Чудовища

Там было изображено громадное, неведомое порождение ада: пылающие глаза, огромные костлявые лапы, в которых было зажато все, что осталось от человека; оно жадно глодало голову своей добычи — так еще дети грызут леденцы на палочке. Чудовище сидело сжавшись, как перед прыжком; казалось, теперь, завидев кусочек полакомее, оно запросто может наброситься, оставив прежнюю добычу… (Г. Ф. Лавкрафт. ФОТОМОДЕЛЬ ПИКМАНА)

Сатурн, пожирающий своих детей. Гойя

Презабавно, что в рассказе Лафкрафта так точно описана картина Гойи. Раньше я этого не замечал, сегодня же перечитал и ясно увидел её. Вообще же Лафкрафт в наше время — милые смешные детские сказки. Люди, находящие в нём ужас, читающие его с замиранием сердца, удивляют меня.

Один из этюдов назывался «несчастный случай в метро»: свора страшилищ карабкается наверх из какой-то заброшенной галереи через выбоину в полу на станции «Бойлстон-Стрит»; вылезшие набрасывались на людей, столпившихся на платформе. На другом этюде была изображена пляска среди надгробий на Коппс-Хилл — на фоне вполне современного пейзажа. А еще там было множество всяких зарисовок с видами подвалов, откуда чудища ползли через трещины и щели в каменной кладке, а затем, ухмыляясь, прятались за бочки и печные выступы и сидели в ожидании, когда их первая жертва спустится с лестницы…

Ну, друзья мои, и это — ужас? Нет уж. Ужас в том, что чудовища живут среди нас. Они не карабкаются из метро, чтобы сожрать нас, они даже не выплывают из глубин подсознания. Они просто живут.

…я вдруг заметил отвратительное сходство человеческих лиц и звериных морд. Он язвительно продемонстрировал — на мрачных примерах всех видов и степеней, — что явно нечеловеческое и утраченное человеческое — звенья одной цепи и единого процесса развития. Полусобаки произошли от людей!

Копейкин. Плесните бывшему слону

Художники, рисующие откровенных чудовищ (всё равно, словами ли, кистью), — глупы и смешны. Но и те, кто лишь подчёркивает некие черты людей, кажущиеся почему-то чудовищными, смешны и глупы не менее. Все эти уродцы с мощными надбровными дугами, выдающимися носами, дьявольскими прищурами, широко дебильно открытыми глазами и ртами, щербатые, клыкастые, нарочито кур- и горбоносые, складчаторасплывчатожирные и невероятно тощие — всё это наивный юношеский романтизм. На самом деле, чудовища ничем не отличаются внешне от людей.

10 человек

И внутренне тоже.

1 Comment

  1. Еманарот, вот уроды то!

Добавить комментарий