Почему с милицией лучше дел не иметь

У кого-то в каментах я сказал на днях, что ОМОНовцев, в которых демонстранты кидали камнями, в общем, не особенно жалко, потому что они знали, куда идут работать — защищать режим от народа, если коротко. И должны понимать, что когда/если народ пойдёт против режима всерьёз, именно они окажутся на его пути, именно им первым и больше всех достанется. Это их работа, они сами её выбрали, они получают за неё деньги. Совсем другое дело — срочники ВВ, которых против их воли вырвали из нормальной жизни, на которых, не спрося их желания, нацепили форму антиобщественной структуры и которых посылают против их народа, подставляя под удары, опять же против их воли. Им уродуют психику насильно и бесплатно. Их подставляют под куски асфальта просто потому, что государство так решило.

А у меня в ответ спросили, как и часто спрашивают, когда я отпускаю реплики о российских государственных структурах и особенно о милиции: не к милиции ли я побегу, когда в меня кто-нибудь станет кидать кусками асфальта?

И я ответил, что нет. То есть, очень может быть, что к кому-нибудь и побегу, но скорее всего это не будет государственная структура. С милицией же я предпочту не сталкиваться вообще никогда — разве только нас столкнут какие-то внешние силы и обстоятельства. Поясню, почему.

Например, вот почему: http://www.facebook.com/shmelevalana/posts/335839016489186. Ужасная история и отвратительная. И я знаю ещё немало подобных. Конечно, это не означает, что милиция никому не помогает и что в ней нет нормальных людей. Наверняка есть. Я сам не сталкивался, но убеждён что есть. Хотя бы потому, что у меня нет поводов не верить людям, которые рассказывают, как им в милиции помогли, как были внимательны, как нашли украденное, поймали обидчика и т.п. НО — есть и другие примеры, такие, когда человек, обратившись за помощью, сам оказывался вдруг виноват в чём-то, чего не совершал, когда элементарно нарывался на хамство и вопиющую некомпетентность или даже когда милиционеры оказывались заодно с преступниками, начинали угрожать, требовать молчания и т.п.

То есть, есть свидетельства о, грубо говоря, «хорошей» милиции. Но свидетельств о, грубо говоря, «плохой», как минимум, не меньше. Тем более, лично я с первой не сталкивался, а со второй приходилось, к сожалению. При этом я ведь у себя один. И жизнь у меня одна. И я не хочу экспериментировать и искушать теорию вероятности — вдруг, мол, попаду на хороших милиционеров. У слишком многих структур нашего государства — дурная репутация. У милиции — чуть ли не в первую очередь. Это, чёрт побери, прискорбно, но это факт. И одинокими немного нервными постами Максима Александрова эту репутацию не изменишь. Тем более, мне кажется, что это с его стороны что-то вроде магии: писать, как хорошо, чтобы мир проникся этими словами и в самом деле стал лучше. Пока слишком много свидетельств очевидцев и участников говорят как раз о том, как всё плохо. Если станет лучше, если общий информационный фон (не СМИ, а свидетельства простых людей, прежде всего моих личных знакомых) станет для милиции более благоприятным, я, может быть, изменю точку зрения. Пока же уверен, что без неё следует обходиться во всех случаях, в которых вообще возможно.

К слову, вспомнил документальный фильм об американских копах. Там жители какого-то квартала, что ли, или муниципального района должны были голосовать по вопросу сокращения числа патрульных машин на райончеге. Полицейских это очень сильно беспокоило — и они очень сильно старались быть полезными. Вот, по-моему, один из методов, которые следует применять и у нас. Может быть, это заставит милицию, если уж не быть, то хотя бы захотеть казаться лучше, чем сейчас.

13 Comments

  1. Максим Фомин

    22.05.2012 at 18:13

    Люди. которые туда пришли тоже, в таком случае. должны понимать, что это — их работа. И в случае чего, данная работа диктует, несмотря на то, что перед тобой живой человек, обезопасить его, то есть привести его в такую позу. из которой он не сможет причинить вред ни исполняющему работу, ни окружающим гражданским.
    Но люди, туда пришедшие, когда по спине проходятся дубинкой из-за того. что их сосед применил силу п оотношению к сотруднику при исполнении, не хотят входить в положение и понимать, что «это работа такая», а сразу почему-то начинают вопить про права и нечеловечность сотрудников.

  2. Ну, и киллер — тоже работа. И карточный шулер. Если кто-то выбрал преступную работу, его, конечно, можно понять, но это ведь не значит, что его нужно и полюбить.

  3. Максим Фомин

    23.05.2012 at 9:01

    Так любить никто и не требует. Странна реакция «протестунов»: пришли, пошвыряли, были «отоварены» — и начались жалобы «кагжешь… зачтожешь…». Либо ты «храбрый леварицанер», готовый посидеть в камере, получить дубинкой, быть застреленным, в конце концов — и тогда все претензии к жестокости полиции странны, либо ты законопослушный гражданин, тогда какого фига ты там оказался?
    Общий план событий хорошо показывает, что в месте стычки (весьма локальной) случайных людей не было — были именно те, кто хотел «шоу». Они его получили.

  4. Слово «законопослушный» тут не к месту. Следовало бы написать «лояльный режиму». Режим-то — незаконный. Правда, некоторые протестующие в связи с этим уверены, что законным будет его насильственное свержение, но, насколько я понимаю, это не вполне так, потому что право народа на восстание у нас ни в одном законе не записано. Большое упущение со стороны народа.

    На самом деле, законные действия в отношение так называемой «власти» сейчас невозможны. Признавать законными действия узурпаторов — нельзя, потому как это всё равно что действовать по «законам» и «указам», написанным каким-нибудь бомжом на заборе. Восставать против узурпаторов — тоже, с точки зрения закона, нельзя. Так что, сейчас можно говорить о выгодном и невыгодном, даже, может быть, о правильном и неправильном, но не о законном.

    А так Вы правы, конечно: любой, кто идёт на какое-то серьёзное противостояние с «властями», должен быть готов к тому, что воры будут защищать свою кормушку всерьёз. Дубинки — это самое малое.

    Но верно также и другое: для каждой стороны совершенно естественно обелять себя, рисуя при этом противника самыми чёрными красками. Пиар же. И стороны здесь принимается не тому, кто прав, а кто виноват в конкретном эпизоде применения силы, а исходя из того, с кем ты вообще, кто тебе ближе, чьи действия ты готов развить и поддержать, а чьи, напротив, хотел бы пресечь или хотя бы как-нибудь затруднить.

  5. Максим Фомин

    25.05.2012 at 22:04

    Про незаконность «режима» — это как-то несерьезно. Проблема «протестующих» в том числе, что они исходят из каких-то фантастических предположений о какой-то незаконности. И продолжают витать в облаках.

  6. Простоя

    25.05.2012 at 22:07

    @Если кто-то выбрал преступную работу, его, конечно, можно понять, но это ведь не значит, что его нужно и полюбить.@

    А какого я должен любить, если меня не любят, и мою работу считают преступной? Я должен стоять и с любовью получать тумаки? Увольте.

  7. Почему же несерьёзно? Разве думские выборы не были сфальсифицированы?

  8. Простоя

    25.05.2012 at 22:10

    Вы не забывайте, что считают мента преступником, а спрашивают с него, как с того, кто только что прочитал Библию, «Подставь, — говорят, — вторую щеку».

  9. Максим Фомин

    25.05.2012 at 22:16

    Это домыслы. Как говорится — «украл, это когда доказали официальными путями». А тут и материалов-то с гулькин нос, в пределах привычной погрешности.
    Очень слабая доказательная база.
    Выборы официально признаны другими странами. Все, точка. Все, что дальше — это лишь повод для бузы, но никак не причина.

  10. Спрашивают с него лично, что ли? «Спрашивают» в СМИ — чтобы создать требуемого направления шумиху. Всерьёз-то кто от _милиционера вообще_ добра ждёт? Нет, можно, конечно, надеяться, что попадётся порядочный или даже (чем черти не шутят) жертвенно настроенный человек, но я такого даже от журналистов-фрилансеров обычно не жду, не то что от милиции. Челок слаб и всё такое.

  11. Максим, ну какими «официальными путями»? Ну не смешите. Через российский суд, что ли? Или как? Вы хоть одной государственной структуре хоть капельку доверяете? Я — нет.

    > Выборы официально признаны другими странами.

    _Государствами_, Максим, государствами. Рука руку моет потому что. Понятно, что у членов правительств, президентов и прочего подобного люда гораздо больше общего друг с другом, нежели с большинством граждан их стран. Ну и серьёзной бучи в ядерной державе опасаются, понятное дело. И нефть-газ в руки новых и непонятных отдавать. Да мало ли причин. Я — выборы не признал. Мне насрать в этом смысле и на «официальные пути», и на «власти» с «оппозицией», и на «другие страны» — вчетверо насрать, я их вообще не знаю.

  12. Простоя

    25.05.2012 at 22:45

    Ну, вот Вы, например, спросили с них, скав, что «раз уж ты пошел, приготовься получать». А он-то пошел не к уголовникам, а мирных граждан от самих же себя прикрывать, если давка, паника, драки. И каково же его удивление, когда ему в лицо летит «привет» от «мирных», как от уголовников. А надо терпеть и молчать, ибо приказ. Раз стерпел, во второй применил свое право. Они есть у всех.

  13. > Ну, вот Вы, например, спросили с них, скав, что “раз уж ты пошел, приготовься получать”.

    Ну нет. Я с них ничего не спрашивал. Это я просто по их поводу высказался. Спрашивать с человека, который по своей воле работает в милиции, я ничего не желаю. Во всяком случае, если лично с ним не знаком. Он для меня придаток государственной машины подавления. Окажись я с ним случайно в одной компании — и выпью, и поговорю, но уж не буду рассчитывать, что он после нашего разговора всё бросит и уйдёт в партизаны. Человек — это одно, а должность, в которую он втискивается в начале рабочего дня, совсем другое. Кроме того, большинство людей склонны действовать так, как им выгодно, искать удовлетворения своих потребностей и избегать для себя больших неприятностей, избирая те, что кажутся им меньшими. Так что, к человеку можно относиться даже хорошо (или никак, или со сдержанным уважением), но это никак не поменяет отношения к российской милиции как к структуре. Во всяком случае, пока она такая, какая она есть. Милиционеров (почти всех поголовно) мне искренне жаль. А милицию/полицию РФ я считаю структурой преступной и, лично для меня, если не вредной, то неприятной. Для коррумпированной же государственной машины и её выгодополучателей она, наверное, чаще полезна. Хотя для отдельных её винтиков — тоже далеко не всегда.

    Да, между прочим, я служил в армии по контракту. И я представляю, если бы тогда кто-нибудь посторонний начал бы обсуждать мои действия по службе, приказы, которые я выполняю, — как бы я к этому отнёсся. я, конечно, мог бы выслушать, но не более. Я же сам туда пришёл, сам подписал контракт. Всё. На три года я часть военной машины государства. Совесть, доброта, милосердие, личное мнение — это всё во внеслужебное время в частном порядке.

    Так что не надо. Я с милиционеров ничего не спрашивал. Они часть структуры и играют по её правилам. Правила омерзительные и уёбищные, не два года формировались. Большинство нынешних ментов пришли уже на эти правила. Это их выбор. И не надо рассказывать, что он пришёл мирных граждан защищать. У нас сейчас просто не существует механизма, по которому милиционер мог бы служить гражданам. Он служит системе, полиции, отчасти круговой поруке, отчасти «власти», отчасти своим однополчанам, себе в своём текущем качестве, своему выбору. А что он выбирал? Какая в обществе есть информация о милиции? Такой выбор — в любом случае — хотя бы частично предполагает готовность и даже намерение в чём-то идти против публично декларируемого понимания, «что такое хорошо и что такое плохо». А ради чего? В конечном итоге — ради личной выгоды (в той или иной форме, хотя бы в форме эмоционального комфорта). Какие уж тут могут быть разговоры о «второй щеке»? Ну, то есть, могут, но рассчитаны они на совсем уж наивных представителей третьей стороны, «болота», как говорил тов. Ульянов (Ленин), а вовсе не на самих полицейских. А также на то, что кто-то из не наивных, но соблюдающих внешние конвенции оппонентов, замешкается, наткнувшись на некие публично осуждаемые фичи («убили молотком беременную женщину», например). Во всяком случае, пока эти конвенции ещё работают. И они работают. Но только до тех пор, пока женщина не оказывается троллем, лжецом и девственником. Самих полицейских это всё касается ровно в той степени, что пока фигурирует беременная, им может прилететь по голове и с условно «своей» стороны.

    Что же до спроса «по совести», по нему каждый отвечает только перед теми, перед кем обязывался. И в нашем атомизированном обществе это для каждого очень немного людей. Единицы. И эти единицы для демонстранта и ОМОНовца уж точно не совпадают. А, например, для так называемого «президента» — это уже третий круг. И с первыми двумя он также не пересекается.

Добавить комментарий