, когда приятные мне люди уезжают заграницу: тем самым вы разрежаете мою русскую среду. Ещё когда едут на Украину, в Белоруссию, в крайнем случае — в Ад и Израиль, к этому можно отнестись нормально: там русских много, такие перемещения можно считать перераспределением массы внутри тела русской культуры. А вот сваливая навсегда в англосаксонские страны, начиная говорить там на английском и на нём же воспитывать детей, вы наносите ущерб лично мне.

Вот, скажите, что вам в России не нравится?

Дом не купить, приходится годами мыкаться по съёмным углам без всякой перспективы прочно осесть? Ну так ведь всегда так было. И ничего. Ну, при советской власти счастливчикам доставались убогие маленькие квартирки. Но тоже ведь жили.

Интернет станут фильтровать? Да и колом он ебись, этот интернет.

Импортный рис почти перестали завозить? Отличный повод перестать есть рис вообще (не есть же краснодарский, ей Богу).

Грузинского вина нет? И отлично! Грузинское вино стало сплошь несъедобным говном за много лет до того, как его перестали ввозить в Россию.

Пиво дорожает? Да и хуй с ним.

Мясо? Можно перейти на сёмгу. Дорого сёмгу? На скумбрию. Скумбрию тоже дорого? Мойва тоже чертовски вкусна.

Не знаю, как вы, а я наконец утолил тот жуткий голод, который преследовал меня постоянно с раннего детства и до середины 2000-х. Я наелся. По-хорошему, мне теперь ваще до фени, что за ситуация будет в стране с едой. До блокадных паек всяко не дойдёт. А пока так и вообще ведь всё отлично.

Что ещё? Демонстрации несогласных разгоняют и бьют? Э-э… Ну, в общем, тут всё просто: не хочешь, чтобы тебя разгоняли и били, — не ходи на демонстрации несогласных.

В школах и институтах преподают полную чушь и на очень низком уровне? Ну и что? Нормальный учитель (тем более — нормальный вузовский преподаватель) всегда были редкостью, большинство одобренных и рекомендованных учебников всегда были и всегда будут говно, а самообразования и образования в семье никто не запрещает и сейчас.

Передовую электронику у нас не производят? А что изменится, если вы уедете в Австралию или Чехию? У нас ведь её после этого всё равно производить не начнут. Да и в Австралии с Чехией её, по-моему, не особенно-то производят.

Что у нас ещё не так? Запрещают гей-парады? Ну и ладно. Эти парады — такое же бесполезное явление, как и марши несогласных. Передвигаться по городу толпами вообще незачем.

Запрещают носить свастику? Да и не хуй ли на неё, на свастику эту? Ну, или на тех, кто запрещает. По выбору.

Агитируют носить георгиевскую ленточку? На ленточку и/или на тех, кто агитирует, тоже хуй.

Запрещают какие-то книги? Ну, это хреново, конечно, но, скажите честно, вы что — собирались прочесть все книги на свете? Вам оставшихся, тех, которые не запретили, мало, что ли?

Основы православной культуры в школах вводят? А у меня на первом курсе была история КПСС. И ничего — дожил до 36 лет, счастливо женат и доволен собой.

Длинный пост получился. Собственно, он о том, что плохие новости не портят моего настроения. Ну да, безрадостные они. А кто сказал, что жизнь должна состоять сплошь из радости?

Тем временем на сайте Хреновина.net:

Как женщине стать яркой.

Внешний кулер для башни.

Главная ОПГ страны перевооружается.

Солидный слюнявчик.

Стимпанк-жучки.

Легитимация

Вчера весь день лежал в полубреду от дурной погоды и отсутствующего в теле кровяного давления и по неизвестной для меня причине первым, о чём я подумал, придя в себя, были механизмы легитимации власти. То есть, сперва я вспомнил статью одного пиндосского неокона, который утверждал, что нельзя считать автократии легитимными, даже если те искренне поддерживаются своими народами. После этого я сразу подумал: «Тебя, придурка, забыли спросить». А потом, собственно, задумался о механизмах легитимации. Вот, например, демократия. Всеобщее прямое голосование считается вполне себе подходящим механизмом легитимации. При этом если, допустим, про парадокс Кондорсе/ теорему Эрроу знают далеко не все, то уж элементарно о вбросах, чёрном и белом пиаре, административном ресурсе, гражданской неграмотности большой части электората и гражданской же инертности другой большой его части и т.п. в той или иной степени знают все. Все знают, если коротко, что голосование это сраное говорит не о прямой связке «доблести кандидата — голоса сограждан», а о сложной обусловленностиПирамида власти этих голосов кучей факторов, среди которых отчетливо выделяется фактор бабла финансовых и промышленных воротил. То есть, грубо говоря, легитимной в итоге считается та власть, в процесс легитимации которой вложено больше бабла, так? Не совсем. Почему? Потому что бабло вкладывается тоже не просто так. Подкладывание оного под того или иного кандидата является результатом сложного сплетения интересов, обещаний, интриг и угроз, происходящих между теми, у кого, собственно, уже есть возможность распоряжаться какими-то заметными ресурсами. То есть, легитимной становится та власть, которая легитимизирована властью существующей. Ну, может быть, властью несколько иного уровня. Доступ к ресурсам даётся только теми, кто уже состоит в клубе распоряжающихся ресурсами. При этом, чем большим количеством (и качеством) ресурсов ты распоряжаешься, тем более ты имеешь возможностей оказать влияние на легитимацию того или иного уровня власти. Грубо говоря, голос избирателя — тоже ресурс, но маленький и хуёвый, потому и вклад избирателя в сабжевый процесс — мизерный. Что же делать тому, кто хочет всё-таки оказать некое влияние на сабжевый (или обратный ему — делигитимации) процесс, а ресурсов никаких, кроме головы и рук, не имеет?

Есть множество вариантов, сводящихся, в общем, к одному: надо подчинить себе ресурсы — чем больше, тем лучше. Как? Ну, самый простой вариант — объединиться с единомышленниками. Например — создать политическую партию. Помните, как говорил Горлан наш Главарь Владимир Владимирович? Единица — вздор, единица — ноль. Голос единицы — тоньше писка. Кто его услышит? Разве жена? И то, если не на базаре, а близко. Так вот, чтобы вас услышали на базаре, надо объединиться в группу, угрожающую совместными действиями. Действия могут быть разные. Например, можно выйти толпой на улицы и там поорать чего-нибудь хором. Это хуёвые действия в плане приближения к тому уровню, на котором разрешено влиять (обратите, кстати, внимание на слово: влиять — это вливать, вливать в общее решение то, что есть у тебя; чем больше у тебя есть, тем больше ты можешь влить). Но для начала можно и на улицы вывести. Там те, кто владеет основными властными ресурсами сейчас, скорее всего постараются выведенных побить, раздробить, осмеять или что-нибудь в этом роде. Никакого другого непосредственного эффекта не будет. Тогда зачем? Объясняю: если вы сможете убедить ресурсодержателей, что тоже владеете ресурсом, например, можете говорить от имени какого-то заметного количества людей, то есть распоряжаться этими людьми как ресурсом, вы тем самым заявите о себе как о де-факто члене клуба распорядителей. Пусть — пока в самом низшем статусе, но — тем не менее. Ваш ресурс — это товар. Он может кого-нибудь заинтересовать. И, если, имея всего один голос, вы можете рассчитывать разве что на говнооткрытку с факсимиле мэра, то уже пара тысяч голосов могут стоить чего-то большего. А сто тысяч — многого.

Но тут у вас возникнет проблема. Даже несколько проблем. Во-первых, большая организация, партия, должна в самом деле вам подчиняться. Добиться этого непросто. Удержать эту власть — еще сложнее. Потому что, когда вы завладеете таким ресурсом, отобрать его у вас будут хотеть и изнутри, и извне. Или же — отобрать у ресурса вас, например, тюкнув вас за углом обрезком трубы. Или же — дав денег. Достаточно много, чтобы не сразу прожрать, но слишком мало, чтобы оставаться членом клуба оказывающих влияние.

Можно, конечно, попробовать, по классику, создав человеческий ресурс (партию), начать его силами недружественный захват «телефона, телеграфа, мостов», т.е. других ресурсов. Но, пожалуй, только в мечтах. Потому что в наше время незаметно создать человеческий ресурс достаточной для этого мощности вам не удастся, а если вас заметят (а вас заметят), вам просто не дадут этим заниматься. Вас так или иначе устранят в процессе.

Другой способ завладеть ресурсом — начать лично влиять на общественное мнение. Благо, интеренет сейчас у каждого под рукой. Тут уже ваша близость к клубу «вливающих» зависит от того, сколько у вас читателей (слушателей, зрителей, почитателей). И не имеет значения, на самом деле, о чем вы пишете/поёте обычно, о политике или о дамских сумочках. Потому что, если вы поёте о дамских сумочках и десять тысяч человек считают дамские сумочки важным для себя предметом, а вас — гиперавторитетом в этом вопросе, для двух третей из этих людей вы автоматически становитесь авторитетом вообще, а для членов клуба — распорядителем ресурса. И вы уже можете начинать участвовать в процессе легитимации власти. Правда, с десятью тысячами ваше участие будет не сильно отличаться от личного голосования: в масштабе огромной страны 10 000 — хуйня из-под коня. Но хотя бы бабла чуть дать может. Тем более, что вы уже сможете объединяться с другими обладателями такого же ресурса и уже вместе с ними угрожать (хотя бы потенциально) совместными действиями. Всё это применимо в т.ч. и к блогингу.

Но лучше, конечно, стать звездой. В каком-нибудь массовом виде — поп-эстраде, например, или женском теннисе. Тогда вы сами станете ресурсом, сами станете элементом механизма легитимации и сможете напрямую участвовать в договоренностях. Потому что любимец народа — это его сердце, а следовательно — и его слово, его доверие. А если при этом еще особенно не пиздеть публично об этой самой власти, то есть не пытаться превратить своих почитателей в политическую партию, можно будет пользоваться плюсами положения члена клуба и избегать минусов.

Вот. А ваш личный избирательский голос — это даже уже не смешно. Это, извините, баян.