Tagгендерное

ВЫ БУДЕТЕ НАС УГНЕТАТЬ И УБИВАТЬ! МЫ НАСТАИВАЕМ!

Невероятно забавный социальный момент: чем злобнее, агрессивнее, тоталитарнее метанарратив, чем больше у его высших адептов власти, чем меньше у них реальной ответственности, тем чаще все его адепты, включая случайных и малолетних, когда их уличают в чём-то злобном, антиэгалитаристском и т.п., норовят выставить себя самыми несчастными и угнетаемыми заиньками. При этом приводят такие до наглости откровенно издевательские примеры, что, в общем, видно сразу, что эти дряни думают на самом деле. А думают они примерно следующее: «Мы вас, тлю, как вертели на хую всякообразно, так и будем. А для тёмной хтонической массы, от которой хуй знает чего ждать в силу ённой хтонильности, мы придумали ебучую сказку, которая даже в обществе честно завершивших три класса на слабые трояки за отмазку не прокатит. Вы это понимаете, но нам срать. Жрите и радуйтесь, что вас, гуманоидов блядских, спящими не душат покамест».

Типичный случай. Женщина пишет о том, что большинство знакомых ей женщин в том или ином возрасте подвергались сексуальному насилию. И, блять, непременно в каментах объявится мужчина, который начнёт педалировать тему «посткоитального отказа как обвинения в изнасиловании». Вот же, мол, ситуация: сама набросилась, а потом не понравилось ей — теперь сажать, что ли, за это будут? Или даже не посткоитального, а что-то вроде «жена сама распалила, а потом у неё там мигрень, что ли, началась… что ж мне было — останавливаться?» И тут, как бы, дело даже не в том, что в первом случае речь о мифе, о какой-то ёбаной гипотетической хуйне, которая, если и случалась где, то уж точно не в этой стране и не с людьми, говорящими на этом языке. Дело не в том, что второй случай — это попытка тупого, блять, оправдания насилия, хоть и в семье между супругами (насилие не перестаёт быть насилием, если на пальце кольцо). Дело в том, что во втором случае, видимо, насильник, а в первом человек непричастный норовят выставить себя жертвами. И, как бы, с насильником понятно («а чего он лопатником светил? мне же таки больно было смотреть»), но почему с такой готовностью в подобные битвы кидаются непричастные, выставляя на щите дебильные мифические и полумифические примеры? Они реально боятся, что их ни за что, за то, что у женщины после ебли настроение переменилось, обвинят в изнасиловании и подвергнут репрессиям? Данунахуй. Мне-то не пиздите. Я вам скажу, чего они боятся. Они боятся, что угнетённая страта открывает рот не для того, чтобы принять в него хуй. Говорит она. А раз она, столько веков молчавшая, заговорила про изначилования, то она завтра, глядишь, и посуду мыть откажется? Бельё стирать? Поэтому надо как можно скорее если не сделать её виноватой, то, как минимум, занять бессмысленным спором с ебучими сомнительными мифами. Пока голова хуйнёй занята, может, тарелки-то на автомате и помоет.

Или вот ещё. Женщину не стали стричь в барбершопе, ибо, типа, «только для мужчин». И не то чтобы чисто мужской мастер не умеет завивать локоны и т.п. Ей надо было, допустим, в совершенно короткой причёске, вполне «мужской», подровнять виски или затылок. Машинкой. Ровно та хуйня, которую эти брадобреи регулярно делают мужчинам. Головы у мужчин и женщин примерно одинаковой формы. Какого хуя, казалось бы? Нет, я понимаю, когда меня не хотят брадобрить в некоторых очевидно заточенных под женщин парикмахерских, потому что не умеют бороду. Я понял бы, если бы в барбершопе отказались иметь дело с каким-нибудь хитрозавитым сплетением на голове. Но подровнять машинкой, ну чуваки! И что? Вот она пишт об этом, а в каменты приходят мужчины и спрашивают: «А в мужской туалет вас пускают? А в мужскую душевую?» И вот, блять, ну чуваки, ну при чём тут, блять, туалет? В туалете у людей часто обнажены чрезвычайно уязвимые части тела: гениталии. Эти части тела культурно связаны с коитусом, браком, близкими отношениями и прочей сложной хуитой. На них висит страшное количество страхов и комплексов. Разве что-то такое есть в, блять, парикмахерской? Даже если он называется барбершопом? Ну и потом, я лично неоднократно бывал свидетелем, когда женщины заходили и в мужскую общественную душевую, и в мужской туалет и были встречены там лишь стеснительными улыбками. Никто их оттуда не гнал. Потому что все знают, что в женском туалете всегда очередь, а уж голая женщина в мужской душевой это даже приятно. Мужчин, забрёдших по рассеянности в женскую душевую, чаще, конечно, встречают визгом и прогоняют. Ну так это понятно, почему. Потому что, как говорилось уже абзацем выше, множество женщин подверглись изнасилованиям, которые так или иначе ассоциированы с голым телом. С большинеством мужчин такого не было. нет, я знаю, что иногда и женщины насилуют мужчин, но именно иногда. То есть, это исключение, а не правило. А правило, к сожалению, понятно какое. Но я допускаю и такие варианты, когда и из мужского туалета или душевой женщину изгонят с истеричными воплями. Потому что, как уже говорилось, нагота — дело непростое в нынешней цивилизации. В принципе связанное с истерикой. Но, блять, парикмахерская, народ!.. Так почему же защитники барбершопа так упорно приводят в качестве контрпримера места с чувствительным обнажением? Да потому что их мужественность, патриархальность, их первое место в этом мире в сравнении с женщинами, их место угнетателя — для них чувствительно. Им нужны исключительные места, куда не пускают млечха, собак, нег… а, ну то есть женщин. Те слова были из другого подавляющего нарратива.

Ну и вообще. От адептов любой текущей распоряжающейся власти: «Дай вам волю — вы будете нас убивать». То есть, они не дают кому-то воли, держат в своих руках, в неволе людей держат, при этом обвиняют их в покушении на свою жизнь. Во-первых, как они это, блять, сделали бы из такого положения? Во-вторых, почему-то как раз от тех, кого вы держите в неволе, не слышно никаких слов об убиении. По крайней мере, когда там не пьют.

Дааа, вы любите выловить в условном кругу противного лагеря парочку сумасшедших, круглосуточно кричащих «Резать! Резать! Вешать! Вешать!», и предъявить за них всему лагерю целиком. В то время как там все настроены как раз просвещать и разъяснять.

Но вы просто сами очень хотите резать-вешать, потому только желания парочки сумасшедших и понятны вам среди всех желаний ваших врагов. Что, в общем, больше говорит о вас, чем о них.

Когда фашня пишет на стене, как бы от имени антифашистов, «Убей русского», она просто не понимает, что такое антифашизм. Фашне кажется, что если фашист русский и хочет убить нерусского, значит, антифашист должен быть нерусский и хотеть убить русского. А значит — убить его, а значит он жертва.

Господи, братцы, как же заебали все эти фашиствующие тоталитарные властолюбивые жертвы.

Иногда мне кажется, что они допросятся. У социума. У мироздания, блять. И с ними реально начнут делать то, что они используют в своих лживых и уродливых манипуляциях.

Австралийские ящерицы и норвежские дети меняют пол

Ящерицы меняют пол

В конце июня появились новости о том, что правительство Норвегии предложило и продвигает закон о смене юридического пола несовершеннолетними. Министр здравоохранения этой северной страны заметил, что, мол, это важная область, в которой Норвегия отстаёт от наиболее передовых стран, но теперь всё будет ок.

При этом министр ссылался на опыт Мальты как наиболее прогрессивной европейской страны в этом плане. Дескать, в большинстве стран Европы смена пола допускается только после 18 лет, а надо, мол, как на Мальте, где по этому вопросу вообще нет никаких ограничений.

Про отсутствие ограничений по возрасту на Мальте я ничего не нашёл, да, честно говоря, и не особенно и искал, т.к. поговорить хочу о другом. Что же до Мальты, то, если коротко, суть недавно (в апреле 2015 года) принятого там законодательства о гендерной идентичности в следующем: возможность выбора гендерной идентичности признана одним из базовых прав, защищаемых конституцией. Если раньше для смены «юридического гендера» необходимо было проведение операции по смене пола, а также наличие массы справок от хирургов и психиатров, то теперь достаточно простого письменного заявления. Также теперь запрещены (при отсутствии жизненных показаний) операции по формированию условного одного пола над детьми, родившимися интергендерами. То есть, защита тоталитарной дремучей строгой двугендерной системы на Мальте более не является ценностью, защищаемой государством.

Мальтийцы, к слову, в свою очередь, как теперь норвежцы на них, ориентировались на аргентинцев — в Аргентине аналогичный закон приняли ещё в мае 2012 года. Причём это вишенка, а сам торт строился давно: в 2003 году отдельные города и провинции Аргентины узаконили гомосексуальные гражданские партнёрства, в 2005 суд в провинции Кордова разрешил геям супружеские свидания с их заключёнными в тюрьме партнёрами, в 2009 суд постановил, что запрет однополых браков не является конституционным, в 2010 обе палаты аргентинского парламента положительно проголосовали за легализацию однополых браков и предоставление им всех присущих браку вообще льгот и привилегий, включая право на усыновление, в 2012, как уже говорилось, был принят закон о гендерной идентичности и в 2015, наконец, был внесён проект комплексного федерального закона о борьбе с дискриминацией как таковой. Не знаю, принят ли он уже, но вектор движения понятен.

Предыдущий абзац считаю необходимым прочесть и осмыслить всем тем, кто полагает, что это «Гейропа» несёт себе и всему миру Содом, а доблестный Третий мир (или как его теперь называть, когда, практически, не стало мира Второго?) стойким одноногим солдатиком стоит на страже патриархальных устоев. Если вам всё ещё кажется, что латиноамерианские мачо и гаучо выпячивают свои богатырские груди с вами в одном строю и уж в своих-то странах распутства непотребного не допустят, то вот вам, пожалуйста, Аргентина, да. Впереди всей Америки и вполне себе в авангарде планеты.

Да и в целом в Южной Америке всё весьма прогрессивно. Кроме Аргентины однополые браки разрешены в нашей партнёрше по БРИКС Бразилии, во Французской Гвиане, в Уругвае и в некоторых департаментах Колумбии (в остальных департаментах однополые гражданские партнёрства также узаконены в том или ином виде). Не всё радужно пока что в Боливии. То есть, конституция этой страны запрещает дискриминацию по признаку сексуальной ориентации и гендерной идентичности, в крупных городах запросто проходят гей-парады, однако брак всё ещё определён исключительно как партнёрство мужчины и женщины. Тем не менее, движение в понятном направлении и там вполне происходит: заявления о необходимости дальнейшей либерализации гендерного законодательства звучат в т.ч. от представителей правящей партии («Движение к социализму»). Также всё не очень хорошо пока в Парагвае: антидискриминационных законов, защищающих право на гендерную идентичность там нет вообще. Ну и полностью на вашей дремучей патриархальной стороне стоит странное государство Гайана с индуистами и, OMG, пятидесятниками в виде двух ведущих религиозных групп: никаких антидискриминационных законов, а за мужской гомосексуализм и вовсе пожизненное заключение. Сильно ближе Южной к вам Америка Центральная и Карибы, но там же сплошь страны с люто трудной судьбой, понимать надо.

Ну да ладно, отвлеклись, вернёмся к норвегам. Не знаю, приняли ли они уже свой закон или пока только готовят, но уверен, что примут, в этом не приходится сомневаться. Основной смыл его таков: достигшие семилетнего возраста дети могут самостоятельно выбирать пол. Не как австралийские ящерицы, которые сейчас (как говорят — из-за жары) меняют пол самостоятельно на самом деле, а всего лишь так называемый «гражданский гендер». Дескать, умеет уже сказать: «Хочу вырасти дядей (или тётей)», — значит, его мнение нужно учитывать. Понятно, что ребёнок в любой момент может передумать — и тогда его перепишут обратно.

Понятно? Понятно, да не очень. А не очень понятно здесь вот что: а зачем этот «юридический пол», «гражданский гендер» вообще нужен? Не поняли, нет? Сформулирую иначе: зачем в этом вопросе государство? Пол биологический может быть важен в сексе и в медицинских случаях. Ну и ок, в медицинской карточке же можно и записать: «Строение наружных половых органов — по мужскому (женскому) принципу; хромосомная формула — XY (XX); гормональные показатели…» Ну и т.п. Потому что в медицинских случаях это нужно, да. Врачам надо понимать, с каким организмом они работают. Секс? О да, детка, с этим люди и сами разберутся. Как гномы в книжках у Пратчетта — у них мужчины и женщины выглядели примерно одинаково, одинаково носили бороды и одинаково же одевались, а на вопрос, мужчина он или женщина, гном отвечал: «Я гном». Половую же принадлежность деликатно выясняли непосредственно друг у друга при необходимости. Социальный гендер? Так опять же — человек как-нибудь сам разберётся, как ему себя в обществе репрезентовать, а общество — как его воспринимать. Где здесь место государству? Зачем вообще хоть ребёнка, хоть взрослого записывать человеком определённого пола? Особенно когда браки заключаются промеж кого угодно и официальный гендер можно в любой момент переписать? Вот сама эта запись — зачем она?

Мне здесь видится только один ответ: для дискриминации же. То есть, например, для призыва в армию по половому признаку. Но ведь в той же Норвегии со следующего, т.е. 2016 года начинают призывать в армию без разбора пола, т.е., да, теперь и женщин тоже. Так зачем всё-таки нужна государственная запись о гендере? Зачем эта попытка регулирующей машины сохранить за собой хотя бы эфемерный след контроля?

Мда. Забавно сидя в Москве изумляться нелогичности норвежских и мальтийских законодателей в такой мелочи и радоваться пусть и относительной, но всё же продвинутости той же Аргентины. То есть, у нас тут вместо законодателей вообще инфернальная клоунада, а вместо антидискриминирующих законов как раз наоборот — дискриминирующие. Причём и по гендеру, и по отношению к свободе совести, и давящие свободу слова. Во всю эту жесть просто не хочется верить. Не хочется выходить из скорлупы. Не хочется знать, что показывают и говорят в новостях и квазианалитических передачах на государственных каналах и в лоялистских газетах. Не хочется смотреть, как отплясывает, топча людей ржавыми ножищами, уродливый безумный монстр местного государства, а потому голова прячется в изумление бессмысленной безобидной строчкой, которую оставляют за собой государства Норвегия и Мальта.

Зарубежные новости интересны, но когда выныриваешь из них — болото отечественной стагнации кажется особенно зловонным. Норвежские дети и австралийские ящерицы самостоятельно меняют пол. Пол, Карл! Самостоятельно. А мы тут самостоятельно президента сменить не можем. Как какие-то лохи, ей богу.


Открывающий коллаж — Андрей Панов, https://vk.com/wall-67029843_1421

Половые треугольники

Сегодня в налоговой опять несколько секунд тупил перед туалетами, разглядывая треугольники. И так всегда — в кинотеатрах, в кафе, в торговых центрах — везде, где мужской и женский туалеты обозначены треугольниками, направленными вверх и вниз. Чтобы вспомнить, что треугольник вверх — это юбка, сообразить, что в общепринятой мифологии принято считать, что юбка есть нечто, что должно ассоциироваться с женщиной, и методом исключения понять, что второй треугольник — это что-то мужское, всегда нужно время. Видимо, в изучении иероглифов у меня не было бы никаких шансов. Разве что они были бы логичнее, чем вот это. Во-первых, почему треугольник, расширяющийся вниз, — юбка? Бывают же и узкие юбки. И вообще всякие хитрые. Во вторых, почему юбка — это женщина? Заморочки по гендерной привязке тех или иных предметов одежды всегда удивляли. Ну, то есть, да, мужчины носят юбки достаточно редко, но ведь женщины носят вообще всё. И потом, одежда в моей системе мира до такой степени мало имеет отношения к полу (она ведь одежда — надел, снял, купил, выбросил, подарил, потерял, сносил, вкусы поменялись), что я никогда сразу не вспоминаю, что эти треугольники имеют отношение к одежде. Первое, что приходит в голову, что треугольник остриём вниз — это пизда, а остриём вверх — хуй (и тут, ктстати, вспоминается цитата из Старджона об «идентичных половых треугольниках»). Но потом сразу же сомнение: в сортирах ведь ссут, а когда ссут, хуй, как правило, не стоит. Да и стоящий хуй можно изобразить по-разному: он ведь и расширяться к концу может. Да и вообще, напоминаю я себе, это не о сексе, как бы, а об испражнениях и отведении дурно пахнущих и привлекающих бактерии и мух нечистот за пределы активно эксплуатируемых пространств. Но тогда причём тут вообще пол? Пока я вот так размышляю, как правило, кто-нибудь заходит или выходит через одну из дверей, и это решает проблему. Если это не клининговый персонал, конечно, потому что они, как мы знаем, вхожи всюду. Продолжается это всё, конечно, не так долго, как я тут расписал, — секунды. Но всё равно всякий раз раздражает. Я вообще не раздражительный, на самом деле, но когда хочется ссать, нервы сложнее контролировать. Почему, раз уж так важно разделять гендеры в туалете, нельзя просто писать буквами? Пока русский язык таков, какой он сейчас, буквы «М» и «Ж» едва ли приведут кого-то в замешательство (хотя ещё в 70-е был анекдот про «медамов» и «жентельменов»). А за треугольники эти я бы убивал.

Резиновый человек

Когда в моём дремучем светлом пионерском детстве появился напиток «Солодок», бывший, по сути, безалкогольным пивом, вместе с ним появилась и присказка-анекдот, что, мол, «безалкогольное пиво — это как женщина без пизды».

Я не знаю древнегреческого и классических трагиков читал в переводах. Однако я доверяю Энгельсу, а тот писал, что Еврипид часто употреблял для обозначения женщины слово, в буквальном переводе означающее «вещь для домашнего использования». Помню, в студенчестве этот момент как-то запал мне в мозг. Незадолго до того, как прочесть это у Энгельса, я попал раз случайно в компанию с какими-то деревенскими молодыми людьми, рассказывавшими друг другу о разном и называвшими своих подруг исключительно словом «дырка». С них-то что взять, понятно, дикие люди, но тут вдруг Еврипид, высокая классика. Ну и про «Солодок» тоже вспомнилось.

Сильно позже, в 90-е, когда стали распространяться кофе без кофеина, диабетические батончики на фруктозе и даже безалкогольное вино, возник и анекдот об этом всём, заканчивающийся утверждением, что «так и до резиновой женщины недалеко».

Анекдот про безалкогольное пиво и бабу без пизды я услышал от мужиков на пивзаводе, где работал в качестве поощрения за участие в работе ОКОД. Но шутки про движение от кофе без кофеина и шоколада без сахара к резиновой женщине я слышал и от мужчин, и от женщин. Странно, но ни разу ни одна женщина не завершила этот ряд «резиновым мужчиной» (ну, или, не знаю, дилдо), ни разу никто не произнёс в конце этого ряда гендерно нейтральное слово «секс-робот».

Наконец, недавно на нашем с Сашей сайте «Хреновина.net», под постом про электронные сигареты, кто-то оставил комментарий: «Электронная женщина». Не «электронный мужчина», не «электронный человек» — электронная женщина.

В массовом языковом сознании женщина воспринимается как нечто для удовлетворения потребностей, для удовольствий. Как вещь. Про это всё время говорят феминистки, но среди них многие часто истеричны, скандальны, беспрестанно эмоционально вздрючены, беспричинно ко всем враждебны и попросту глупы, потому другие люди не воспринимают их речь всерьёз, считая про себя, что, мол, да, раньше было неравноправие, но теперь-то всё ок, не о чем беспокоиться, а бабы, дуры, гонят, потому как волос долог, а ум короток. Но факт языка есть факт языка. Он не феминистка и вообще не человек, с его наличием бесполезно спорить, он есть. И он свидетельствует: мы в самом деле живём в мире, где женщина как ставилась в один ряд с ослом, волом, полем и рабом, так и ставится — с пивом, кофе, сигаретой. И можно сколько угодно ёрничать над европейско-американскими инициативами, требующими настойчиво употреблять во всех случаях, когда не важен гендер, «хи ор ши», а также говорить не «мама» и «папа», а «родитель №1/№2″ и т.д., но, может быть, именно этим начинаниям и удастся в конце концов переломить эту позорную ситуацию.

Русским людям же я предлагаю вспомнить советский вариант обращения «товарищи».

Негры и дети — кто кого выебет

В Оренбургской области набирает обороты «расистский скандал», связанный с выселением из общежития студентов из африканских стран Оренбургского государственного института менеджмента (ОГИМ). Как сообщает руководство вуза, иностранцев пытаются выселить на том основании, что они могут изнасиловать детей, которые будут в летних лагерях неподалеку от общежития, передает «Новый регион».

Как оказалось, африканцы и сами живут на территории детского лагеря, который вуз арендует на «учебный сезон», при этом в летнее время он функционирует как база детского отдыха.

В этой связи глава администрации Оренбурга Евгений Арапов потребовал у ректора ОГИМ на лето отселить африканских студентов, чтобы освободить территорию для детского летнего отдыха и избежать изнасилований подростков скучающими от безделья «будущими менеджерами»: «В соседние с общежитием лагеря приедут девочки 14 лет, а символический заборчик никого особо не останавливает». http://www.newsru.com/russia/28may2012/students.html

Вот, не умеют правильно подавать информацию с учётом тенденций и т.п. Надо было сказать так:

- Мы выселяем студентов, потому что опасаемся, что безмозглые четырнадцатилетние тёлки позарятся на экзотику, соблазнят пацанов, а потом, если, упаси Бог, кто забеременеет, поднимут бузу и устроят проблемы и студентам, и руководству университета.

И всё. И не было бы никакого расистского скандала. Правда, возможно, был бы гендерный, но это, по российским меркам, не так горячо, говна было бы поменьше.

Ну, или, в конце концов, делайте «заборчик» не символическим и нанимайте охрану. А то, можно подумать, в сраных ебенях микротёлочкам одни только негры угрожают.

О собратьях по полу и нации

Большинство российских мужчин носят чёрную обувь, потому что коричневая — лоховство, а белая — пижонство. О том, что мужская обувь может быть, например, красной, оранжевой, зелёной или какой-нибудь полосатой, они не то что не знают — никогда не задумывались. Они не считают, что красные мужские ботинки — это плохо. Просто, никогда не замечали таких ботинок. Даже когда видели. В их головах этот предмет просто не отмечался как мужская обувь.

Большинство российских мужчин считают, что готовить — бабское занятие, однако к приготовлению шашлыка на мангале или печеной картошки в золе женщину скорее всего не допустят.

Большинство российских мужчин бреются. Они это делают не потому, что не хотят носить бороду, не потому, что их женщинам это нравится, и не потому, что считают, что выбритым быть прилично или красиво. Просто бреются и всё. Одни начали ещё в школе, чтобы казаться самим себе взрослее, другие в армии, потому что положено, да так и привыкли. Многие, впрочем, позволяют себе усы.

Музыку большинство российских мужчин в обычном состоянии не слушают вообще, за рулём и на природе предпочитают «шансон»/блатняк, а в подпитии готовы веселиться под то же, что нравится их женщинам.

Получали аттестат о среднем образовании и женились большинство российских мужчин в классической брючной паре. Многие в одной и той же.

Носки большинство российских мужчин носят исключительно чёрные, потому что большинство российских мужчин носят исключительно чёрные носки. Ну, с кроссовками иногда белые.

До семнадцати лет большинству российских мужчин очень нравилось играть в футбол. После этой возрастной отметки большинство из этого большинства видят мяч только по телевизору, реже с трибуны.

Большинство российских мужчин осенью, зимой и весной носят очень короткие куртки, которые толком не прикрывают жопу. Чёрт знает, почему они это делают, но торговля под них подстраивается.

Большинство российских мужчин (пока ещё большинство) худо-бедно умеют обращаться с автоматом Калашникова, а также с ломом и большой совковой лопатой.

Большинство российских мужчин не пьют коньяк, потому что он дороже водки, а эффект тот же. Те же, что коньяк пьют и даже любят, пьют его из стопок и рюмок, при этом закусывают, перед употреблением же держат коньяк в холодильнике, а то и в морозилке — как водку. Виски большинство российских мужчин не пьют тем более. В их понимании это просто плохая самогонка.

Большинство российских мужчин, независимо от возраста и социальной среды, имеют хотя бы смутное представление об уголовных традициях, терминологии и табу. Даже если специально никогда ими не интересовались и сами не сидели.

К «мату» у большинства российских мужчин отношение странное: они уверены, что при женщинах его употреблять неприлично. В своей среде при этом употребляют легко.

Да, своя среда для большинства российских мужчин никаких женщин не предполагает. Посидеть с друзьями в баре или на корточках у подъезда, сходить на рыбалку, забухать в гараже, забить козла — времяпровождения в мужской компании, избавляющие российских мужчин от тягостного бабьего общества.

А ещё большинство российских мужчин жмут друг другу руки. Кто-то крепко, до треска костей и скрипа мышечных волокон, кто-то подобострастно, кто-то вяло и манерно, кто-то шустро и формально тычет ладонь в ладонь собеседника, но, так или иначе, делают это непременно. Им просто в голову не приходит этого не делать, хотя спроси их, в чём необходимость данного ритуала, едва ли ответят. Есть только одно место, в области которого почти ни один российский мужчина не подаст вам руку и ни один не обидится, если не подадите ему вы. Это место — туалет и его окрестности. Выходя из туалета, российский мужчина кивнёт, махнёт кистью, скажет что-то, но руки скорее всего не подаст. Где-нибудь в гараже, в огороде, вымазанную в мазуте и навозе, подаст (правда, постарается подать так, чтобы вы поняли — пожимать надо выше запястья), а возле туалета, даже если только что вымыл её ароматным мылом и вытер одноразовым полотенцем, — нет.