Вот кстати: когда я как-то давно писал, что убийство некомбатантов во время боевых действий — это нормально, что любой вменяемый сержант или лейтенант должен предпочесть подстрелить непонятного ребёнка, например, приближающегося к его подразделению, а не рисковать своей жизнью и, что важнее, жизнью личного состава, за который он отвечает, и, соответственно, выполнением боевой задачи, мне говорили, что я зверь и урод. Когда я говорил, что при досмотре помещений на территории вероятно занятого врагом населённого пункта в дверь можно заходить только после того, как кинешь туда гранату, и похуй, есть ли там мирные жители, мне говорили, что я оправдываю военных преступников. Когда я говорил, что вообще-то у вооружённых людей, оказавшихся среди враждебно настроенных «гражданских», дико взвинчены нервы, что они предполагают, что любой старичок и любая девушка могут внезапно извлечь из-под одежды пистолет и подстрелить одного из них, а потому это нормально, когда солдаты предпочитают просто убить всё, что движется, меня убеждали, что нет, это неправильно, это не так, «надо оставаться людьми». Как бы, надо, конечно, но надо же и понимать, что война — это вообще ненормально, это постоянный стресс и пиздец. И, конечно, надо стараться какую-то определённую планку человечности держать и там, но уж во всяком случае человек, расстрелявший других людей на войне, независимо от того, были одеты они в форму или нет, есть ли у них оружие, не становится из-за этого сразу военным преступником. В конце концов, те, у кого есть оружие, тоже люди, и разница небольшая, кого убивать. От того, что на человеке защитного цвета кепка, голова под этой кепкой не становится менее человеческой. Ей тоже жить хочется. И вот, не знаю, насколько автор этого текста в самом деле чего-то там сотрудник или боец, но мысли местами совпадают с моими, а потому кажутся мне здравыми. Почитайте: http://zbroya.info/ru/blog/999_sovety-na-vsiakii-sluchai-a-sluchai-byvaiut-raznye/.