Ящерицы меняют пол

В конце июня появились новости о том, что правительство Норвегии предложило и продвигает закон о смене юридического пола несовершеннолетними. Министр здравоохранения этой северной страны заметил, что, мол, это важная область, в которой Норвегия отстаёт от наиболее передовых стран, но теперь всё будет ок.

При этом министр ссылался на опыт Мальты как наиболее прогрессивной европейской страны в этом плане. Дескать, в большинстве стран Европы смена пола допускается только после 18 лет, а надо, мол, как на Мальте, где по этому вопросу вообще нет никаких ограничений.

Про отсутствие ограничений по возрасту на Мальте я ничего не нашёл, да, честно говоря, и не особенно и искал, т.к. поговорить хочу о другом. Что же до Мальты, то, если коротко, суть недавно (в апреле 2015 года) принятого там законодательства о гендерной идентичности в следующем: возможность выбора гендерной идентичности признана одним из базовых прав, защищаемых конституцией. Если раньше для смены «юридического гендера» необходимо было проведение операции по смене пола, а также наличие массы справок от хирургов и психиатров, то теперь достаточно простого письменного заявления. Также теперь запрещены (при отсутствии жизненных показаний) операции по формированию условного одного пола над детьми, родившимися интергендерами. То есть, защита тоталитарной дремучей строгой двугендерной системы на Мальте более не является ценностью, защищаемой государством.

Мальтийцы, к слову, в свою очередь, как теперь норвежцы на них, ориентировались на аргентинцев — в Аргентине аналогичный закон приняли ещё в мае 2012 года. Причём это вишенка, а сам торт строился давно: в 2003 году отдельные города и провинции Аргентины узаконили гомосексуальные гражданские партнёрства, в 2005 суд в провинции Кордова разрешил геям супружеские свидания с их заключёнными в тюрьме партнёрами, в 2009 суд постановил, что запрет однополых браков не является конституционным, в 2010 обе палаты аргентинского парламента положительно проголосовали за легализацию однополых браков и предоставление им всех присущих браку вообще льгот и привилегий, включая право на усыновление, в 2012, как уже говорилось, был принят закон о гендерной идентичности и в 2015, наконец, был внесён проект комплексного федерального закона о борьбе с дискриминацией как таковой. Не знаю, принят ли он уже, но вектор движения понятен.

Предыдущий абзац считаю необходимым прочесть и осмыслить всем тем, кто полагает, что это «Гейропа» несёт себе и всему миру Содом, а доблестный Третий мир (или как его теперь называть, когда, практически, не стало мира Второго?) стойким одноногим солдатиком стоит на страже патриархальных устоев. Если вам всё ещё кажется, что латиноамерианские мачо и гаучо выпячивают свои богатырские груди с вами в одном строю и уж в своих-то странах распутства непотребного не допустят, то вот вам, пожалуйста, Аргентина, да. Впереди всей Америки и вполне себе в авангарде планеты.

Да и в целом в Южной Америке всё весьма прогрессивно. Кроме Аргентины однополые браки разрешены в нашей партнёрше по БРИКС Бразилии, во Французской Гвиане, в Уругвае и в некоторых департаментах Колумбии (в остальных департаментах однополые гражданские партнёрства также узаконены в том или ином виде). Не всё радужно пока что в Боливии. То есть, конституция этой страны запрещает дискриминацию по признаку сексуальной ориентации и гендерной идентичности, в крупных городах запросто проходят гей-парады, однако брак всё ещё определён исключительно как партнёрство мужчины и женщины. Тем не менее, движение в понятном направлении и там вполне происходит: заявления о необходимости дальнейшей либерализации гендерного законодательства звучат в т.ч. от представителей правящей партии («Движение к социализму»). Также всё не очень хорошо пока в Парагвае: антидискриминационных законов, защищающих право на гендерную идентичность там нет вообще. Ну и полностью на вашей дремучей патриархальной стороне стоит странное государство Гайана с индуистами и, OMG, пятидесятниками в виде двух ведущих религиозных групп: никаких антидискриминационных законов, а за мужской гомосексуализм и вовсе пожизненное заключение. Сильно ближе Южной к вам Америка Центральная и Карибы, но там же сплошь страны с люто трудной судьбой, понимать надо.

Ну да ладно, отвлеклись, вернёмся к норвегам. Не знаю, приняли ли они уже свой закон или пока только готовят, но уверен, что примут, в этом не приходится сомневаться. Основной смыл его таков: достигшие семилетнего возраста дети могут самостоятельно выбирать пол. Не как австралийские ящерицы, которые сейчас (как говорят — из-за жары) меняют пол самостоятельно на самом деле, а всего лишь так называемый «гражданский гендер». Дескать, умеет уже сказать: «Хочу вырасти дядей (или тётей)», — значит, его мнение нужно учитывать. Понятно, что ребёнок в любой момент может передумать — и тогда его перепишут обратно.

Понятно? Понятно, да не очень. А не очень понятно здесь вот что: а зачем этот «юридический пол», «гражданский гендер» вообще нужен? Не поняли, нет? Сформулирую иначе: зачем в этом вопросе государство? Пол биологический может быть важен в сексе и в медицинских случаях. Ну и ок, в медицинской карточке же можно и записать: «Строение наружных половых органов — по мужскому (женскому) принципу; хромосомная формула — XY (XX); гормональные показатели…» Ну и т.п. Потому что в медицинских случаях это нужно, да. Врачам надо понимать, с каким организмом они работают. Секс? О да, детка, с этим люди и сами разберутся. Как гномы в книжках у Пратчетта — у них мужчины и женщины выглядели примерно одинаково, одинаково носили бороды и одинаково же одевались, а на вопрос, мужчина он или женщина, гном отвечал: «Я гном». Половую же принадлежность деликатно выясняли непосредственно друг у друга при необходимости. Социальный гендер? Так опять же — человек как-нибудь сам разберётся, как ему себя в обществе репрезентовать, а общество — как его воспринимать. Где здесь место государству? Зачем вообще хоть ребёнка, хоть взрослого записывать человеком определённого пола? Особенно когда браки заключаются промеж кого угодно и официальный гендер можно в любой момент переписать? Вот сама эта запись — зачем она?

Мне здесь видится только один ответ: для дискриминации же. То есть, например, для призыва в армию по половому признаку. Но ведь в той же Норвегии со следующего, т.е. 2016 года начинают призывать в армию без разбора пола, т.е., да, теперь и женщин тоже. Так зачем всё-таки нужна государственная запись о гендере? Зачем эта попытка регулирующей машины сохранить за собой хотя бы эфемерный след контроля?

Мда. Забавно сидя в Москве изумляться нелогичности норвежских и мальтийских законодателей в такой мелочи и радоваться пусть и относительной, но всё же продвинутости той же Аргентины. То есть, у нас тут вместо законодателей вообще инфернальная клоунада, а вместо антидискриминирующих законов как раз наоборот — дискриминирующие. Причём и по гендеру, и по отношению к свободе совести, и давящие свободу слова. Во всю эту жесть просто не хочется верить. Не хочется выходить из скорлупы. Не хочется знать, что показывают и говорят в новостях и квазианалитических передачах на государственных каналах и в лоялистских газетах. Не хочется смотреть, как отплясывает, топча людей ржавыми ножищами, уродливый безумный монстр местного государства, а потому голова прячется в изумление бессмысленной безобидной строчкой, которую оставляют за собой государства Норвегия и Мальта.

Зарубежные новости интересны, но когда выныриваешь из них — болото отечественной стагнации кажется особенно зловонным. Норвежские дети и австралийские ящерицы самостоятельно меняют пол. Пол, Карл! Самостоятельно. А мы тут самостоятельно президента сменить не можем. Как какие-то лохи, ей богу.


Открывающий коллаж — Андрей Панов, https://vk.com/wall-67029843_1421