CategoryЛитература

Книжки про убийство в школе

Про фильмы с убийствами в школе уже только ленивый не вспомнил (впрочем, всё равно не обо всех, ибо тысячи их), а как с книгами?

«Синий кинжал» из «Денискиных рассказов» Виктора Драгунского (тут, правда, убийства не случилось, но оно планировалось)
«Ярость» Стивена Кинга («Кэрри» я не считаю, потому что дребедень про телекинез и вообще слишком хуёвый роман)
«Эй, Нострадамус» Дугласа Коупленда
«Вернон Господи Литтл» Ди Би Си Пьера
«Девятнадцать минут» Джоди Пиколд

Всё? Остальное вспоминается только с самоубийствами или с мистикой. Ну и убийство юнлингов Энакином Сайокером в храмовой школе в голову лезет. Но это, опять же, кино и сказка. А как с книжками? Кто-нибудь ещё что-нибудь вспомнит?

Современная литература последних тысячелетий

Вдруг вспомнилось, как я в своё время об этом впервые подумал…

Вот читаешь пракритскую лирику рубежа эр, Махабхарату, библию в академических переводах, исследования о текстах каких-то тюркских рунических надписей на камнях… А потом читаешь современную литературу, тексты друзей, знакомых, актуальных авторов — и козябит от вторичности, пошлости, примитивности.

Это с одной стороны. А с другой — тебе смешны отсылки к, простите, Пушкину или, тем более, блять, сраному бессмысленному, извините, Достоевскому как к авторитетам. И вообще так называемые авторитеты, особенно в в дискурсе так называемой литературы начинают выглядеть жалко. И — следовательно — любой пытающийся, любой графоман, любой просто сложивший слова хотя бы в статус в сеточке выглядит уже не сильно хуже, чем тот же Пушкин, а уж тем более, чем этот унылый мудак Достоевский. Во всяком случае, особой разницы между их попытками не видишь. Смешно замирать перед попытками того, кто в юности корявенько подражал в антологических опытах Гомеру и Алкею, когда и сами Гомер и Алкей те ещё, в общем, специалисты.

Ну и, в общем, статус в сеточке уж во всяком случае актуальнее и живее, чем то, что морализаторы и нормативизизаторы от искусства склонны считать, простите, классикой. Я уж не говорю о том, что Кришна не ходит на собрания кришнаитов.

Русские

Сборник, в который меня некогда воткнул Лев Васильевич Пирогов, появился в электронном виде. Наконец-то можно купить и почитать, что там остальные понаписали, попробовать понять, по какому, так сказать, принципу объединение. Да и разделение тоже. Там вроде как две части: «Одни» и «Другие». Я у Льва Васильевича спрашивал, что это значит. Он ответил, что это ради корректности. А вообще, мол, надо было назвать «Глупые» и «Скучные». Меня он, вроде как, по блату, определил в «Скучные». Вот и посмотрим, попал ли кто-нибудь в этот раздел по праву или там все по блату.

Сравнительное литературоведение

Придумал, как одной фразой объяснить, что представляет собой писатель Иэн Бэнкс: это такой Коупленд для бедных.

Скорость повествования

Что-то от литературы 70-х в зевоту и сон тянет столь же часто, как и от кино этих же лет. 80-е эстетически невыносимы, но в них прорезаются хотя бы первые, пусть и очень хуёво реализованные, попытки динамики, робкое желание авторов и переводчиков попадать в ритм дыхания, в ритм пульса, в 90-х с этим уже почти совсем хорошо, но 70-е — это как застрять в пробке в городском автобусе: хочется ехать, а ты вынужден разглядывать детали внешности кучи посторонних людей или унылый пейзаж, ничуть, к слову, со вчерашнего дня не изменившийся. Ощущение такое, будто в 70-е люди собирались жить вечно.

Нормы ГТО. Нормы

В свете последних новостей рекомендую всем, кто забыл, перечитать понятно какой бессмертный роман Владимира Георгиевича нашего Сорокина.

Бессмертное

К уже упомянутому. Вспомнил вдруг, что покойный Фаддей Козьмич также пропагандировал запретное, а полковник, хотя и осуждал в примечании, но, в основном, за неточность:

Кто не брезгует солдатской задницей,
Тому и фланговый служит племянницей.*


* Во-первых, плохая рифма. Во-вторых,
страшный разврат, заключающий в себе идею
двоякого греха. На это употребляются
не фланговые, а барабанщики.