CategoryЭдиторское

К вопросу экранной вёрстки

Хочу спросить имеющих отношение: друзья, зачем вы делаете огромные выносы-врезы-анкадре, полностью повторяющие кусочки основного текста, на пятом-шестом экране огромного текстового полотна? Какой в этом смысл? Спасибо.

Про мечеть и редакторов-мудаков

Забавное продолжение давней истории.

Только что мне всучили на улице газетку «Протестный ЧИСТЫЙ ВОЗДУХ» и листовку с приглашением на митинг. Газетка, как я понимаю, правозащитно-националистическая, всё в ней про казаков да про русский национализм. Удивился, встретив там упоминание о «правозащитнике Геннадии Котове». Разве Гена подался в правозащитники? Или это другой Котов? Фотка такая хреновая, что не поймёшь.

Но речь не о том. На первой странице газетки увидел такой материал:

Документ о строительстве мечети скрывали несколько лет

Два с половиной года назад в Ставрополе должна была появиться первая в городе мечеть. Однако тогда распоряжение министерств культуры и государственного имущества Российской Федерации о передаче здания под ее строительство Духовному управлению мусульман Карачаево-Черкесской республики и Ставропольского края, принятое 31 декабря 1999 года, до муфтия Карачаево-Черкесии Исмаила Бердиева не дошло. Лишь неделю назад в Москве ему показали документ, согласно которому министерство культуры Ставропольского края обязуется передать в безвозмездное пользование духовному управлению здание (памятник истории и культуры федерального значения), расположенное по улице Морозова, 12.

В документе отмечается, что распоряжение принято министерствами образования и государственного имущества России в соответствии с законами «О свободе совести и о религиозных объединениях» и «О порядке передачи религиозным объединениям относящегося к федеральной собственности имущества религиозного назначения».

Как объяснил заместитель председателя ДУМ Карачаево-Черкесии и Ставропольского края Исмаил Бостанов, «руководство Ставрополья преднамеренно не передало муфтию этот документ». Он также добавил, что на этой неделе муфтий Карачаево-Черкесии Исмаил Бердиев будет выяснять причины того, почему министерство культуры края не проинформировало его о принятии важного федерального распоряжения.

Под текстом написано: «источник: веб-сайт «Ислам.Ru»».

Эх, думаю, неужели в самом деле все сгорели карусели? То есть, вот, возьмут и сделают мечеть в центре Ставрополя? Решил проверить источник. Полез на ислам.ру — хрен, нету там этой статьи. Я не нашёл, во всяком случае. Но откуда-то же эти ребята эту телегу взяли? Забил тупо в яндекс — нашёл. На сайте «кавказский узел». Источник указан точно так же, буква в букву: «источник: веб-сайт «Ислам.Ru»». То есть, пацаны просто взяли, скопипастили вместе с вот этим вот указанием на источник — и в печать. Но ещё круче другое — дата публикации на «Кавказском узле» — 11 июня 2002 года (!!!111111).

Это вот уровень правозащиты, отечественного гражданского сознания, журналистской и редакторской компетентности и т.п. Газетка датирована сентябрём 2010-го. Фигли стоит — тиснуть в неё типа актуальный материал восьмилетней давности, не поймёшь, то ли за мусульман и против властей края, то ли чтобы возбудить обычное антиисламское беспокойство среди местных жителей, то ли просто дырку в полосе закрыть. Восьмилетней давности! И, блять, с указанием в последнем предложении, что что-то будет делаться «на этой неделе». Мой москъ бывшего редактора клокочет и жаждет крови.

А ведь люди, берущие этот листок у распространителя на улице, могут ни в какой интернет за проверками не полезть. И наверняка не полезут. А тупо схавают и всё.

3 октября эти товарищи норовят проводить митинг у фонтана. Может, сходить и рассказать собравшимся, чего стоят слова этих так называемых «активистов»?

Кстати, а какова, на самом деле, сегодня ситуация с персональной мечетью художника Гречишкина?

Воплощено скверов…

И ещё о языке.

Читаю сейчас одну книгу о застройке Москвы в послевоенные годы. Книга издана в 1957 году. Так вот, в ней превесьма часто встречаются такие конструкции: «за три года было воплощено 11 скверов», «всего за год было осуществлено множество жилых домов, учреждений культуры, предприятий бытового обслуживания». В наше время как-то больше воплощают (непременно в жизнь или в реальность) проекты и мечты, осуществляют планы, а тут вона как. Так вот, интересно, в те времена такая сочетаемость слов была в порядке вещей? Или это глюк авторов и редакторов данной конкретной книги?

Время вырубки караулов

Пересидел уже второе «время вырубки караулов». Это с пяти до семи утра. Больше двух суток истязаю одно интервью. Как человеку, любящему слова и считающему, что почти всё сказанное достойно остаться в веках, мне очень жалко сокращать живую речь. То есть, вот, вымученные на заказ тексты специалистов и подмастерьев пера и топора я режу без вздоха. А когда человек говорит о том, что ему по-настоящему интересно, в чем он разбирается, без воды и притягивания за уши, пусть при этом даже запинается и уходит в сторону, мне жалко каждое слово. А убить при этом надо, допустим, три четверти. Осталось совсем немного. Самое гадкое, что и после этого я смогу лечь спать только вечером. Типа, меня ждут в офисе. Какая несуразица. В. Верещагин. На Шипке всё спокойноСколько лет уже на свете живу, а так и не смог приучить себя к размеренному ритму ежесуточных рабочих дней, почти совпадающих со световыми. Лет десять назад это, правда, не было большой проблемой: мог работать трое и больше суток без сна, а потом ещё идти в присутствие и что-то там изображать до ближайшего вечера. И потом одной неполной ночи хватало, чтобы полностью восстановиться. Теперь хуже. Теперь редко могу работать больше двух суток, после чего мне надо бы где-то столько же отдыха. Поэтому надо как-то устроиться, чтобы поменьше было неразрывных текстовых массивов. С мелочью, даже когда её много, как-то проще. А тут — всё время кажется, что осталось немного, что через пару часов закончишь. И так проходят и десять часов, и двадцать. А прерываться нельзя. Потому что, чтобы потом продолжить, придется опять какое-то время вникать, раскачиваться, пробовать слова на вкус… Мелочь, впрочем, если это «текучка», механическое перерабатывание фактов, быстрее утомляет: с каждой финальной точкой каждого микроскопического текста говоришь себе: «Всё». И сразу же: «А, ещё нет…» Хуже всего, конечно, во всём этом — некая внешняя жестко навязанная причина всех этих действий. Собственно — необходимость зарабатывать деньги. Отчего-то мне довольно редко удается находить такие места работы, где мне платили бы ровно за то, что сам я делаю с удовольствием, по внутреннему побуждению, по вдохновению. Даже если в круг обязанностей и входит нечто интересное, то им этот круг, как правило, не ограничивается. И всё удовольствие от одной части работы полностью нивелируется неудовольствием от другой. Многие, я знаю, видят в этом гармонию мира и практикуют в связи с этим внутреннее смирение и безмысленный автоматизм. Я тоже пытался. Но без мыслей как-то ничего особенно не делается, а с мыслями трудно удержать внимание на том, что неинтересно. Мысли соскальзывают и уносятся к чему-то иному.

Так что, я снова в поиске. Но, видимо, более не редакторской работы. Я и хотел бы быть редактором, но издания, в которое пишут только грамотные талантливые авторы. Единомышленники. Чтобы заниматься скорее стратегией и идеологией, чем, прости господи, рерайтингом, промо и исправлением диких синтаксических ошибок. Но таких изданий сейчас раз и два, и меня туда в редакторы пока не зовут. Поэтому надо менять сам тип деятельности. В конце концов, есть что-то подлое в том, чтобы выматывать себя словами и текстами, которых, если бы не жесткая необходимость зарабатывать деньги, в жизни не сказал бы и не написал. Да что там — не услышал бы никогда и не увидел.

Довольно поздно, но я осознал порочность своего подхода к выбору работы. 1. Я люблю работать со словом. 2. Мне нужны деньги. Поэтому я шел едва ли не на любую работу со словом, за которую что-то платят. В результате был вынужден ковыряться с чуждыми суррогатными словами за совершенно недостаточные деньги. То есть, пытаясь совместить любимое с необходимым, терял первое и не получал второго. Хватит. Теперь стану искать денежные зёрна в одних местах, а плевелы слов взращивать на одному мне подвластных лугах. По крайней мере, пока не позовут в какое-нибудь уж совсем чудесное издание.

Я был редактором больше четырех лет. Из них больше двух — редактором-ремесленником. Ну что, нормальный опыт. Кладу в копилку.

Советы писунам

Даже если вы гений в четвертом поколении, прежде чем отправлять текст тому, для кого вы его написали, попробуйте перечитать его, опуская эпитеты и дополнения и изменяя порядок слов на прямой. Это позволит вам более ясно увидеть, например, что с чем вы сравниваете. Так, если конструкция «уникальный, отличный от других производителей, ассортимент продукции» на первый взгляд может показаться вам имеющей право на жизнь, то фраза «ассортимент, отличный от производителей» — уже вряд ли.