В учебке я был птурщиком. Теоретически автоматы у нас тоже были, но мы целыми днями работали с ПТУРами и об автоматах даже не вспоминали. С автоматами сталкивались только те, кто ходил в караул. Я, как «призванный с Северного Кавказа», считался неблагонадёжным и, пока не устроил замполиту беседу с открытиями и развенчаниями мифов, в караул не ходил. То есть, ПТУР трогал, а автомат нет. И вдруг наш командир дивизиона решил устроить соревнования по сборке-разборке АК-74. Ну и устроил. И я эти соревнования выиграл. Ну, т.е. не сказать, чтобы я какие-то особенные результаты показал, но ощущение было такое, что остальные автомата вообще в руках не держали.

Ну и вот подходит ко мне наш комбат и говорит: «Яцутко! А ты молодец!»

Я, в свою очередь: «Спасибо, товарищ майор, но это же чепуха какая-то. Нас этому в школе учили, обыденное же действие. Там, правда, АК-47 был, а тут 74, но с точки зрения сборки-разборки разницы же почти нет».

А он такой вдруг: «А ты, может, и на русском языке пишешь без ошибок?»

Я: «Ну, стараюсь. Но я вообще-то филолог. С третьего курса к вам сюда пришёл…»

Он: «А с математикой как? Квадратное уравнение решишь?»

Я: «Да кто ж его не решит? Азы же».

Он: «И кто на СССР в 1941-м напал, знаешь?»

Я: «Вы издеваетесь, что ли? Что за вопросы вообще такие странные?»

А он вдруг: «Ну понятно. Вот так же и с автоматом. Его ведь тоже все, как и квадратные уравнения, проходили, как и Великую Отечественную, а толку!»