Гиперсоциальность

Характерная черта многих людей из моих лент чтения — гиперсоциальность. Они знают какое-то нереальное количество имён и фамилий (и, возможно, лиц) и всё время их упоминают. «А почитайте такого-то» «Такая-то — няшечка». «Такой-то пророчит то-то». «Такой-то и такой-то — это хорошо, а такой-то и такая-то — плохо». «Не представляю, как они могут заседать в одной комнате с таким-то». «Ну, что ж, такой-то не победил, но откусил столько-то процентов у такого-то». «К сегодняшней истории с таким-то». «Утром я приносила бы ему молоко, как такая-то такому-то». «Идеально это умеет делать такая-то». «Такой-то офигительный, мечтаю услышать все его лекции». «Такая-то в прекрасной форме». «Опасаюсь читать этот сайт: там такой-то». «Вчера нашёлся такой-то — жив». «Замечательный такой-то устраивает завтра то-то». «Такой-то врёт». «Такого-то могут отправить в тюрьму». «Такой-то рожает». «наблюдатели от такого-то настаивали, что такого-то следует заносить в бюллетени». «Мы с такой-то и таким-то вчера наебенились». «Ну пусть такой-то уже помолчит». «Я брал дважды интервью у такого-то»…

Это, блять, УЖАСНО.

В моём мире не нужно столько людей. И уж подавно — столько имён. Что за этими именами? Какие-то интересные дела, идеи, нюансы? ВСЕ — РАЗНЫЕ? Не верю.

Помню, в 23 года стал обращать внимание на то, как много имён актёров и актрис называют почти каждый день двое моих друзей. То есть, ну очень много. Я тогда знал двоих-троих. Ну, десятерых. Кто там? Леонов, Никулин, Шварценеггер. Янковский. За пару лет до того выучил фамилию Абдулова. Из актрис знал Гурченко и, теоретически, Алису Фрейндлих, хотя всё время забывал, как она выглядит, и в принципе не отличал её от Пьехи. В принципе, знал ещё несколько имён и сколько-то лиц, но как-то никогда не интересовался, какие из них каким соответствуют. Ну, имя и имя, лицо и лицо. Да и хрен бы с ними.

Что там актёры? Я к тому моменту половину лиц и имён своих одноклассников забыл. За ненадобностью. А, скажем, однокурсниц по филфаку и сослуживцев по артбатарее большинство так и не узнал. По той же причине. Я в компаниях, в которых бухал, угорал, спорил на разные темы и прочая чаще всего ни на секунду не запоминал, как зовут людей, которых мне представляют. Потому что — зачем? Я же не планирую с ними и дальше общаться. Ну, побухали раз за одним столом. Ну два, ну десять — так это же случайность. Пьянки — это вообще бессмысленно, зачем запоминать, как там кого зовут? Даже если кто-то случайно что-то интересное скажет. То есть, этого почти никогда не было, но даже если скажет. Достаточно запомнить, что сказал. Имя и лицо-то — зачем? Нет, иногда запоминал, но очень редко и только таких, с которыми совсем уж регулярно общался. У меня сейчас часто спрашивают: «Помнишь такого-то?» Нет, блять, не помню. И не спрашивайте. Даже если помню, это скорее всего случайность. Потому что ни один из этих таких-то — не Маркс, не Будда и даже не Бетховен. «А я?» — спросите? А вас я не то чтобы помню. С вами я — общаюсь. Разговариваю. Пусть — раз в год, два или три, но вас я знаю. Наверное, вы лучше очень многих остальных. Я не виноват. Возможно, вы даже есть меня в записной книжке. Там вообще немного людей. Совсем чуть-чуть. Я, на самом деле, не люблю записывать людей в записную книжку. Даже очень нужных. Потому что это похоже на запоминание имён. На их соотнесение с лицами. Это такое приближение к себе, включение в свой мир. А это очень ответственно.

Помню, те мои два друга тогда: «А вот такой-то в таком-то фильме…» «А эта похожа на такую-то…» Это про актёров. И имена-имена-имена. Штук пять или шесть подряд. Потом семь, восемь, десять. И все явно связаны с лицами, с фильмами… А я так привык стирать из памяти все экранные индивидуальности сразу после финальных титров… Ну, потому что морок это, чушь, дребедень — нету этих людей в моей стае. Да их и вообще нету. Но как общаться-то, когда в общении всё время какие-то возникают фамилии и какие-то слова о том, кто как чем пошевелил, какую мину скорчил? Стал запоминать.

Вернее, я одного лишнего актёра ещё раньше запомнил. Я тогда в Питере жил, и один мой друг часто ставил кассеты с этим актёром и называл его по фамилии. Я, правда, за пару недель или месяц между просмотрами успевал благополучно эту фамилию, а особенно имя, забыть. И когда домой приехал из Питера, не помнил. Но дома он тоже кому-то сильно нравился и мне его напомнили. И вот тут уже впечаталось. Это было не особенно приятно. Но это одно имя, хуй с ним. А тут ещё. И не только актёры, но и актрисы. Зарубежные. Я всегда воспринимал их как красивые картинки. Радовался, если вдруг особенно нравились. Но как-то никогда не приходило в голову их запоминать. Ну, то есть, мне казалось, что идти на фильм с какой-то конкретной актрисой — это как идти специально в какой-то район города, чтобы там увидеть девушку, которая тебе очень по нраву, но к которой ты по той или иной причине даже никогда подойти не сможешь. То есть, в привязанности к образу мне виделась какая-то глупость, неправильность. И как-то раньше я избегал знакомых, у которых были любимые актрисы. Да и актёры. Писатели — да, но писатель — это другое, это образ мысли, стиль текста, способ отражения действительности. Поэтому, кстати, совершенно всё равно всегда было, как писатель выглядит, а также какое у него отчество (если это не А. Константинович Толстой, которого иначе не определишь).

Сейчас я очень много актёров знаю. Хотя почти любой из моих знакомых всё равно больше. И отчества многих писателей знаю (не знаю, зачем). И даже некоторых писателей лично, хотя некоторых путаю. Но вот это всё буйство имён и фамилий — это настоящий АД. Зачем человеку столько людей? Люди ли вообще это? Что, для вас за каждым этим набором букв что-то живое или по-настоящему важное? Не верю.

Я ведь читаю иногда, вникаю, иногда даже куда-то хожу, кого-то слушаю, смотрю, подаю руку зачем-то. Ребята, ну ведь нет там чаще всего ничего. Ничего такого, ради чего этому стоило бы давать имя. Или, во всяком случае, имя это запоминать, давать ему место в своём личном мире.

А вы всё называете и называете их. Вихрь какой-то, шум белый и имяблудство.

10 Comments

  1. главный прикол в том, что это отнюдь не гипер-, а самая что ни на есть обычная, средняя, типичная социальность.

  2. Ну не надо говорить глупости.

  3. Да нет, именно обычная социальность. ВСЕ известные мне люди, кроме Дениса Яцутко, запоминают кучу имен, вплоть до случайных собеседников. Вывод — от нормы отличается как раз Денис Яцутко.

  4. Очень многие известные мне люди — тоже. Это просто говорит о том, что наши с Вами круги общения заражены шумом. Миллионы смотрят «первый канал» — это же не значит, что это нормально.

  5. Тут речь даже не о миллионах, а о «все, кроме одного». Т.е. миллионы смотрят первый канал, но легко назвать людей, которые этого НЕ делают. Человек же, который настолько сильно отстраняется от эээ… ну назовем это «социальности» — мне известен ровно один. Так что нормально — в смысле «типично», но необязательно в смысле «хорошо» — это именно знать множество людей и имен.

  6. Я ни капли не сторонюсь нормальной социальности. И я, кстати, знаю немало людей, которые её в самом деле сторонятся. Я сторонюсь избыточной социальности, социальности бессмысленной, да и то, под влиянием некоторых знакомых и некоторых обстоятельств, делаю это не слишком качественно. Хотя от лент, пестрящих именами и подробностями существования слишком уж многих людей, меня иногда совершенно физически мутит.

  7. >однокурсниц по филфаку
    >по филфаку
    >филфаку

    Дальше не читал, ибо не могу серьезно читать статью от студента филфака.

  8. Я тоже имён не запоминаю. А зачем? Кто действительно нужен — запомнится сам.

  9. Ну судя по этому посту, то что для Вас избыточно, для всех остальных — нормально. И я не знаю, кому от этого хуже.

  10. @Nevermind:
    «Одного»? Вы так шутите что ли? Вы что, никогда аутистов не видели? Ну интровертов хотя бы? Нет?

Добавить комментарий