Про дурачка

Удивляют меня люди, которые до сих пор умудряются ненавидеть Иосифа Кобзона, Льва Лещенко, Валентину Толкунову, Муслима Магомаева. Что такие есть, выяснилось со смертью последнего: засуетились, запричитали о засилии сих официозных певцов на экранах и радиоволнах в своё время — будто не наелись до сих пор пинкфлойду с фабрикой звёзд и боятся, что вот сейчас всё вернётся. Всё — включая Магомаева и т.п. Да успокойтесь вы, ёмаё. Во-первых, уж Магомаев точно помер. Во-вторых, если уж и вернётся, точно не всё. Какой-нибудь новый тоталитаризм ещё долго не сможет себе позволить ни Магомаева, ни Толкунову. До того, как он обрастёт новым настоящим тоталитарным лоском, петь для вас будут говнецы вроде Газманова и Расторгуева. Или кто там у нас сейчас отвечает за эстрадный патриотизм? (Кстати, когда эти двое помрут, если они ещё живы, вы тоже будете радоваться?)

Я вот в детстве, например, Кобзона и Лещенко тоже терпеть не мог, как и всякое прочее из тогдашней первой программы радио. Зато теперь для меня все эти вихри яростных атак — музыка детства. Некоторые даже включены в плейлист. А вот вздохи облегчения по поводу смерти символов эпохи… Ну, вот представьте, что вам сообщили, что пиво с названием «Жигулёвское» с сегодняшнего дня в России выпускать запрещено. Ну вот вы что — будете радоваться или облегчённо вздыхать? Всё равно ведь давно пьёте только «Ньюкастл». Ну, или говнобалтику на худой конец. А то и вообще морковный сок. Магомаев, жигулёвское — давно факты истории культуры.

Ярузельский, вот, тоже. Как иные радостно вскинулись — отлично, мол, что судят хоть одного бывшего социалистического диктатора. Хрен вас знает, товарищи, что в этом отличного. То есть, я не говорю, что меня этот суд как-то особенно огорчил, но вот эта способность радоваться тому, что кто-то незаметный далеко умер или что какого-то безобидного далеко судят, меня поражает.

Наверное, когда Ленина из мавзолея вынесут или начнут с фронтонов серпы и молоты сбивать, вы тоже будете радоваться, как одержимые, потирать ручки, а тем, кто будет указывать вам на, по меньшей мере, странность такой радости, будете лепить про сатанинские символы на наших домах и алтарь трупопоклонения в центре страны. И вам невозможно будет объяснить, что всё это давно находится не в пространстве внутренней политики, а в пространстве истории культуры, что все эти звёзды и ленины сегодня — это как музей-заповедник в Коломенском или Исаакиевский собор в Питере.

И, кстати, о Магомаеве. Ну да, умер некий человек по имени Муслим Магомаев, но записи-то остались. Чуваки, какое сегодня значения вообще имела жизнь этого пожилого примата? Важны записи. Скажете, что вас всё равно не заставить их слушать? А если бы Магомаев был ещё жив, он бы вас что — заставил бы? И т.д., и т.п.

Чтобы два раза не вставать, поделюсь одной мыслью не по поводу вышенаписанного, а так, просто. Как тяжело бывает общаться с высокообразованными и хорошо воспитанными глупыми людьми. Глупый человек часто считает, что знание большого числа слов с латинскими и греческими корнями и наличие диплома о высшем образовании сами по себе делают мнение того, у кого всё это есть, более весомым. А уж если на всё это накладывается ещё и осознание себя как человека из хорошей семьи, потомственного образованца в бог знает каком поколении — вообще туши свет.

И ещё, для тех, кто не спит. Многие ли из вас, увидя в ленте запись типа «Пошли вы все нахуй, ёбаные уроды!» или «Боже, какие же вы все тут дураки», примут это на свой счёт? Было бы здорово, если бы вы описали в комментариях, как именно вы отреагировали бы (или не отреагировали бы) на такого рода посты и почему. Спасибо. Доброе утро.

1 Comment

  1. «Многие ли из вас, увидя в ленте запись типа “Пошли вы все нахуй, ёбаные уроды!” … примут это на свой счёт? Было бы здорово, если бы вы описали в комментариях, как именно вы отреагировали бы (или не отреагировали бы) на такого рода посты и почему.»
    Как? Зависит от контекста. Если данному сообщению не предшествовало какое-то обсуждение с моим участием, которое могло бы привести к подобной реакции, то реакция будет такой: «Кому это он? И в ответ на что?»
    Почему? Потому что я не могу себя идентифицировать как члена какой-то группы, поэтому подобные обращения не к себе лично близко к сердцу не принимаю.

Добавить комментарий