Наблюдая, как сограждане окрест всячески приуготовляются к так называемому «Дню защитника Отечества», вспомнил, что сам в прежние годы в сей день обряжался в медальку и был готов принимать поздравления, и в который раз призадумался. Раньше этот праздник звали Днём Советской армии. В армии я служил, но не в Советской. То есть, к старому празднику отношения, строго говоря, не имею. Теперь зовут «Днём защитника Отечества». Мы с товарищами, служа по контракту, хотя и говорили вечерами за столом в кабаке, что, мол, всё, надо завязывать, «а то ведь утром Родину защищать», едва ли мою службу всерьёз можно было бы считать защитой чего угодно от чего угодно. Кураж, драйв, безумие, но, честное слово, я никого не защищал.

Кто-то скажет, что имеется в виду некая потенциальная способность, а также обязанность, закреплённая за мужчинами и военнообязанными. Дескать, ежли завтра война — пойдёшь же Отечество защищать? Вот, празднуй. Но и тут есть сомнения и вопросы. Есть ли у меня Отечество? СССР больше нет. Впрочем, я его не любил. Сейчас иногда думаю, что зря, но факт, даже два факта — не любил, больше нету. К государственному образованию «Российская Федерация» я вообще ничего не чувствую и защищать его пойду только если под дулом погонят. И то съебусь при первом же случае. Тем более — у меня жена. Раньше мог себе представить воевание на адреналине хоть за адского сатану, потому был как был — весь ветер и пепел. Теперь же ответственность. Российское государство, в общем, представляется мне скорее врагом, нежели Отечеством, не желаю считаться его защитником.

Можно считать Отечеством русское культурное пространство. Но его защита сегодня не имеет ничего общего ни с милитаризмом, ни с гендером, к которым символически привязан близящийся карнавал.

Если же скинуть с данного торжества маскировку, оговорки, если обойтись без вежливых умолчаний и признать, что нет в нём ровным счётом ничего, кроме глупейшей зеркальной уступки одному гендеру, который не может смириться с тем, что собственно гендерный праздник есть у другого, участие во всём этом делается совсем уж жалким.

Праздник борьбы за права женщин в обществе, где эти права не признавались, превратился со временем просто в праздник женщины, в который некоторая часть человечества получает поздравления, т.к. родилась с пиздой. Другая часть человечества, забыв об истоках этого праздника, родившегося в полностью мужском мире, начинает ужасно ревновать. Как же — за пизду подарки дарят, а за хуй? То есть, как бы, предполагалось, в фаллократическом мире пизда чего-то для себя добилась и это празднует. Но иные носители фаллоса, видимо, удалённые от непосредственно кратии, раззавидовались и выклянчили себе гендерную компенсацию, обёрнутую ленточкой с нарисованными пушечками-автоматиками. Выходит, что такое 23 февраля? День утешения мужчин, завидующих пизде? Типа, девочку не брали играть в футбол, она заплакала — ей дали бантик. А мальчики тогда тоже заплакали. Ну и им дали. Я даже не знаю, право, чего в этом празднике, если копнуть, больше — эгоизма? латентной педерастии? инфантилизма? жадности? глупости?

Любой календарный ритуал дурен, но этот какой-то уж совсем некрасивый. Не стоит в нём участвовать, пожалуй.