Как смешно и жалко поэты, чаще плохие, слабые, но иногда и хорошие, говорят о своих наркотических зависимостях. Наиболее широкой публике это проще всего отследить по произведениям собственно наркоманов, в которых они славословят свою наркоту. То есть, им кажется, что они что-то такое невозможно прекрасное делают, а ты читаешь это — и тебе скучно, и жалко их. Им кажется, что они описывают жизнь как она есть, а ты понимаешь, что это не жизнь, а дрянь и говно, ничего общего с собственно жизнью, не имеющее. Интересно это может быть только в качестве натурализма — да, есть такие зверушки, у них такой вот разрушительный обмен веществ и такое неадекватное восприятие действительности.

Про алкоголь большинству менее понятно, потому что большинство хоть изредка, но прикладывается. И, в общем, поэтизация водки, вина, бокалы все эти сраные (нет, блять, образа пошлее, чем бокал; разве что закат) многими воспринимаются нормально. Водка — ухарство, русская душа, вино — романтика, извините. И т.п. хуета. А что мы имеем на самом деле? На самом деле это всё письмо изнутри зависимости, под её влиянием и чаще всего — без рефлексии на неё. То есть, когда автор понимает химию организма, понимает, как что на него (и бабу/прекрасную даму его) воздействует, когда он может адекватно это описать — это поэзия. Но такое случается редко. Чаще мы наблюдаем просто алкоголическое говно а ля «я отравлен, мои рецепторы сейчас стимулируются дрянью, которую я выпил, но я нихуя не понимаю и поэтому пишу, что счастлив и немного грущу».

А уж сигарета… Эх, добро бы ещё вы курили что порядочное. А то ведь от большинства ваших сигарет просто безыскусно воняет. Но вы же не пишете что-нибудь вроде «я вдыхаю смрадную душную дрянь и мне насрать, что она откладывается в моих лёгких слоями ядовитой хуйни, портит мне стенки сосудов и нарушает дофаминовый обмен, а уж на то, что вас от моей вони тошнит и вы хотите переехать меня туда-сюда пару раз паровым катком, мне и подавно насрать», нет, вы пишете что-нибудь вроде «сигарета — глоток ума». Говна.