CategoryДиалоги

Мелори Ортберг. Как говорить с младенцем о семиотике

МЛАДЕНЕЦ. Книжка собачки читать.
Я. Ты готов найти антецедент?
МЛАДЕНЕЦ. [тянется к книге] Собачки книжка!
Я. Окей, ты готов дешифровать или кодировать немедленно?
Но утвердись в контексте, прежде чем искать смысл.
МЛАДЕНЕЦ. [упирается в книгу, сдвигает её]
Я. Правильно.
Ищи свои координаты в пространстве-времени.

Я. [позвякиваю связкой ключей]
МЛАДЕНЕЦ. [счастливо булькает]
Я. Ладно, малыш,
что ты так смеёшься?
[позвякиваю связкой ключей]
Ты смеёшься над означаемым или над означающим?
МЛАДЕНЕЦ. [счастливо булькает]
Я. ХВАТИТ ДЁРГАТЬСЯ!
ОПРЕДЕЛИСЬ УЖЕ В ПРОСТРАНСТВЕ ПИРСОВОЙ СЕМИОТИКИ!
МЛАДЕНЕЦ. [счастливо булькает]
Я. НЕТ!
НЕ В СОССЮРИАНСКОЙ! ЭТО ЖЕ ТРИАДЫ, ТЫ, ИДИОТ!
МЛАДЕНЕЦ. [счастливо булькает]
Я. Ох, ладно, просто возьми эти ключи, на.

МЛАДЕНЕЦ. [пытается взобраться на скамеечку]
Я. Хорошо, малыш…
Малыш, посмотри на меня…
Это отличный материал:
ты взаимодействуешь со своим умвельтом.
МЛАДЕНЕЦ. [заползает на одеяло]
Я. Можешь ли ты определить свой умвельт?
МЛАДЕНЕЦ. Ма!
Я. Разве «ма» — это твой умвельт?
Попробуй ещё разок.
МЛАДЕНЕЦ. Мама!
Я. Нет. Твоя мама сейчас отсутствует как референт.
Покажи мне твой умвельт.
МЛАДЕНЕЦ. Ма-а! Га-а!
Я. ТЫ СОЗДАЁШЬ СВОЙ УМВЕЛЬТ ПРЯМО СЕЙЧАС, ТО, КАК ТЫ ОРИЕНТИРУЕШЬСЯ СРЕДИ ПОВСЕДНЕВНЫХ ОБЪЕКТОВ ОКРУЖАЮЩЕГО ТЕБЯ МИРА, — ЭТО И ЕСТЬ ТВОЙ УМВЕЛЬТ!
МЛАДЕНЕЦ. Ма-а-а-а-а-а-а-а!
Я. Ладно, хорошо, просто покажи мне красный кубик.
МЛАДЕНЕЦ. [показывает на красный кубик]
Я. Фигассе! Ты в самом деле хочешь вот так просто позволить мне СКАЗАТЬ, что «красный» в самом деле есть?!
Лол ок.

Я. Вытащи руки изо рта и покажи мне реалистичность.
МЛАДЕНЕЦ. [булькает полусъеденной малиной, выплёвывая её на кулачки]
Я. Убери руки изо рта и отзови обвинения Лакана в «зависти к физике».
МЛАДЕНЕЦ. [грызёт кулачки]
Я. Да просто вынь руки изо рта, противно же!

Я. Покажи мне структурализм своими кубиками.
МЛАДЕНЕЦ. Кубик.
Я. Я сказала: «покажи мне структурализм»,
а не «определи означающее».
МЛАДЕНЕЦ. [ставит красный кубик на коричневый кубик]
Я. Молодец.
Покажи теперь ограничения структурализма.
МЛАДЕНЕЦ. [швыряет синий кубик вглубь комнаты]
Я. Хорошо.
А покажи мне постструктурализм.
МЛАДЕНЕЦ. [колотит по кубикам кулачками]
Я. Просто отлично!..
А теперь используй свои кубики, чтобы продемонстрировать мне проблемы поэтики Достоевского.

МЛАДЕНЕЦ. Читать книжку собачек опять.
Я. Да-да, хорошо, сейчас.
Покажи мне, где жёлтый пёсик на этой странице.
МЛАДЕНЕЦ. [показывает]
Я. Умница.
Теперь покажи, где коричневая собачка.
МЛАДЕНЕЦ. [показывает]
Я. А теперь покажи мне, где автор.
МЛАДЕНЕЦ. [беспомощно моргает]
Я. Правильно.
Автор мёртв.


Перевёл Д. Яцутко

Со времён фидо обожаю такие диалоги

Пишу псто о том, как сделать маркеры списка градиентными кружочками. Человек оставляет под репостом в ЖЖ камент:

— Только они получились квадратики, а не кружочки.

Я возражаю, что, мол «border-radius: 5px;» же, да и сходите по ссылке — видно же, что кружочки.

Он:

— Пойду выкину свой монитор, а то он, похоже, сломался — квадратики рисует.

Я:

— Что за браузер? Ось?

Он:

— xp sp2, firefox 3.6.28
Да, кстати, вишенка на торте — ie6 там же вообще ничего не рисует.

Есличо, актуальная версия ff — 23.0.1, Ie — 10, ну в крайнем случае — 9. Ну, хуй с ним, 8.

И затем этот комментатор сообщает, что в своё время не перешёл с ff3.6.28 и ie6 дальше, потому что, дескать, в следующих версиях сделали несколько идиотских изменений в интерфейсе, которые его раздражают. Ну, имеет право, чо, аскетизм и олдоёбство не запрещены. Но он ведь с самого начала разговора знал, что сидит не просто в старых — в допотопных браузерах. Сидит в них по собственному желанию. Что с тех пор миллион изменений в мире произошло. Но зачем-то завёл разговор про квадратики и даже, типа, сострил про монитор.

В своё время такие же люди, упорно сидевшие под DOS, писали запостившим в UUE-эху какой-нибудь виндузный экзешник: «Ваш экзешник вообще не запускается, если что». Они знали, что прога под виндоуз, а у них DOS, они заранее знали, что не запустится и не должен. Но сообщали об этом автору мессаги.

Потом аналогичное повторялось с css: «Наверху вашей главной страницы какой-то мусор в фигурных скобках».

С яваскриптами: «На вашем сайте ничего нет».

С уникодом: «У вас всё кракозяблами».

Пацаны, обновляйте софт. Ну или не обновляйте. Но тогда просто не забывайте, что, грубо говоря, фейсбук на калькуляторе «Электроника» не работает и не должен. И находите, пожалуйста, какой-нибудь более нейтральный способ похвастаться своим пристрастием к старине.

Бескрайняя Родина

В каментах у Юры Гиренко хороший диалог получился — о Родине, общении, знакомых и т.п.

Ну и, к слову, раз уж я там упомянул о «проблеме Курил», поясню тут развёрнуто, что я думаю об этой самой «проблеме».

Представьте: есть две корпорации, которые судятся за какую-то то ли торговую базу, то ли складскую площадь за тридевять тысяч километров от вас. Так сложилось, что с одной из этих компаний вы лично связаны какими-то обязательствами. Грубо говоря, вы им отстёгиваете какие-то бабки, а они обеспечивают вашу медицинскую страховку и ещё кое-что. Но это всё здесь, рядом. Центральный офис этой компании не соседствует с вашим домом, но всё равно находится недалеко, не более пары часов на самолёте, причём вы там по разным делам часто бываете. А вот база эта, которую они с конкурентами не поделили, где-то на другом конце земли. Вы на этой базе не работаете, никогда не были и никогда не будете. Никто из ваших друзей и знакомых тоже на ней не работает и рядом не живёт. Вы даже не знаете никого, кто видел кого-то, кто видел эту базу хотя бы издали. Оказываемая вам за ваши деньги медицинская помощь не обещает стать ни лучше, ни хуже, как бы вопрос с этой базой ни решился. Будете вы интересоваться ходом дела и «болеть» за одну из соперничающих корпораций?

Ещё нагляднее. У вас есть дивайс Samsung. Samsung ближайшие три года обеспечивает его гарантийную поддержку. Никаких дивайсов LG у вас нет. LG и Samsung не поделили какой-нибудь сарай в Австралии. За кого вы будете в этом споре?

Вот и с «проблемой Курил» то же самое.

Ещё одно столкновение с миром большинства

Походит инженер из соседней конторы и спрашивает:

— А у вас дома эфирное или сфинкс?

Я туплю. Он повторяет:

— Ну, в смысле дома… эфирное обычное… или это… сфинкс?

Человек спрашивает как о чём-то совершенно обычном, а я даже не догадываюсь, о чём он. И человек обычный, не маргинал какой, не художник. Я, панике, пытаюсь сообразить, что он может иметь в виду. «Сфинкс»? Порода котов? Положим, он может думать, что у меня есть кот породы сфинкс, но что тогда такое «эфирное»? Пирожное? Нет, пирожные бывают зефирные. Эфирная связь? В смысле wi-fi? А причём тут тогда коты? Что ещё может быть «сфинкс»?

И тут собеседник меня добивает:

— А то, говорят, сфинкс вчера программу добавил, а я не знаю, как проверить…

— Э-э… Программу?

Я окончательно сбит с толку, а инженер смотрит на меня с лёгким беспокойством и продолжает попытки пояснить:

— Ну, кабельное у вас телевидение или…

В этот момент многие присутствующие «я» достигли просветления. «Сфинкс» — это местная сеть кабельного телевидения, опутывающая своими сетями почти весь город, «эфирное» — ну, вы теперь понимаете.

В общем, «по культуре», том второй.

Нет, если бы он спросил про «НТВ», например, я бы сообразил быстрее, но вот не столь известные моменты уже совершенно мимо.

Девочки

Проводил сегодня дополнительные занятия для пятерых девочек и троих мальчиков из пятого (условно — русского) класса. Про каждого из мальчиков можно отдельную телегу накатать, а вот четверо из девочек просто громко орали друг на дружку в течение всего времени, пока выполняли задание. То есть, пишут в тетрадках, а сами, скосив глаз или поворачиваясь в промежутках меж написанием слов всем корпусом к товарке, очень громко выдают такие вещи:

— Я тебя так презираю, что, если бы ползли ты и муравей, я бы муравья раздавила, а тебя побрезговала бы!
— А ты вообще шлюха и лесбиянка! Вонючка!

Я пытаюсь призвать их к порядку. В ответ, хором:

— Ну что, ну Денис Николаевич, ну мы же работаем!
— Вы отвлекаетесь и делаете ошибки. Потому и пишете разную чепуху несусветную, что занимаетесь на уроках бог знает чем. Работать надо сосредоточенно. Тогда всё будет правильно, красиво и точно.

Они, опять хором:

— Я не могу молчать, потому что я её ненавижу! Она тупая!

И по одной:

— Сама тупая! Думаешь, раз мама умерла, так тебе теперь всё можно?
— Зато у меня блох и вшей нет, как у некоторых!
— Па-адумаешь, от жира тоже рано умирают, корова!
— Да, жирная корова!
— Поцелуйте друг друга, лесбиянки!.. Денис Николаевич, а «вскоре» слитно пишется?
— Денис Николаевич, поставьте ей двойку! Она тупая!
— Дряхлая старуха! Сколько тебе лет? Тринадцать?
— Дура! Мне десять!
— Тринадцать! Старуха! Дряхлость!
— Так, вы меня доведёте, что я про вас всё расскажу!
— А ты думаешь, что я про тебя всё не смогу рассказать?
— Денис Николаевич, а имярек и имярек зашли в подвал… [следуют кое-какие подробности] …в общем, они воровки!

Прерываю:

— Так, стоп! Занятий русским языком это всё касается?

Опять хором:

— Я её/их ненавижу на всех занятиях!

Обычные игры

Ставрополь. Большой магазин со всякими дисками. Всё по-взрослому — турникеты на входе, бесконечные ряды полок, два зала (в одном — кино и музыка, во втором — компьютерные игры). Прохожу во второй зал, вижу мальчика в футболке с символикой магазина. Спрашиваю:

— У вас есть «Спора»?

— Есть, — отвечает.

И всё. То есть, ответил на вопрос и не двигается больше. «Ну, ладно, — думаю, — Сам найду». Ищу, не нахожу. Продавец тем временем куда-то уходит. Через некоторое время вместо него приходит девочка в биркой на сиське. Задаю ей тот же вопрос. «А вот», — говорит и протягивает мне коробку с диском. И тоже уходит. Я смотрю на коробку — к ней приклеен ценник — «150 рублей». «Э-э… — думаю, — Как-то маловато. Когда я последний раз видел эту игрушку в Москве, она стоила 800. Понятно, что время прошло, но не могла же она подешеветь так сильно». Верчу головой — никого вокруг нет. Минут через пять та девочка возвращается. Спрашиваю:

— Простите, а что цена такая подозрительная? Это пиратка?

— Нет, — говорит, — Почему? Это обычная, которая без диска идёт.

— Как это, — уточняю, — без диска?

— Ну, её можно установить — и она сама играет, диск не надо каждый раз вставлять.

— То есть, она всё-таки пиратская?

— Да нет же! Обычная!

— То есть, — продолжаю допрос, — Если я стану играть по сети, у меня не будет проблем с совпадающими ключами, сервер меня нормально пустит, да?

— Э-э… — Девочка посмотрела на меня с удивлением. — В каком смысле — по сети? По интернету, что ли?

— Ну да.

— Не, — говорит, — По интернету вам обычная не пойдёт. По интернету лицензия нужна. Лицензия у нас вся вот тут стоит.

И показала на одну единственную небольшую полку.

Лицензионная «Спора», правду сказать, там нашлась — за 999 руб. Не стал брать. Подумал, что в Мск всё же можно купить дешевле. Но само по себе разделение товара на обычный и лицензионный («А пиратских у нас вообще нет!») мне понравилось.

Рамка головы

По обледенелой улице медленно, осторожно ступая, идут женщина и маленькая, лет семи-восьми, наверное, девочка. Девочка говорит:

— Но можно же сделать, чтобы хотя бы наша улица не замерзала?

Женщина возражает:

— Ну как ты это сделаешь? Везде всё заледенело, а наша не замёрзнет? Не бывает так.

И тут девочка выдаёт:

— А если под ней проложить неглубоко тёплую трубу, сделать решётки, чтобы вода стекала, и высокие бордюры, чтобы с газонов снег не сползал?

Женщина останавливается и, видимо не найдя, что ответить, начинает нервно, суетливо, с силой натягивать девочке шапочку.

__________

И другие наблюдения.