Хорошо помню, что когда начиналась вся эта «демократия», большинству свежевылупившихся демократистов неотъемлемыми и главнейшими условиями её построения виделись следующие:

а) Загнать «гегемона» в стойло,
б) Удалить от власти всю тогдашнюю номенклатуру (желательно на фонари).

И многие из демократистов первой волны до сих пор никак не могут понять, как получилось, что при чаемой когда-то демократии всяким шахтёрам и уборщицам позволено голосовать, а номенклатура так с тех пор и не пошевелилась.

Другие вслед за мыслью о необходимости демократии впитали в себя постмодернистские телеги о том, что, да, и шахтёр имеет право, и уборщица, и даже пидарас, дебил, женщина и индеец. И вот у этих случился перекос в другую сторону, рема (в силу новизны и соответствующей силы воздействия на неокрепшие умы) настолько убрала тему, что «даже пидарас, женщина и индеец» превратились в «только пидарас, женщина и индеец». При этом даже шахтёр с уборщицей, не говоря уже о директорах предприятий, например, потерялись. А «женщина» в этой новой мысли стала восприниматься не как просто женщина (потому что в концепции просто женщины нет новизны), а как такая женщина, которая как пидарас и индеец одновременно.

«Гегемона» потом, потихонечку и без шума, в стойло всё-таки загнали. Только сделали это не демократисты и их воображаемые друзья, а те же (или того же типа) люди, что и раньше занимались подобным. В стойло провели пивопровод, колбасопровод и телевизор, а демократистов-демократизаторов оставили на улице, с их воображаемыми друзьями. Вход в стойло при этом открыт — типа, милости просят. Или так и стой на улице, группами не более трёх и без вызывающих плакатов в руках. Иначе мешаешь.

Обиженные предательством «гегемона», который не захотел не только быть их верным рабом, но даже не поблагодарил за обилие пива, демократисты стали пытаться осчастливить своих воображаемых друзей: пидарасов, индейцев и тех женщин, которые как индейские пидарасы. А поскольку таковых у нас почти не было, стали их выращивать и воспитывать. Конечно, закончится это тем, что правильные чуваки построят для индейских женопидарасов новый загон с корытцем соевого молока и круглосуточным «Кино не для всех», а демократисты, вновь оказавшись на улице группами не более одного, займутся очередным конфликтным переосмыслением социального идеала.