Подумал вдруг, что у нас в самом деле слишком сильное государство и слишком слабое гражданское общество. Болтовни, ошибочно принимаемой за свободу слова, сейчас много только потому, что государство её местами разрешает. В любой момент оно может передумать и начать хватать, лупить и сажать. И эффективно противостоять ему общество не сможет. Потому что нет у нас ни механизмов противостояния государству, ни какого-то понимания в обществе, что эти механизмы вообще нужны. Большей части нашего народонаселения естественным и понятным образом плевать на всё такое в обычное время, но в случаях, когда отдельных представителей всё же заставляет что-то задуматься и вообще обратить внимание на какие-то случаи противостояния «люди vs. железный дурак», эти отдельные представители почти всегда солидаризируются с государством, а чаще и пуще — отождествляют себя с ним, считают себя его частью. Ну и, конечно, «начальству виднее». Правда, всё это интересным образом сочетается с глухой ненавистью к менту. То есть, понимания, что мент — это и есть государство, тоже нет. Государство — это президент и славные победы в славном прошлом. А они хорошие.

Если завтра, сегодня, сейчас любое ваше слово или действие объявят мыслепреступлением и экстремизмом (и не клоун или писательница, а огромная скользкая скрежещущая машина РФ), что вы станете делать? Куда пойдёте? Туда, куда поведут?

Иллюстрация к сказке М.Е. С.-Щ. «Карась-идеалист»