CategoryГортанобесие и чревоугодие

Сытые люди

Люди сейчас сытые. Где-то, наверное, остались какие-то голодные, но вот всеобщего такого, как было в моём детстве, нету.

Когда я был мелкий, в городе не вызревали никакие фрукты на деревьях — всё обносили дети и подростки. Алычу съедали зелёной, абрикосы начинали есть зелёными и доедали едва начинающими зреть. Вишню съедали розовой (а ведь незрелая вишня — это вам не алыча, это невкусно). Когда начинали зреть грецкие орехи, все дети, подростки и молодёжь ходили по городу с чёрными руками, а скорлупа и зелёные оболочки валялись на асфальте повсюду. Про яблоки и говорить нечего: чуть дошло размером до сливы — съедено. Тутовые деревья в городе были, в основном, слишком высоки, потому тутовник на них вызревал, но когда он начинал падать, переспелый, его собирали с асфальта и ели сразу же, здесь же. Вызревало спокойно только то, что находилось в частных дворах за забором или на улочках в одноэтажных районах на окраинах, но и это всё потом собиралось рачительными хозяевами. Что-то съедалось, что-то, прости господи, закатывалось на зиму в виде варенья, компота, повидла или в виде ягод, перетёртых с сахаром. Ничего не оставалось на деревьях и по деревьями.

Прошло много лет. В прошлом году я несколько раз ездил по делам в МГУ. Там много яблонь вокруг растёт, вы знаете. Так вот, под этими яблонями лежал ковёр из яблок в четыре слоя — и никто их не собирал. Ни студенты, ни дети, ни бомжи, ни бабульки на продажу. Никто.

На днях шёл по улице в Щукино, увидел яблоню. Зима сейчас, февраль. А на ней яблоки висят. Так и не упали. И не сорвал никто. И не сбил.

Ладно, это Москва. В начале же я про Ставрополь рассказывал. Ок, вот вам про Ставрополь: уже лет десять, приезжая туда, замечаю, что почти весь урожай фруктов гниёт, вянет и сохнет на деревьях и под ними. Не только никто не объедает алычу и орехи, растущие безхозно в городе, — мало кто собирает вишню и сливу-венгерку (по-ставропольски — «черносливу»), растущие за заборами при частных домах. Оно зреет, падает, то, что упало, подметают. Дети сытые, люди сытые.

И ленивые.

Тутовник, божественный тутовник, божественный кизил стоят и сохнут, никому не нужные.

И я понимаю современных людей. Я сам такой. Скажем, хочу я помидоров. Иду за ними в магазин. И вижу, что фасованных на веточке нету. Есть только россыпью. Которые надо самому набирать в пакет, самому взвешивать, а если ночью, то ещё и самому морочиться с кассой самообслуживания. И что? Я сразу думаю: «Таких помидоров, чтобы сразу взять, бросить в ккорзинку, катнуть её до кассы и там подать кассиру, нету. Чёрт побери, да настолько ли я хочу помидоров, чтобы производить ради них столько движений? Всё это накладывание, взвешивание… Да помилуйте! Пусть спасибо скажут, что я вообще в их магазин пришёл. Возьму вот… скажем, маринованных шиитаке, которые тут за грузди выдают. Или филе медальон в лотке. Или помидоров же, но маринованных, в банке. Или вообще в кабак пойду».

Так и все.

Хорошо.

Да здравствует прогресс

Как же прекрасно, что молоко теперь с антибиотиками. Раньше так заёбывало, что оно постоянно прокисает. Я его и не пил из-за этого годами. Потому что купишь, а оно к следующему вечеру уже имеет такой привкус, что вот, знаете, не прокисло, но чувствуется, что почти собралось. Т.е., пить уже невозможно. А теперь офигенно: несколько дней стоит открытое, а всё свежайшее, как в первый день.

Красный рис и золотой рис

У меня вопрос про красный рис. Вот говорят, что Азия загибается из-за того, что жрёт один белый рис, а в нём нет витамина A. Поэтому придумали генномодифицированный золотой рис, в котором полно бета-каротина, и хотят внедрить его вместо обычного. Но говнопидоры антиГМО-алармисты не дают его распространять, потому что, мол, от него вся Азия может превратиться в тыкву. Они, конечно, гновнопидоры и есть, но у меня вопрос: а нахуя какие-то специальные модификации, когда бывает совершенно естественный коричневый и красный рис? Разве красный цвет не показатель наличия каротиноидов? Отчего бы его не есть вместо белого? Он и вкуснее опять же. Правда, может быть, азиатам просто не нравится есть что угодно кроме белого риса, но тогда ведь и золотой не спасёт: будут тупо продолжать есть белый, и всё. Или я чего-то не понимаю?

Гадость такая

В моём детстве все взрослые вокруг пили коньяк по праздникам рюмками, залпом, охлаждённый. И закусывали. Лимончиком, шоколадкой, долькой мандарина, шпротами, куском торта. А я прочитал в книжке про советского разведчика в тылу у немцев, что европейцы пьют коньяк из объёмного бокала, согревают его в руке, смакуют вкус. Что коньяк вообще пьют ради вкуса. Интересная для меня была информация, новая.

Не сразу после того, как начал пить, я смог себе позволить коньяк. Объёмные большие бокалы или даже широкие стаканы (стаканы для виски) появились в моём мире ещё позже. Но я наливал коньяк в обычные старые советские винные бокалы, которые всяко больше рюмок, в гранёные стаканы. Пробовал потихоньку, привыкал, учился. Хотя нет-нет да и хлопал его с друзьями рюмками под пошлую закуску «Николашка». Но привык. Стало интересно. Стал различать оттенки. В результате некоторые напитки, продаваемые под названием «коньяк» сперва стал снова-таки пить залпом, потом вообще пить перестал. Сносный же коньяк какое-то время пил именно так — из большого бокала или стакана, согревая в руке, смакуя.

И как-то, помню, в тот уже период попал за один стол с людьми, пьющими его по-старинке, по-советски. И кто-то из них, заметив, как я пью, сначала сказал: «Ты бы закусывал, что ли…» А потом, поморщившись: «Фу, что ж ты его смакуешь, гадость такую?!»

Гадость такую! Это было так прекрасно! То есть, ладно, водку многие люди пьют исключительно ради опьянения, вкуса её избегают, а всё-таки ощущая её ртом, говорят что-нибудь про гадость. Но зачем же они тогда пьют коньяк? То есть, если смысл в том, чтобы опьянеть и не ощущать вкуса, если гадость? Он ведь дороже. И вкус у него, как минимум, заметнее. Даже если охладить. Загадка.

Теперь я, впрочем, коньяк почти не пью. Потому что тоже считаю, что гадость такая. И потому что в мире есть виски.

Сомнительное меню

Какое прекрасное милое садо-людоедство.


(Источник картинки — http://fotki.yandex.ru/users/babs71/view/894336/?page=0)

А ведь в детстве я много раз видел этот плакат — и он у меня не ассоциировался ни с мясом, ни с иной кулинарией. Воспринималось просто как правильное такое уничтожение абсолютного врага, не человека даже. Сейчас кулинарные ассоциации — первое, что приходит в голову. Причём личностные кулинарные ассоциации, от первого лица. Смотрю на всё это и представляю меню в ресторане: битки из человечины, шашлык из человечины, густой напиток из толчёной человечины. Я читаю меню и представляю вкусы. Структура восприятия сильно изменилась. Культурная парадигма вообще неузнаваема.

Загадка

Случайно оказавшись под рукой, эти два продукта вместе напомнили мне одно произведение одного знаменитого поэта русского Серебряного века. Кто угадает, какое?

Молоко прокисло

Вот пиздец, конечно. У людей молоко через неделю прокисло — http://blong.ru/558#comment-358495835. И всё, конец света, больше не купят. Как мир изменился. Ну и, как бы, про «привкус селёдки» — в анаэробных условиях в пластиковой бутылке и не то могло появиться.

А когда-то я не брал молоко, если на крышке была сегодняшняя на момент покупки дата выпуска. Только завтрашняя (это означало, что оно в самом деле сегодняшнее). Иначе оно не казалось достаточно свежим. А тут — неделя. И мало людям. Я вот никак не могу привыкнуть к тому, что иное молоко может месяц стоять. И даже несколько. Бывает, соберусь уже выбрасывать, понюхаю, а запах свежий-свежий. Пробую — охуенное. Ну ёптвоюмать. Сразу вспоминаю, что предыдущее выбросил, даже не открыв. А вдруг оно тоже не испортилось?

Скоро и людей таких научатся делать — ультрапастеризованных. Почти вечных. Эх.