В лентах люди спорят, что в октябре 1993-го было более конституционным — Верховный Совет или его разгон Ельциным, что было более легитимным, опять же Верховный Совет или референдум, рассуждают, как мы жили бы сегодня, если бы тогда [нужное подставить]. Удивительные люди! О какой конституционности и легитимности вообще могла идти речь в 1993-м году? Это же были годы смуты и революции. Строго говоря, у нас и до сих пор годы смуты и революции. Как, примерно, в феврале 1986 началось, так и продолжается. И ни конституционность, ни нормальная настоящая крепкая легитимность у нас не сложились пока: перевороты, локальные войны, теракты, интриги, толпы на улицах, слом всей структуры жизни страны, слом культурного и экономического уклада, постоянные болезненные реформы, финансовые пирамиды, ожидание очередной насильственной смены администрации со дня на день, вынесенный пеной на верхушку диктатор-временщик, разгон академии, политические судебные процессы и т.д. Какая конституция, вы ебанулись? Даже сейчас эта сраная буря продолжается в режиме вялотекущем, а уж в 93-м — тогда в любой момент могло произойти что угодно, кто угодно мог расстрелять кого угодно из чего угодно и следствием этого могло быть или не быть что угодно же. Господи, да у меня самого в том году такая жизнь была и у всех моих знакомых и друзей вокруг, что… да ну, вы что — сами в том году не жили, что ли? В любой момент можно было ждать хоть оккупации НАТО, хоть восстановления СССР, хоть развала России на отдельные города, хоть легализации тяжёлых наркотиков и упарывания ими всех высших органов власти в прямом эфире с параллельным вступлением их всех в Аум Синрикё. И до сих пор так. Конституционность, блин.