CategoryЖивое

На балконе

Сегодня у синичек на обед была кукурузная каша со сливочным маслом.

Первый закон Ламарка

Носач

Во всяком животном, не достигшем предела своего развития, более частое и неослабевающее употребление какого-либо органа укрепляет мало-помалу этот орган, развивает его, увеличивает и сообщает ему силу, соразмерную с длительностью самого употребления, тогда как постоянное неупотребление органа неприметно ослабляет его, приводит в упадок, последовательно сокращает его способности и, наконец, вызывает его исчезновение.

Ужонок

Сегодня в маршрутке выкупил у пацана крохотного, с дождевого червя, ужика. Позвонил Саше, она вынесла мне навстречу моток шпагата и импровизированную пластиковую корзиночку. При помощи этих нехитрых приспособлений мы опустили пресмыкающееся дитя с мостика на берег местного ручья. Ручей пусть и мусорный, но всё же вода, у берега жуки всякие. Может, и выживет, не знаю.

Вот сей животный:

Ужик у Саши на руках

Наш домашний ктулху

Канарейка
Continue reading

Происшествие у кормушки

Сегодня утром ещё лежал в постели, когда услышал, как что-то стукнулось в стекло — будто птица вовремя не вырулила. Мы на балконе каждый вечер оставляем корм для птиц, утром туда прилетают воробьи и синицы — завтракать. Последнее время птиц стало очень много, и я подумал, что, может быть, одна из них пыталась сманеврировать при посадке, чтобы не столкнуться с другой, и врезалась в стекло; такое уже бывало. Через некоторое время, встав, я подошёл к окну, отдёрнул занавеску — и не увидел на кормушке никаких птиц. Зная, что они любят тусоваться на полу балкона, подбирая упавшие туда зёрна, я опустил глаза… И увидел кое-что, что вряд ли можно назвать обычным для среднего городского балкона. Continue reading

Урагус

Как я уже говорил, на днях мы приобрели птичку под названием Uragus sibiricus (он же Long-tailed Rosefinch, он же длиннохвостый снегирь, он же длиннохвостая чечевица). Сегодня немножко выглянуло солнце и мы нашу птичку немного пофотографировали. К рукам урагус ещё не привык, нервничал, вырывался, поэтому фоток мало, сделаны они спешно, но представление о том, что это за прекрасная птичка, всё же дают.

Uragus sibiricus

Uragus sibiricus

Uragus sibiricus
Continue reading

Зарубки на извилинах

Возле моей работы обитает огромная стая собак. Не меньше двух десятков особей. Большая их часть проводит время возле мусорки, которую видно из моего окна, так что я иногда отрываюсь от хуйаторства и минутку-другую смотрю, как эти хвостатые граждане делят полиэтиленовй пакет или вертят туда-сюда головой, наблюдая за воробьями.

Сегодня кто-то по доброте душевной вынес собакам целую гору куриных лапок — штук, наверное, двести. А шёл дождь, и все собаки куда-то попрятались. В лесополосе бегала только одна. И вот всё это неожиданное богатство досталось ей одной. Она стояла перед этой невероятной кучей еды, ела лапку за лапкой и удивлённо смотрела на кучу, которая всё не убывала. Казалось, что она чувствует, что обязано съесть всё, но не уверена, что у неё получится. Счастья в её глазах не было, скорее некоторая тревога.

***

Вечером зашёл в магазин за мороженым. Передо мной у прилавка стоял мужчина лет сорока пяти. Он, видимо, после довольно непростых раздумий, показал на лоток с небольшими сладкими булочками и срывающимся голосом сказал продавщице:

— Эту. Вот эту, наверное.

— Девять рублей. — Ответила продавщица.

— Нет… Я… Я ещё подумаю, — сказал он и стал ходить вдоль прилавка.

Я взял мороженое, расплатился и стал упаковывать покупку в пакет.

— Вот! — Вдруг почти крикнул этот покупатель. — Вот сырок мне, пожалуйста, дайте — за семь рублей!

И разжал кулак, в котором были монетки. Наверное, как раз семь рублей.

(другие наблюдения)