В школе за пару дней до НГ пожилой физик рассказывает:

- Холодца куплю… Да никакой радости уже от этого холодца. Раньше как — ставили холодец только на Рождество. Не на Новый год — кому б он сдался, на чёрта он вообще нужен, Новый год этот, дурацкий праздник, — а на Рождество. Ёлку ставили и непременно холодец. А теперь холодец в магазине каждый день. И вкусный ведь, как домашний. Вся прелесть пропала. Зачем холодец на Новый год, когда он… да, и вот Новый год теперь вместо Рождества со всеми вместе… и холодец такой обычный-обычный стал…

На следующий день пожилой военрук, полковник, в разговоре с тётками в учительской о ёлке:

- А я до сих пор ёлку люблю. Настоящую, чтоб пахла, чтоб хвоя сыпалась… Как в детстве… Новый год же тогда не отмечали, а вот Рождество обязательно… Застилали стол сеном, на сено клали белую скатерть, ставили двенадцать мисок кутьи… И всегда именно двенадцать. Но это не из-за курантов, не Новый год же… А чего-то там в Рождество тоже двенадцать было… У Христа, что ли, чего-то двенадцать было… Ну и ёлку непременно…

Физик откуда-то с Севера. Военрук москвич. Слушал их с интересом. Мне ни дедушка, ни бабушка никогда в жизни ни разу ничего про Рождество не рассказывали. У нас в семье всегда встречали Новый год. Даже и не представлял, что в России празднование Рождества сохранялось так долго. Это что ж выходит? До 1930-40х годов?