В Ставрополе часто встречаю молодых людей с надписью на майке или шапочке: «26-й регион». Это поразительное явление. Локальный, пенатный патриотизм, когда он обозначается через какие-то традиционные, исторически сложившиеся названия, ещё можно как-то понять: всё-таки за этим стоит какая-то история, какой-то культурно-антропологический фон, всё-таки эти имена обросли событиями и людьми и как-то прикипели к телу реальности, будь то Тушино или Михайловск. Но гордиться тем, что ты из 26-го региона, — это как с гордостью носить номерное клеймо, поставленное хозяином. То есть, некая контора условно поделила территорию, пронумеровала её части, чтобы удобнее было рулить и обирать. Территории, на которой, волею случая, живёшь ты, эти деятели дали номер 26. Или ещё какой-то. Но ты этим горд. Непостижимо.