В многочисленных дискуссиях, начавшихся сейчас в интернетах по поводу очередной попытки срубить с человека крупную сумму денег за слова, то и дело звучат утверждения типа «за свои слова надо отвечать», «напачкал — получи», «за некоторые мнения надо судить» и т.п. Не могу сказать, что удивлён, но привыкнуть к распространённости различных вариантов этой точки зрения среди сограждан и принимать это спокойно никак не могу.

Во-первых, потому что эта точка зрения требует ОТО ВСЕХ молчать и не высовываться. Люди, считающие, что молчать (или говорить только то, что положено, а это то же самое, даже хуже) и не высовываться суть норма, меня удручают. Любой самый жесткий контроль собственной речи на предмет непротиворечия ея разнообразным «законам» и «моральным нормам» — это не только фашизм, но и занятие крайне непродуктивное, ибо в итоге всё всё равно зависит от интерпретации, а закон, как, известно, что дышло, то есть тоже интерпретируем. Кроме того, общество, в котором все молчат и не высовываются, это тихий ад, в нём можно либо сходить с ума, либо становиться партизаном, тратя огромные усилия не на собственно мысли и дела, а на их маскировку, конспирацию, сокровенность и в итоге всё равно сходить с ума. Хорошо же такое общество — на верхушке горка обидчивых и подозрительных параноиков, которая рулит толпой тихих дебилов, из которой время от времени выныривают опасные психи. Сказка. Да и может ли любой из исповедующих извращённое понимание принципа «за свои слова надо отвечать», гарантировать, что его самого нельзя при желании прямо сейчас потащить в суд и осудить по одному из наших замечательных «законов» за те или иные сказанные им слова? А если не прямо сейчас, то, при сохранении таких законов и общественных настроений, как у нас сейчас, в будущем? В общем, как я неоднократно уже говорил, мечтающие о ежовых рукавицах, забывают, что этими рукавицами будут держать за яйца в т.ч. их самих.

Во-вторых, меня расстраивает деформация, случившаяся с пониманием весьма давнего и традиционного призыва «за свои слова надо отвечать». Отвечать — может быть. Но не за всякие же слова в суде или разбитым лицом. То есть, если я вызываюсь делать какую-то работу, например, я отвечаю за свои слова тем, что в самом деле стараюсь эту работу сделать. Если я называю кого-то болваном или дураком, я отвечаю за свои слова тем, что в принципе могу логично и непротиворечиво (то есть ответственно) разъяснить, почему у меня сложилось такое мнение и зачем я его озвучил. Единственные слова, за которые следует отвечать деньгами, — это слова в трудовых, деловых и т.п. договорах, в которых непосредственно расписано, за что и какие деньги полагаются. Жизнью, здоровьем и любым иным физическим ущербом нельзя отвечать ни за какие слова вообще. С детства я всегда воспринимал вопрос «ты отвечаешь за свои слова?» как «понимаешь ли ты, зачем это говоришь? осознаёшь ли интенцию этого речевого акта? прозреваешь ли причины, побудившие тебя сказать именно так, а не иначе?» В общем, ответственность за слова — это ответственность защищать их в честной дискуссии. Но требовать за слова денег? Дикарство.

В-третьих, напомню, что реальность лингвистически редуктивна. И, поскольку языковые континуумы разных людей суть чёрные ящики, соприкасающиеся в смутных точках социолингвистических конвенций, нужно стараться понять, что в случаях, когда конвенция слаба и не может быть подвергнута ревизии разными органами чувств (грубо говоря, кирпич можно пощупать, а мораль, добро или оскорбление — нет, от удара кирпичом плохо всем, а от слов всем по-разному), попытка насильственно вывести дискуссию на неязыковой уровень всегда будет восприниматься как минимум одной из сторон как похищение реальности, как стремление глупца заставить всех думать его мыслями и жить его жизнью.

Наконец, тем, кто сравнивает слова, которые им не нравятся, с грязью, экскрементами, «пачкотнёй», «плевками в лицо», устало напоминаю в миллионный раз, что это лишь метафоры. Причём, заметьте, даже не ваши метафоры. Они навязаны вам субкультурой параноиков со слабым или ленивым мозгом, а вы пользуетесь, не давая себе труда задуматься. А ведь злоупотребление такими метафорами может давать и обратный эффект.