Снилось, что где-то на деловых переговорах меня какими-то хитрыми манипуляциями заставили пить гранулированный чёрный индийский чай, вроде того, что в позднем СССР считался крутым и вкусным дефицитом и продавался на избирательных участках в качестве поощрения квазиэлекторальной активности граждан. Я долго юлил и аргументированно пытался доказать, что это пить нельзя, но в конце концов пришлось сделать глоток или два. Меня перетряхнуло — и я проснулся с ощущением ужаса.

Вообще всякий раз, как я под влиянием друзей в ленте или идиотизма и мерзости нынешних управителей нынешнего государства начинаю слегка тосковать по СССР, организм подбрасывает мне что-нибудь физиологически отвратительное или физиологически же невыносимо тягостное о советском прошлом. У меня хороший организм: помнит важное и не скрашивает этих воспоминаний даже памятью об энергии и возможностях молодости. Так однажды мне всю ночь снилось мучительное желание съесть кусочек мяса или колбасы. Это желание оттуда, из детства. Я во сне сидел перед тарелкой полтавки (очень вкусной полтавки) и видеть её не мог. Весь мозг был заполнен желанием мяса, его запахом, а также пониманием, что мяса сегодня скорее всего не будет. И завтра, и послезавтра. А если и будет, то маленький кусочек, к которому непременно положат много ненавистного гарнира. Или одно колечко поджаренной колбасы. И тоже много гарнира — для сытости. И не сейчас. Потому что сейчас только каша. Проснулся тогда с полной головой мясного желания и с облегчением выдохнул его, как только пришло понимание, что уже не сон, что колбасой я теперь всё больше брезгую, что за хорошим мясом надо идти аж пару кварталов, ах, с ума сойти, какие мучения, а если меня сегодня устроит не очень хорошее (т.е., всего раз в сто лучше, чем самое лучшее, о каком только мог мечтать в детстве), то всего половину квартала, что цитрусовые, ради которых тогда приходилось ждать Нового года, теперь покупаются ежедневно килограммами в качестве дежурного перекуса или малозначимого дополнения к тому же мясу, что, хм-хм, а не поесть ли мне нынче ради разнообразия и правда какой-нибудь каши, что, чёрт побери, это большое счастье — не хотеть мяса, не хотеть колбасы, не хотеть цитрусовых, не хотеть шоколада (даже с кайенским перцем, даже с лепестками фиалки, даже с макадамией) уже года два, испытывать тошноту от воспоминаний о самом лучшем чае детства и ужас — если о подсохшей копчёной колбасе с майонезом. Не помнить вкуса майонеза — прекрасно. Счастье — устать от красной рыбы. Радость — иметь возможность вообще не есть хлеба и макаронных изделий. Ну а досмотр в аэропорту, например, дорогущие авиабилеты на внутренние рейсы, дебильнейшие законы, издаваемые олигофреническими депутатами, — это да, это всё есть. Но, как бы, то, что сейчас плохо, не означает, что, условно, тогда было хорошо. Просто, вполне хорошо ещё не было. Грубо говоря, не назад надо тосковать, а вперёд идти. Где-то так.