Общепринятая, субкультурная и шизофреническая пунктуация и идеография

Внимание! Очень длинный и не очень интересный текст (многабукав).

О значении пунктуации

В дореволюционных книжках, а особенно — в дореволюционных письмах, рукописях и открытках, часто встречается весьма шизофреническая пунктуация. Не знаю, почему. Возможно, пунктуация тогда ещё не была строго кодифицирована. Авторы подозревали интуитивно за знаками её некие значения и по наитию знаки эти комбинировали. Встречались, например, сочетания «;…», «:—», «:—,» и даже «—:».

С помощью сложных сочетаний знаков люди старались передать непростые причинно-следственные связи и многоуровневые эмоции. В условиях, когда нет общепринятой нормы, это непросто.

Современные правила русского языка снимают с рядового носителя языка ответственность за понятную интерпретацию пунктуационных знаков: есть довольно чёткие значения, закрепленные за определенными пунктограммами. Для офисно-бытового использования пунктуации при этом (плюс стишки в альбом, статьи в газетку и т.п.) хватит знаний, входящих в школьную программу. Конечно, при условии, что за время обучения в школе тебе эти знания дали и ты их получил. Русская пунктуация чрезвычайно проста, по-настоящему сложных случаев в ней почти нет, с любым можно легко разобраться, владея базовым набором правил.

Конечно, пунктуация связана с другими разделами знаний о языке, исключительно визуального представления об облике слов и предложений здесь недостаточно. Что это значит? Это значит, что бесполезно запоминать обрывки типа «слово — знак пунктуации» (например, «перед как ставится запятая», «перед и запятая не ставится»), как это делают, я знаю, многие люди с детства. Нужны минимальные знания о частях речи, частеречных и морфемных значениях, членении предложения (это всё тоже даётся в школе), но самое главное — нужно хоть немного понимать, как вещи и явления, о которых ты говоришь, устроены и связаны между собой. Потому что пунктуация — это не просто так, она существует именно для того, чтобы вернее отражать реальность, чётче, адекватнее доносить мысль. Пунктуация связана с синтаксисом языка, последний же — с синтаксисом вещей и явлений. Пунктуационные знаки введены в письменность потому, что одних слов и пробелов не хватало для достаточно точного отражения значений.  

Отсутствие пунктуации или сведение её к паузам

Тем не менее, люди, вовсе пренебрегающие пунктуацией, меня не раздражают: в большинстве случаев мысли их столь просты коротки и не связаны друг с другом, что для их интерпретации хватает слов. Зачастую хватило бы и одних основ, без формообразующих морфем. Кроме того, тексты, которые они пишут, как правило, достаточно коротки и слабая их упорядоченность не успевает утомить. При необходимости можно достаточно легко читать и большие тексты вовсе «без запятых». Мой покойный дедушка, например, регулярно писал мне письма из Заполярья как раз таким образом — без запятых. И я прекрасно их понимал. В 1980-90-х в СССР/России было очень популярно всячески деконструировать всё подряд, в т.ч. и нормы и традиции языка. Именно тогда многие поэты стали писать без заглавных букв и опускать знаки препинания в концах стихотворной строки. Особенно запятые и точки. Ну, потому что конец стиха — это и так всегда пауза. Тогда же распространилась мода (в России, в Европе много раньше) обходиться без заглавных букв в любом тексте (имена собственные мы знаем, а для обозначения конца предложения достаточно точки), а в наиболее экстремальном её варианте — все знаки препинания заменять слэшем, точку — двойным слэшем. Последнее приближается к столь популярной ныне практике использовать единственный знак препинания — многоточие. Эта практика визуально близка уже к шизофренической пунктуации, но формально, пожалуй, наиболее верно отражает основной способ мышления и говорения большинства людей: завершенные фразы, точные с первого раза формулировки в нашей речи редкость, а прерванную, неоконченную фразу принято обозначать как раз многоточием. Не беда, если среди неоконченных реплик попадётся одна завершенная: многоточие — долгая пауза, отбивка не хуже и не лучше слэша. Это как с буквой «ё» — мы ведь знаем, где она подразумеватеся, поэтому можем её и не обозначать (а можем и обозначить).

«А вчера прислал по почте два загадочных письма…» Шизофреническая пунктуация

Хуже, когда автор, не зная официально кодифицированных правил (и знаков) пунктуации, старается всё-таки выразить с помощью пунктограмм не просто паузы, но некие дополнительные (различные) значения. Это уже чистейшей воды шизофреническая пунктуация. Наиболее распространенный ее вид — использование отточий разной длины: «..», «…», «…..», «…….» и т.п. Одному аццкому сотоне известно, что вкладывает пишущий в эти точки. Проще всего предположить, что это паузы различной длительности. Но насколько? Откуда читающий вообще может знать, с какой скоростью думает и читает автор? Да и какое вообще значение в русском языке (в общем кодифицированном языке, а не в шизоконтинууме автора) имеет длительность пауз?

И добро ещё, когда эти многомноготочия (и малоточия тоже) ставятся в тех местах, где вообще ожидаются какие-то пунктуационные значки. Но нет, те, кто использует шизопунктуацию, пренебрегают, как правило, и общепринятым синтаксисом, и логикой. В большинстве эти люди вообще не понимают роли пунктуации в письменной речи. Это именно они во время обучения в школе не признают «запятые» ошибками и возмущаются, когда «за запятые» им снижают оценку. Но им, как и относительно грамотным людям, не хватает одних только слов. Особенно учитывая, что словарный запас их весьма мал. И они восполняют недостаток слов отточиями разной длины, поставленными, что важно, в совершенно произвольных местах. Возможно, мы должны представлять в этих местах, как они машут руками или строят какие-то гримасы. Читать текст с такой пунктуацией довольно тяжело, т.к. для всех, кроме автора, язык, на котором он написан, является в некоторой степени иностранным.

Вопросы, восклицания и эмотиконы

Проще обстоит дело в шизопунктуации с восклицательным и вопросительным знаками: у них слишком явная семантика, а потому их умножение суть явная акцентуация на эмоциональности и вопросительной интонации. Вопросительный и восклицательный знак тут приближаются к смайлику. Вплоть до того, что не злоупотребляющие последним очень аккуратно используют и первые: обозначение эмоции, интонации неким специальным эмотиконом (а уж восклицательный знак есть столь же явный эмотикон, как и смайлик) — это всё же костыль; используя его, ты как бы признаёшь, что со словами умеешь обращаться хреновато. Да и так называемые серьёзные авторы предпочитают не демонстрировать собственную эмоцию, а вызывать эмоцию у читателя. Эмотиконы здесь помощник слабый.

Тексты нетекстовой культуры

Очевидно, что множественными эмотиконами, отточиями разной длины и анимированными для большей наглядности идеограммами, обозначающими простейшие эмоциональные состояния, оценки и некоторый набор примитивных действий (выпить пива, убить, поебстись, потянуться, вздремнуть), пользуются преимущественно люди, так сказать, нетекстовой культуры, не читающие книг, «ниасиливающие многабукв», нуждающиеся преимущественно в выражении эмоций, простых потребностей и простых оценок и использующие для этого в невербальном общении восклицания, мимику, жестикуляцию, интонации, физический контакт с собеседником и т.п., но поставленные в силу особенностей эпохи в «текстовую» ситуацию. То есть, в их распоряжении алфавит, цифры, знаки пунктуации, собеседник далеко, улыбку не видит, в рожу не сунешь, а общаться как-то надо. Хотя бы для того, чтобы найти полового партнёра (ну, плюс все прелести сублимации и позиционирования себя в иерархии статусов). Такая ситуация и рождает шизофреническую пунктуацию и шизофреническую идеографию.

Несколько лет назад я сам восхищался новой идеографикой и выдвигал параноидальное предложение как-то нормировать, кодифицировать систему идеограмм и эмотиконов для интернет-общения людей нетекстовой культуры, «экстатических детей«. Сегодня я, пожалуй, отзываю это предложение обратно в небытие: люди, которые не могут или не хотят запомнить простой набор правил употребления букв и знаков пунктуации, точно так же не смогут или не захотят запоминать правила использования «смайликов». Идея принятия неких достаточно широких, но при этом строгих общих оснований для адекватного взаимопонимания вообще чужда им. Даже не чужда — у них её просто нет.

Но как же быть с пониманием? Как адекватно взаимодействовать? А как обычно. С соплями и криками. Это нормально, когда речь идёт не о создании установки по фиксации тетранейтрона измерительными приборами и не об объявлении войны ядерной державе. Кроме того, это своего рода полигон, хаос животворящий, та самая клокочущая пустота, в которой кристаллизуются сущности. Именно принципиальное отсутствие нормы в ней может породить нечто особенно интересное. Хотя бы временно или локально интересное.

Жемчужины в навозной куче

Люди текстовой культуры тоже не всегда общаются с помощью букв. Они тоже, пока электронные сети не были столь развиты, чаще встречались, жестикулировали и, бывало, совали друг дружке в рожу. Это время от времени происходит и теперь, но теперь есть также системы обмена быстрыми сообщениями, например, в которых писать развернутые завершенные тексты просто глупо, т.к. это противоречит самому предназначению этих систем. И, если в тех же блогах и форумах, типичные «текстари» относительно редко пользуются пиктограммами, смайликами и т.п., в аське, джаббере и т.п. они себе в этом не отказывают. Да и в других местах, на иного рода площадках, если, опять же, речь идёт о чём-то малосерьёзном, где можно или даже нужно ограничиться эмоцией или краткой нечеткой оценкой, люди, вполне владеющие нормативным языком, с радостью украшают свои слова жемчужинами, извлеченными из навоза культуры нетекстовой (ещё термин придумал — «эмотекстовой»). Одна из ещё не совсем протухших жемчужин такого рода — !!111 («адинадинадин») — знак, скажем так, общей ебанутости дискурса (реплики, объекта ссылки).

Ну и смайлики, да.

Нездоровые выделения

Времена машинописи и консольных программ оставили нам в наследство выделения с помощью _нижнего подчёркивания_ и *звездочек*. Имеются в виду курсив и жирный шрифт. Некоторых людей, знаю, особенно тех, кто никогда не работал в консоли и не имел дела с пишущими машинками, такие выделения раздражают. Я отношусь к ним, как и к собственно выделениям курсивом, жирным шрифтом, разбивкой, цветом и подчёркиванием, довольно спокойно, если, конечно, выделения применены по делу и системно, а система эта более или менее очевидна. Когда в тексте так или иначе выделено вообще всё, все эти выделения теряют для читающего всякий смысл, кроме одного — они свидетельствуют о том, что автор текста психически нездоров или, как минимум, не заинтересован в том, чтобы его поняли. Ему важнее выплеснуть эмоцию. Не выразить даже, а именно выплеснуть. Собственно, текст, расцвеченный разнообразно весь целиком, — это один такой огромный адинадинадин. С авторами таких текстов лучше вовсе не разговаривать. А если вы модератор сообщества, такой текст — сигнал немедленно его автора забанить, потому как мало кому нравится, когда такие эпилептоидные произведения проявляются в ленте, и, если их авторов не отстреливать, нормальные люди от вашего сообщества начнут отписываться. Читать такие тексты совершенно невозможно, часто на них неприятно даже просто смотреть.

Физика и биология запятых

Напоследок скажу немного о месте пунктуации в общей системе знаний.

Почему важно, как я уже говорил, для запоминания правил пунктуации понимать в общих чертах структуру письменной речи (части речи, члены предложения и т.п.)? Потому что пунктуация — часть этой структуры. Все, кто пытается несистемно запомнить, «что перед чем и после чего ставится», то и дело порят косяки. О связи системы языка с вообще системой вещей я тоже выше уже говорил. Таким образом, чтобы более или менее грамотно писать, нужно ориентироваться в окружающем мире, понимать, что вещественно, а что нет, для чего релевантна категория рода, с каким предметом какое возможно совершить действие. Грамотная речь подразумевает не только правильное употребление «запятых» и уверенное жонглирование формообразующими аффиксами, но — в первую очередь — адекватное представление о предмете речи. Если же человек утверждает, скажем, что красная ниточка на запястье оберегает от зла или что юноши с именем Сергей склонны к супружеской неверности, то совершенно всё равно, какие он при этом использует слова, запятые, эмотиконы и выделения, — его речь всё равно неграмотна.

Палка, палка, огуречик

Почему слово «запятые» я тут так часто беру в кавычки? Потому что именно этим словом многие люди обозначают пунктуацию вообще.

«Запятые я не проверял».

«Я сначала пишу, потом расставляю запятые».

Почему именно запятые? Потому что точка в конце предложения — это довольно просто. Таким образом, вся пунктуация для огромного числа людей сводится к запятым. А как же точка с запятой, тире, двоеточие? А никак. Как говаривал главный редактор одного журнала, в котором мне довелось работать: «Уважаемые редакторы! Не используйте в ваших текстах двоеточия и тире! Читатели не понимают, что значат эти знаки, и боятся их. А мы не можем позволить, чтобы наши читатели боялись нашего журнала». И он был абсолютно прав.

Как автомат Калашникова

Когда учился в школе, я класса с пятого-шестого взял за правило в тетрадях по русскому языку во всех текстах, независимо от задания, всегда делать все известные мне виды разбора, кроме фонетического. Я всегда носил с собой зеленую пасту и всегда подчёркивал ею члены предложения, надписывал над каждым словом частеречную принадлежность, обводил в кружок союз и при однородных членах и обозначал в каждом слове его морфемный состав. Прекратил я это делать в восьмом классе, а в девятом и вовсе перестал писать многое из того, что задавалось, но к тому времени я мог разбирать свою речь не хуже, чем автомат Калашникова. Ну, мне так тогда казалось. На филфаке я с этой иллюзией быстро расстался, но для уровня школы хватало. К чему это я? Да всё к тому же — то, чем пользуешься, полезно хотя бы немного понимать.

А теперь — мультфильм!

19 Comments

  1. Люто, бешено наслаждаюсь текстом.

  2. Павлег

    9.10.2009 at 13:12

    Между тем, текст написан хреновенько. Апломба много, говорит правду, но сама по себе статья — предмет придирок. Слово «шизофренично» и «параноидально» используется чаще, чем любое другое. Писать текст, постоянно используя деепричастия — это не для статьи, а скорее для школьного сочинения. Стиль уровня рифм на глаголах. И вообще, автор ругает людей за восклицательные знаки, а сам при этом не может изложить мысль простым предложением. Сплошные перечисления. У тетки память тридцать секунд, она не помнит начала. И! Я не увидил ни одного адекватного примера плохой и хорошей пунктуации. Отточия не нравятся? Ну так никому не нравятся. Кто знает, что в многоточии должно быть не более и не менее трех точек? А Интернет пишется с заглавной буквы, да.

  3. nikodimov

    9.10.2009 at 16:56

    А некоторые из простых людей нетекстовой культуры даже стихи пишут:

    На пороге светлый день России …
    Путинский сегодня День рожденья!…
    Экс…но… П Р Е З Д Е Н Т!!!!!!!!!!!!!!!!!
    Мы н е з а б ы л и !!!…
    Хоть и правил-то…всего мгновенья…

    и т.д.: http://www.stihi.ru/2009/10/04/2123

  4. адинадинадин

    13.10.2009 at 10:40

    глубина глубина я не твой…
    прикольный загон)

  5. Так легко о таком «тяжелом».
    От прочитанного получила истинное удовольствие. Спасибо большое.

  6. Павлег, да и увидЕл пишется с Е…

  7. «Интернет» не в начале предложения пишут с большой буквы только унылые мудаки.

  8. По литературной норме русского языка слово «Интернет» следует писать только с заглавной буквы.

  9. Многоуважаемая vi, данная конкретная «норма русского языка» — говно.

  10. yatsutko, почему говно-то?

  11. Каменты, как обычно, жгут.
    Статья великолепна.
    Солидарна со следующими ораторами: Тори и yatsutko.

    vim, а позвольте поинтересоваться: если не говно, то на чём она основана?

  12. to Feonia
    я не знаю.
    А что Вы думаете по этому поводу? Насчет И/интернета и нормы вобще?

  13. Все очень доходчиво и верно. Мне понравилось. Автору респект и уважуха!

  14. to Feonia
    Ну, насчет норм сказать не могу, но логически рассуждая — Интернет должно быть именем собственным, как название для системы сетей, так что правильнее будет с большой буквы. Хотя кому какое дело? Но позиция Дениса по этому вопросу всё же непонятна.

  15. Пауль

    1.04.2011 at 17:16

    а…. собственно: может быть, — автор разъяснит, что??? же он хотел всем этим — сказать?!?!..

  16. Наталья

    1.04.2012 at 10:48

    «Их умножение суть явная акцентуация» — грубая ошибка. «Суть» — множественное число: «они суть». Ед. ч. — «есть».

  17. Наталья, Вы правы, если речь о языке XIV-XVII века. Современные же словари приводят как вариант нормы и употребление в значении 3 л., ед. ч. Язык меняется.

  18. Внезапно (именно внезапно) дали ссылку на эту статью. Денис, спасибо Вам! Попасусь еще на сайте — это же просто праздник какой-то!

  19. Наталья

    14.11.2016 at 19:54

    Но порют же.

Добавить комментарий