Вместе с новым компом у нас в доме завёлся телевизор. Ну, то есть, он встроенный там в него, плюс к нему пульт ДУ есть, вся фигня. Так вот, я после многолетнего перерыва вновь в это всё на днях пару раз смотрел. Российские эфирные каналы из листалки каналов сразу же выпилил, но и оставшегося хватает для изумления. Вчера вечером, например, смотрел на «Парамаунт камеди» передачу «Поджарь звезду». В ней толпа американских комиков шутила над Чарли Шином, Майком Тайсоном и друг над другом. Так вот что я вам хочу сказать, друзья: какие у них злые и жёсткие шутки! Никакого тебе эзопова языка, никаких вежливых подколов — жёсткие оскорбления, удары по самым больным местам, предание гласности общественно порицаемых пороков друг друга, расизм, антисемитизм, подчёркивание телесных недостатков друг друга, рассуждения о том, кому и как полезно было бы умереть — просто отлично! А также тёлка-комик между делом сказала про какого-то молодого комика, что он похож на юного прекрасного Гитлера, — тот в ответ молодцевато прямо на сцене отзиговал. Одной шутке одного чувака рассмеялся только его толстый чёрный коллега, потом был такой диалог:

— Смотрите-ка! Он понял! А зал, похоже, нет.
— Ну, тут слишком много белых, чтобы понимать тонкие шутки.
— Заметьте: никто никогда ни по какому поводу не говорит, что, мол, «тут слишком мало чёрных».

Ещё один, обращаясь к Чарли Шину:

— Чувак, ты же не думал, что сможешь вернуться в сериал после того, как назвал своего босса жидовской мордой? Потому что, если бы это было возможно, все бы так делали.

В финальной речи Чарли Шин говорит, что удалбывался наркотой и злоупотреблял шлюхами (по этим двум вопросам его подъебал каждый из присутствующих), потому что мог себе позволить, и ни секунды не жалеет об этом.

Шоу на любителя, конечно, но — на фоне нынешних российских идиотских истерик по поводу «разжигания» и «пропаганды» всяких разных вещей — какой градус свободы слова! Какая речевая раскованность! Какое отсутствие боязни, что публика заметит какие-то твои особенности, пороки и «пороки», объективные и социально обусловленные недостатки. Какая прекрасная свобода оскорблять и публично выражать отрицательные эмоции, направленные на конкретную личность, на какую-то социальную группу. И не видно, чтобы кто-то опасался, что ему за всё это припаяют штраф, что его посадят, что ему хотя бы набьют морду. При этом у большинства зрителей в зале добрые хорошие лица, на некоторые шуточки, звучащие со сцены, многие реагируют, скажем так, несколько ошалело, но как-то не видно, чтобы кто-то порывался бежать жаловаться в прокуратуру и спортлото. Почему? Ну, потому что это такая передача, видимо. Она для этого и существует. Здесь оскорбляют. Помните, как в «Монти-Пайтоне»? «Спорят в следующем кабинете. Здесь оскорбляют». Ну, то есть, сами пришли, сами включили. Не нравится — можно уйти или переключить. Никто не держит.

И это, заметим, не абстрактные герои ток-шоу, которых играют безвестные статисты провинциальных театров, театрально и неуклюже друг друга обзывают, а люди с именами. И бьют не в вымышленные недостатки вымышленных персонажей, а в самый нерв. И не кого-то третьего и далёкого, а вот, прямо вот тут.

Впечатлён, в общем. Даже, наверное, завидую.