Давеча смотрели фильм «Ловля лосося в Йемене». Там есть замечательный момент. Сотрудник британского министерства сельского хозяйства и рыбной ловли и девушка из крупного британского PR/GR-агентства прибывают в Йемен и видят на улице группу людей, совершающих намаз. «Я не знаю дома никого, кто ещё ходил бы в церковь», — говорит герой. «Я тоже не знаю», — отвечает героиня. Британцам можно позавидовать.

В Скандинавии сейчас, говорят, всё чаще закрываются церкви. Они просто никому не нужны. В их помещениях устраивают клубы, дискотеки, библиотеки, магазины. Скандинавы тоже молодцы.

В Голландии несколько лет назад протестантский пастор объявил себя атеистом и даже написал книгу, в которой объясняет, что для него Бог — это не какое-то там высшее существо, а то хорошее, что происходит между людьми. И он продолжает служить в церкви и проповедовать. Фактически, проповедуя атеизм. Голландцы, в общем, тоже ничего.

А в России трёх девчонок посадили в тюрьму за танец в церкви.

А ещё в Москве строят 250 новых церквей. А уж сколько их строят по России!

И даже некоторые мои знакомые в последние годы вдруг стали в разной степени религиозными. Некоторые даже ходят в церковь.

Это, конечно, коммунисты накосячили. Надо было или вообще религию не трогать — тогда общество к нынешнему времени уже, возможно, переболело бы ею и выздоровело. Либо уж решать вопрос всерьёз, не для галочки, без халтуры, без заигрываний вот этих брежневских, когда в каждом серьёзном собрании ряженые в первых рядах сидели, без Достоевского в школе, без Толстого, без Блока даже, все словари переписать, вычеркнуть «Бога», «душу», прочую такую хрень из языка, из культуры вообще. И в церквах склады пиломатериалов не устраивать — потому что стены напоминают. Семьдесят лет у них было! И что? Нихрена же не сделали. Даже наоборот — все эти годы поддерживали в людях религиозно-мифологическое сознание в почти полной боеготовности — при помощи икон Политбюро и знаменных ходов дважды в год. А потом даже сами свечки похватали и шмыг на службах красоваться.

Даже молодые политические арт-акционисты на постсоветском пространстве не обходятся в своих высказываниях без религиозной семантики и символики.

Позор. Позор.