Давеча по поводу участившихся тредов об РПЦ и роскоши я приводил цитату из Эко, а конкретно там был вот такой кусочек о злокозненном папе римском:

…он подбил доминиканцев, назло нашему ордену, ваять фигуры Христа в царской короне, в пурпурной с золотом тунике и в богатейших сандалиях? А в Авиньоне показывают распятия, где Христос прибит к кресту одной только рукою, а другой держится за кошель, привешенный у него на поясе. Все это ради доказательства, что Он благословляет употребление денег…

Так вот, по поводу кошелька ничего не скажу, единственное известное мне старинное изображение Христа и кошелька в одном, так сказать, фрейме, — это мозаика на стене, по-моему, Св. Софии в Константинополе, и то кошелёк там в руках не у Христа, а у какого-то византийского императора (хотя он и явно собирается вручить его Христу). А вот по поводу Христа в пурпурной тунике, в короне и в богатейших сандалиях — мне кажется, что тут Эко закопал постмодернистскую заковыку с тройным дном и поглаживанием мозга для тех, кто догадается. То есть, одни должны разделить праведный гнев героев-францисканцев, осудить вместе с ними папу и лукавых доминиканцев (а заодно современных церковников в их золотых ризах) и успокоиться, а другие почесать репу и сообразить, что описанное что-то напоминает. А именно — вот это изображение:

Точно по описанию, верно ведь? Только фишка в том, что это не Христос.


Вот ещё картинка (кстати, Босх):

Иероним Босх. Мученичество св. Либераты (св. Иулиании)

Сиське же! А персонаж — тот же, что и на предыдущей картинке. Называется — святая Вильгефортис (она же Юлия, Кюммернис, Ульпе, Хульфе, Либерата и прочая). Но на первой картинке же — очевиднейшая бородища?! Бородища, ага. А персонаж всё равно не чувак, а тёлка. Легенда про неё весьма забавная. Была, мол, у короля-язычнега дочка, давшая обет безбрачия. А батя, само собой, хотел дочку женить и даже нашёл политически выверенного жениха. И тогда несчастная Кюммернис взмолилась Богу и тот даровал девушке — что? Правильно, бороду. На тёлочке с бородой жених жениться не захотел, расстроился и уехал. Папаша тоже расстроился и от расстройства дочку распял.

Есть и другие версии легенды, но в них не фигурирует борода, а потому нас они не интересуют. Почему? Потому что именно распятую бородатую принцессу кто-то мог принять за богато распятого Христа. Молва разнеслась — и кто-то стал осуждать, а кто-то решил, что теперь так модно и принято, и стал ровно так Христа и ваять. Тем более, что это подходило идеологически.

Вот, кстати, ещё одна святая Куммернис, в цветочек:

Теперь вторая серия марлезонского балета.

Распятая святая со многими именами, а также местами с бородой есть персонаж многоэтажный и закольцованный. Потому просто никаких сомнений нет, что постмодернист Эко имел в виду именно её/его. Вернее — этот иконический концепт. Очень постмодернистский концепт потому что. Многоэтажность же и закольцованность его заключается в том, что как святую Кюммернис легко принять за некоторым образом «неправильного» Христа, так и, возможно, сама легенда об этой святой возникла в связи с появлением в Европе как раз-таки «неправильных» изображений Христа. Чаще всего святую связывают с Распятием, именуемым Volto Santo (aka «Распятие Христа-Царя»), из собора в Лукке (Тоскана, Италия). Вот оно:

Volto Santo de Lucca

Создание этого образа связывают с именем праведного фарисея Никодима, который хотел-хотел изваять Христа, да всё стремался. В конце концов уснул измождённый, а когда проснулся, образ был готов. Потом этот образ каким-то образом, не помню точно, каким, но тоже чудесным, попал на корабль, приплыл в Европу, там взобрался на повозку и приехал в Лукку. Бла-бла-бла. Чудесное обретение и всё такое. Так с тех пор там и висит.

Необычное разряженное распятие так всех вштырило, что его стали изображать все, кому не лень. Типа например:

Пьеро ди Козимо. Распятый Христос

Фича однако в том, что украшения не являются частью распятия. Они на него просто надеты. Иногда, кстати, надеты поскромнее:

Volto Santo de Lucca

А иногда их и вовсе нет:

Volto Santo de Lucca

Однако тосканские потомки римлян, лигурийцев и… кого там ещё? Наверное, в первую очередь германцев? В X-XI веке, когда там появилось это изваяние, это ведь была уже каролингская Тосканская марка, то есть уже после лангобардов и опять германцы. Так вот, судя по всему, эти католики-язычники так знатно и постоянно наряжали своего Христа-Царя в знак охренительного уважения и почитания, что более, так сказать, традиционные христиане несколько от этого охреневали, а некоторые и вовсе не сообразили, что это Христос, решили, что это у германцев какая-то своя святая. А почему с бородой? Ну, так судьба у девушки сложилась.

Вот, кстати, судьба девушки:

Святая Вильгефортис с житием

Эта Вильгефортис как-то особенно похожа на оригинал Volto Santo. Особенно костюмчик.

В общем, смотрите, какая красота выходит:

— якобы нерукотворный образ Христа, к сотворению которого будто бы имеет отношение фарисей, причём фарисей, исповедовавший Христа как Учителя, от Бога посланного;
— дикие германцы разрядили скромную статую в парчу и царский венец (кстати, языческая манера вешать на идолы чего побогаче в католицизме очень хорошо прижилась);
— привычные к значительно более аскетичному изображению Христа христиане не въехали и, глядя на этот (превесьма растиражированный) образ, придумали «германскую святую»;
— постепенно сложился канон рисования «германской святой» (красное, богатые сандалии, борода, венец и т.п.);
— «германскую святую» принимают за неподобающе богатое изображение Христа, служащее идеологическому оправданию корыстных целей определённых церковных кругов.

Но у Эко весь этот детектив упрятан в один лёгкий штрих. МАСТЕР.