Вчера одна дама в ленте ФБ (не запомнил, кто) укоряла Дину Рубину. Какими-то такими словами: «Я же не учу израильтян, как им писать на своём языке». Ну и т.п. И среди прочего выдала офигительную фразу: «Между прочим, русский язык священен: в нём много слово из церковнославянского». Считаю, что это прекрасно. Один язык священен, потому что в нём много слов из другого (мы даже умолчим, откуда взялось немалое число слов в том самом церковнославянском да и вообще корень всей славянской церковности, так сказать). Самый несвященный язык из современных национальных, таким образом, наверное, исландский. В нём заимствований почти нет. Ну да чёрт с ним, с языком. Я в связи с постом этой женщины вспомнил прекрасный рассказ Аверченко «Великое переселение народов», а именно вот этот кусочек из него:

- Здрав буди, — сказал Сеня, здороваясь со мной. — Ну, братцы, поздравьте! Исайя, ликуй. Получил заграничный паспорт и еду в церковнославянские земли!

— Сеничка, — сочувственно сказал я. — Как же ты поедешь в церковнославянские земли… Ведь там, поди, церквей много?..

— Ну, так что ж…

— А вашего брата и в церкви бьют.

— Мой брат и не едет. Он в Совдепии застрял. А мы с Маничкой Овсовой едем. У нее позавчера в половине пятого голос открылся. Настоящая Нежданова. Будем цыганскими романсами работать. Едем я, она и ее тетка. Гайда тройка!