В юности все дураки. Этим навеяно.

Когда нашей зелёной батарее впервые было скомандовано «Запевай!», я имел глупость запеть наутилусовское «Был бесцветным, был безупречно чистым, был прозрачным, но кто-то главный, кто вечно прёт в атаку, приказал наступать на лето и втоптал меня в хаки». И прочее маршмаршлевой. Вдвойне глупостью с моей стороны это было потому, что, во-первых, меня никто никуда не втаптывал — я в армию пошёл по собственному желанию, во-вторых, командовал нами тогда сержант Никитин, нормальный чувак, к которому я никаких отрицательных чувств не испытывал, в-третьих, сделано это было вообще не из соображений какой-то фронды, а просто не пришло в голову больше ничего маршевого, а про всю остальную батарею я был уверен, что никто из них двух строчек подряд запомнить не может. Ошибался, причём незаслуженно думал о товарищах плохо без разбору. Но главное, чего я не учёл, — в батарее текста этой песни в самом деле никто не знал. Кроме говноприпева про маршмарш. А петь надо было всем. И припев сержанту понравился. В итоге мы часа три без перерыва шагали, распевая во всю глотку это сраное маршмарш. Марш-марш левой! Марш-марш правой! марш-марш левой! и всё никаких слов больше. Бляяяяя. Мозги сворачивало в трубочку и мы, не сговариваясь, начали делать паровоз. Как-то распространился среди нас, солобонов, миф про то, что «паровоз», якобы, выводит командиров из себя, натурально бесит. Почему мы все поверили? Понятия не имею. Паровоз — это такой способ ходьбы. Идёт батарея, сержант командует: «Раз, раз, раз, два, три…» И вот на третий «раз» надо было топать с особой силой и чувством. Через некоторое время топать начинали на каждый шаг левой. Правой же наоборот старались наступать не очень шумной. Звук получался забавный. Что в этом должно было рассердить сержанта? Сейчас я ума не приложу, а тогда и не пытался его прикладывать. Сержанту понравилось. Он сказал: «О! Офигительно! Итак, на раз топаем, на два не топаем! И быстрее! И поём!»

И вот представьте себе — идёт сотня лбов, топает паровозиком и поёт: «Марш-марш-левой!» Как-то я с тех пор сильно остыл к творчеству группы «Наутилус-Помпилиус».