CategoryРелигия

Дикие германцы и Рим

Состою в нескольких атеистических сообществах и регулярно страдаю от убожества дискурсивных практик тамошних виртуальных насельников.

Уровень их атеистических камланий недалеко ушёл (и чаще не вверх, а лишь чуть в сторону) от камланий религиозных. Отсутствие веры в личного Бога в обобщённой трактовке одной из популярных религий как таковое — при голове, набитой мифами иного рода, при стремлении с регулярностью ритуальных поворотов молитвенных колёс воспроизводить тупейшие и безграмотнейшие, пусть и антирелигиозные, мемы, при отсутствии научных знаний о мире, при неумении понять текст или сформулировать мысль — сомнительный плюс.

Всё время думаю: нужны ли нам такие союзники?

С одной стороны, они формально на нашей стороне, они способны к безудержному натиску, они могут цепляться к любой манифестации традиционных религий с маниакальным упорством. И эти качества, казалось бы, нельзя не ценить в условиях угрожающего усиления религиозных групп. Но глядя на них я представляю, как смотрит трибун латиклавий перед битвой на навязанных ему обстоятельствами в союзники германцев или аланов. О да, они союзники, они за нас, они нам нужны, а некоторые их военачальники даже хотят считаться римлянами, кто-то вон и фалеры напялил. И, да, сейчас они нам действительно необходимы. Но у них грязные свалявшиеся патлы до пояса, от шкур, которыми они себя укрывают, несёт козлищем, у их сёдел висят высушенные человеческие головы, а на шеях, прямо поверх фалер (кстати, с кого они их сняли?) — ожерелья из пальцев. Они орут, как резаные, не держат строй и постоянно дерутся друг с другом. И вот с этими людьми нам придётся делить плоды победы? Не в смысле трофеев, это как раз ради бога, в смысле — делить с ними постпобедный мир. Да хотя бы постпобедный пир, где они перепьются и станут задирать легионеров. Ну ладно, поначалу мы отдадим им побрякушки побеждённых и скажем, что ваше кочевье — вот за этой линией. Но нам придётся принимать их вождей, говорить с ними почти на равных. Не принимать и не говорить будет нельзя: это ведь будет и их победа, этот мир будет завоёван и ими. И мы, конечно, переживём ароматы их шкур и волос, беда не в них. Они, может быть, даже помоются и переоденутся. Но, как говорится, можно вывезти девушку из Урюпинска, но Урюпинск в девушке-то останется. И они привнесут в наш общий постпобедный мир свои дикие представления, свои ожерелья из пальцев в уме. Окей, они постепенно начнут считать себя римлянами, когда-нибудь станут во главе Священной Римской империи, которая со временем станет очень даже цивильной Германией, гораздо более даже цивильной, чем сейчас Рим. Но это будет через столетия. А сейчас это дикари, они рядом, и считаться с ними нужно начинать немедленно. Или не нужно? Но тогда нас разобьют почти такие же дикари. Почти такие же — с одной оговоркой: эти на Рим вообще срать хотели, они просто сотрут его с лица Земли. Поэтому приходится делить дикарей на наших (хотя бы потенциально) и совсем чужих. И нашим дикарям надо помогать. Надо с ними поддерживать контакт, общаться, дарить им мыло.

В этом, кстати, проблема любого «рамочного» движения — проблема массы. Принимающих рамки с полным осознанием, критично, всегда сопровождают массы, которые вроде бы и за нас, но так, на уровне написанных с ошибками полутора лозунгов. При этом внутри этих попутчиков — ад. И этот ад может вылезти наружу в любой момент. Как известно, стоило Моисею отвернуться, его попутчики немедленно соорудили золотого тельца. Стоило комиссару слегка проебать момент — крестьяне и матросы уже резали инженеров (за слишком господский вид) и разносили винные погреба. Но без матросов, без диких германцев, без сипаев, без туркополов — просто никак. Ну да, мы постараемся привить им революционную сознательность, почтение к Британской империи, дадим им римское гражданство, но глубины в этом не будет. В глубине будет продолжать клубиться мрачная хтонь.

И, в общем, хотелось бы дать всем образование, научить всех понимать, что и как устроено, научить писать и читать, наконец, как-то бороться со вшами. Но это потом, со временем. А враг уже перед нами, и лишняя тысяча пехоты и сотня конницы нужна прямо сейчас, немедленно. И мы вынуждены рисковать, принимая такое сотрудничество.

Все — вынуждены.

————————-

См. также: Урок полемического искусства http://yatsutko.net/868/

Кое-что о культуре публичной дискуссии

На давешнюю мою статью на сайте XX2 ВЕК об «оскорблении чувств верующих» поступило некоторое количество показательных откликов, некоторые из них стали триггерами азартных диалогов в различных сетевых сообществах. Ничего принципиально нового, в основном, все реплики типичны для данной тематики. И вот на некоторых типах реплик, регулярно выносимых на поверхность дискурса, бытующего вокруг семантического поля с ядром в области понятий «вера», «религиозные чувства», «оскорбление», хочется оттоптаться, так сказать, с мозгами в руках. Continue reading

Веруны под видом учёных

Слушаю видеовыступление сексолога. Она там на вопросы населения отвечает. Интересно. Всякие тонкости про химическую регуляцию, тестостерон и так далее. И вдруг у неё женщина спрашивает, что, мол, делать, если муж любовницу завёл. И — ВНЕЗАПНО — НАЧИНАЕТСЯ: «Любовь складывается из трёх составляющих: телесной, духовной и душевной…» Ну блять. Выключил.

Через некоторое время читаю книгу одного диетолога. Чувак дико научный, физиология, эксперименты на крысах, эксперименты на людях, проверки экспериментов, контрольные группы, метаисследования, опросы, большие выборки, химия… И вдруг он пускается в рассуждения об общенаучном методе и его истории и выдаёт: «А затем пути науки и теологии разошлись. Это обеднило обе отрасли знания…» Сука! Ну ладно, выматерился, простил ему на первый раз, читаю дальше и через несколько страниц встречаю сожаления по поводу абсолютного примата редукционизма в науке и среди них аж вот такое: «Даже душа сегодня сведена к последовательности электрохимичеких импульсов…» Бляяяя! Ну как? Откуда у чуваков, превесьма глубоко знающих всякое полезное про тестостерон, протеины, канцерогены и человечье нутро, лезет вся эта «душа» и прочая подобная мерзость?

И как можно доверять отчёту исследователя, который несёт вот такое даже не за бутылкой с друзьями и не в стихах каких-нибудь графоманских, а именно в качестве специалиста, именно позиционируя себя как специалиста, который не одну сотню крыс расковырял? Это же всё равно что слушать советов врача, у которого на рабочем столе иконка-складень стоит: сразу понимаешь, что миропонимание этого человека может быть искажено дремучими догматами, и, по возможности вежливо, спасаешься из его кабинета.

Так и с текстами: если рассуждения заслуженного экспериментатора о соотношении холистического и редукционистского подходов ещё можно послушать/почитать, то, встретив в тексте за авторством человека, называющего себя учёным, слово «душа», — сразу выныривать из этого бессмысленного болота.

Потраченного времени только жалко. Надо бы такого рода явления как-то ярко и понятно маркировать. Чтобы сразу было видно: идеалист — спасибо, до свидания, даже не нюхаем.

Не надо ухудшать христианство

Ислам хуже христианства только одним: он сегодня живее, активнее, среди его приверженцев больше людей именно что религиозных, а не называющих себя таковыми по традиции или по привычке. Именно поэтому и исламский терроризм, и мусульманская агрессивность в отношении людей, выступающих против религий вообще и против ислама в частности, поэтому нападения на тех, кто шутит на тему ислама. В христианстве этого нет, пока оно спящее, номинативное, пока в церковь ходит одна старенькая бабушка на квартал, а остальные так, изредка, в Пасху, если не лень, пока религия жёстко отделена от светского образования, а государство не даёт ей прорасти в себя сколь-нибудь существенным числом ложноножек. Как только христиане становятся активнее, как только они начинают в самом деле считать себя христианами и выбирают это основание для значимого противопоставления себя другим, не-христианам, они становятся не лучше мусульман. Мы это прекрасно можем наблюдать не только на примере прошлых веков, но и сегодня, на примере Энтео, Милонова, дела «Пусси Риот», пстов в социальных сетях, в которых христиане завидуют агрессивной дикости мусульман (обобщённое «сделали бы они это в мичети»), хотят быть как они и выражают солидарность с преступниками, творящими беспредел в отношении тех, кто смеет публично высказаться некомплиментарно об основателе исламской религии.

Так что, да, сегодня христианство лучше ислама, но не потому, что ему имманентна какая-то особенная лучшесть. Оно лучше только потому, что мертвее, что отодвинуто на краешек современной европейской (в широком смысле) культуры. Только этим оно и хорошо. И идиот тот, кто призывает ради противостояния исламу подпитывать христианство, впускать его в школы, обеспечивать ему государственную поддержку: вы призываете тушить пожар керосином.

Любая религия (ну, может, за очень редким исключением, но среди традиционных конфессий таких исключений, как выяснилось, нет: даже буддисты пытаются посадить человека в тюрьму за изображение Будды в наушниках) — это прежде всего догма, это механизм подчинения, концепция святого, сакрального сама по себе подразумевает, что некий набор чего попало, произвольно взятых имён, изображений, сочетаний звуков и визуальных точек важнее, чем свобода человека и его жизнь. То есть, для них графофонетическая последовательность, составленная из фонем и соответствующих им букв «М», «у», «х», «а», «м», «м», «е», «д», — важнее, чем твоя жизнь. Для них канон расположения цветовых пятен в виде сидящего в позе лотоса чувака — важнее, чем твоя свобода. Для них две скрещенные палки важнее, чем твоё всё. Поэтому хорошими они могут быть только когда их мало и они особенно не высовываются из-за забора своего клуба по интересам, когда к школе их не подпускают на пушечный выстрел и когда государство ограничивается в их адрес, максимум, дежурными холодными вежливостями в их праздники.

Так что, не надо ухудшать христианство. Напротив, его надо бы даже несколько улучшить. Даже буддизму не помешает улучшение. А уж исламу существеннейшее улучшение — просто необходимо.

За ЗОЖ

— На обед обязательно нужен суп. Он активизирует обмен веществ.

Например, гороховый суп с копчёностями и клёцками на свином бульоне, приправленный сливочным маслом и ложкой сахара. Можно ещё вчерашние пельмени в нём же разогреть. Так активизирует — живые позавидуют мёртвым.

— После 18 есть нельзя: вредно.

После 18 лет? Можно уже только пить, видимо? Или часов? Это отличный совет, я считаю. Особенно для тех, кто встаёт в 18.20, — только вискарь и внутривенные инъекции.

— Чтобы похудеть, бегать надо. Без бега никакого похудения не бывает.

Прекрасный совет. Более всего подходит тем, в ком 30 и более кг лишнего веса. Для лучшего эффекта бегайте в обуви на тонкой жёсткой подошве и непременно по асфальту или бетону.

— Для здоровья хорошо голодать. То есть, дней десять вообще не есть.

А заодно не пить, не спать, не работать, не ходить и не дышать. Можно ещё облачиться в дхоти, сесть в позу лотоса и заранее надеть тёмные очки, как у Пра Кру Санатакититткхуна.

— Таблетки вредно: там химия.

Да! Да! Только хардкор! Только вакуум и реликтовые нейтрино! Там никакой химии, только физика!

— Если уж пьёте таблетки, запивать лучше тёплым молоком. Водой плохо. Чаем или кофе — вредно.

Не забудьте добавить в молоко мёда, ромашки, водки и аспирина. Но аспирин обязательно в порошке, потому что таблетки —  вредно.

— Каждый день нужно выпивать два литра воды. Именно воды. Чай, кофе, суп и газированная минералка не считаются.

Потому что при соприкосновении с чаем, мясом или пузырьками углекислого газа вода оскверняется и теряет божественную чистоту. Воду, кстати, лучше набирать в Крещенье во все имеющиеся ёмкости и пить потом её до следующей зимы. Если вода начинает плохо пахнуть, можно поставить рядом с ёмкостью мурти Шри Матаджи или Шрилы Прабхупады.

— Продукты нельзя смешивать. Каждый продукт надо есть отдельно. Иначе вредно.

Совершенно верно. А чтобы было совсем полезно, оправляться после каждого продукта надо в отдельный унитаз. Желательно — установленный в отдельной квартире или отдельном доме. Хорошо, когда число жилищ точно соответствует числу потребляемых продуктов.

— Продукты нельзя покупать в супермаркетах. Только на рынке. В универмаге всё мясо на комбикормах, все овощи на нитратах.

Как известно, рынок обладает малоизученным пока свойством: если продукты продавать через арендуемые на нём торговые точки, все поглощённые ими в прошлом комбикорма и нитраты задним числом превращаются в душистое сено и Святой Дух.

— Молоко лучше пить не пастеризованное, мёртвое, а прямо из-под коровы.

А мясо есть не жареное или варёное, мёртвое, а прямо из быка.

— Мясо лучше покупать отечественное. В импортном чёрт знает чего может быть напихано.

Могут попадаться лезвия бритв.

— То, что плавает, в еде лучше не смешивать с тем, что ходит или летает.

Уткам и гусям отказать, то есть. Мясо и птицу, привезённые из-за моря кораблями и самолётами, тоже не есть. Тем более — см. предыдущий пункт.

— Каждый год надо ездить на море и загорать: для здоровья полезно.

Особенно полезны для здоровья перелёты через несколько часовых поясов, отравления незнакомыми продуктами и солнечный ожог всего тела.

— Вообще продукты лучше есть сырыми. Потому что в варёных слизь. Она заполняет организм и притягивает хвори.

Соответственно, если вы заболели, поставьте неподалёку тазик с варёным луком и слизнями — хвори должны уйти в тазик. Кстати, если есть только сырое и при этом раздельно, в организме не останется ничего даже похожего на слизь. Все слизистые оболочки, например, становятся сухими и приятными на ощупь, как свежий ситец, низменный же акт эякуляции заменяется выделением чисто духовных энергий.

— Хорошо соблюдать великий пост: чистка организма в это время сопровождается духовной чисткой.

Ещё лучше соблюдать все посты и пищевые ограничения всех известных религий. В дхоти и позе лотоса, ага. Впрочем, если вдруг почувствуете, что тёмные очки Санатакититткхуна вам ещё рановато, всегда можно быстренько слопать полуторакилограммовый тортик с полки «Для великого поста» ближайшего супермаркета и залакировать его кошерным винищем и халяльным стейком, заранее припася на утро что-нибудь аюрведическое.

— Очень аюрведически, к слову, каждый день съедать ложку подсолнечного масла: оно выводит шлаки из организма.

А, скажем, ложку бисакодила — ещё аюрведичнее. Выведет шлаки — дальше, чем вы видите.

— В современные йогурты и хлебные изделия добавляют «связанный» ГМ-крахмал. У него такая огромная молекула, что можно только гадать, как она повлияет на организм, с чем и как там будет взаимодействовать. Это очень вредно.

Избегайте также ГМ-соли и ГМ-соды. Размер молекул ДНК живых организмов — источников мяса и растительной пищи — тоже пугает. Потому, как уже говорилось выше, постарайтесь научиться питаться реликтовым излучением: нейтрино маленькие и почти ни с чем не взаимодействуют. Никакой химии опять же.

— Чтобы очистить кровь от токсинов, не пользуйтесь посудой с антипригарным покрытием и регулярно пейте крапивный сок.

Или проще — ешьте крапиву прямо с земли.

— У пищи должна быть хорошая энергетика. Очень хорошая энергетика у свежевыжатых соков. Но вообще энергия всегда течёт туда, куда направлено ваше внимание, внимание помогает продукту насыщаться энергией.

Самая лучшая энергетика у Большого адронного коллайдера. Но вообще, исходя из последнего утверждения, многим сегодня можно было бы посоветовать сожрать Украину.

Полезный термин — «святодрочерство»

Пора прекращать различать в повседневной речи религии, дедывоевальство, патриотизм, традиционализм, сталинизм, руссоизм в виде веры в «доброго дикаря», национализм, преклонение перед «рукой рынка», «особым путём», «социальной справедливостью», «порядком», «твёрдой рукой», «экономическим либерализмом», «правом наций на самоопределение», «общечеловеческими ценностями», «Матерью-Природой», законом, государством, бумажными книгами, архитектурными памятниками, музыкой, поэзией, поп-звёздами, веру в гороскопы, серьёзную актуализацию в речевых практиках понятий вроде «честь», «долг (воинский, гражданский)», «духовность», сакрализацию слова и т.д, и т.п. Исследователь может разбираться в сортах говна, но напоминать обывателю, что у каждого из них есть отдельное имя, — вредно. Полезно же прививать ко всему этому отношение либо снисходительно брезгливое, либо сочувственно широкое. Мы ведь сочувствуем убогим, не вдаваясь в подробности диагноза, поставленного им в психиатрической клинике? Вот, ровно так. Но как всё это тогда называть? Где-то недавно увидел хорошее слово — святодрочерство. Не имеет значения, на что именно человек пытается навесить паразитное, вирусное, сакральное значение. Если он это делает, он святодрочер.

___________________________________________

PS. Другие полезные термины: http://blog.yatsutko.net/манифест-словарь

«А по-моему, ты говно»

Щас в ЖЖ прочитал пояснения одного чувака, почему он, мол, «раньше был коммунистом». Причина — закачаешься. Пишет, что, внимание, коммунистом он стал потому, что его «интересовала Вторая мировая, а именно — наша сторона». Адово, конечно. Типа: стал фашистом, потому что у немцев форма красивая. Или: люблю блондинок, потому что они тупые. Примерно та же логика. А теперь он, как бы, коммунистом быть перестал, но при таком подходе это, конечно, никакого значения не имеет. Имеет значение то, что в любой политической, идеологической или религиозной номинации вот таких психов всегда изрядный процент. И всегда следует помнить, что чаще всего, когда человек заявляет, что он, например, православный, или националист, или коммунист, или либерал, это его заявление с огромной вероятностью ложь, а он, на самом деле, просто глупый обыватель, заворожённый крестиками и звёздочками и нахватавшийся чьего-нибудь отрывочного бреда, не имеющего с идеологией номинации, к которой он себя причисляет, ровным счётом ничего общего.

В общем, диалог с любым (за редчайшим исключением) гранфалонщиком, завляющим о причастности к тому или иному *изму или *анству, должен выглядеть примерно так:

— Я *ист (*анин)!
— Пиздишь, мудак.

Впрочем, ответ можно (и даже лучше) не произносить. Достаточно понимать это внутри.

Ну и дальше судить по делам, что бы они там о себе ни говорили.

PS. Судить — в смысле помещать в картине мира и сообразовывать с помещаемым собственные деяния, а не в смысле осуждать: от осуждения как такового толку не больше, чем от вышеозначенных самоопределений.