Отдельно по численности митинга. Говорят, оценки МВД и организаторов сильно расходятся. Это меня почему-то не удивляет. МВД, конечно, вообще никакого доверия. По определению. Но и людям, которые кричали со сцены кричалки и скандёж, я тоже верить не могу: в состоянии эмоциональной вздрюченности всё кажется несколько увеличенным.

Мои субъективные оценки:

1. Где-то через час после начала митинга народу было, на взгляд, одномоментно значительно больше, чем на Болотной примерно на той же временной отметке. Но, думаю, не двести тысяч, как сейчас пишут некоторые в сети. Поменьше, я думаю.

2. Очень многие приходили всего на несколько минут и сразу уходили со словами «Думаю, нас уже посчитали». Многие из них даже не думали проходить за рамки. Я встретил несколько таких групп, ещё пробираясь на проспект по узким проходам среди каких-то ям. Эти люди группами пробирались навстречу, я слышал, как одна женщина сказала другой: «Отметились и пошли». К слову, надо понимать, что с плакатами про сиськи, жежешечку и всеобщее добро люди вышли не потому, что в самом деле хотели донести до всех что-то о сиськах. И не потому, что им похуй, а просто хочется покуражиться. А потому, что это был митинг людей, которые уже всё сказали друг другу в сети. Всем понятно, что это и зачем. Это митинг за честные выборы. Люди приходили просто отметиться, просто показать узурпаторам, что честных людей много. То есть, не посчитали нас на выборах — посчитайте тут. И пофиг на публикуемую статистику. Важен мессидж тем, у кого наверняка есть реальная. Пофиг также на пиковые числа. Важно, сколько человек побывало. Хотя бы на минутку-другую. То есть, сколько пришло отметиться. А дурацкие плакаты — это ирония над самой формой митинга. Понятно же, что это прошлый век и говно. Участие нормальных людей в митинге — вынужденное. Ну, не читают наши чиновники фэйсбук, еби их канчиль. А если читают, не принимают всерьёз. И вот мы, вместо того, чтобы просто оставить камент, вынуждены тащиться на мороз. Людям это странно — люди улыбаются, защищаются от этой странности шутками и весельем. И не надо думать, что плакат про сиськи в самом деле про сиськи. Он про честные выборы, как и все остальные.

3. Моя жена не ходила на митинг, потому что делает срочную работу, но в фоновом режиме смотрела трансляции. Один мой товарищ позвонил и сказал, что не может пойти, потому что не с кем оставить ребёнка, но добавил: «Так что, вы там и за меня тоже…» Думаю, таких вот виртуальных участников было в несколько раз больше, чем тех, кто пришёл пешком. А в наш век интернета виртуальное присутствие тоже считается.

Итого, точных цифр не назову, но так или иначе побывало на Сахарова очень много людей. И очень важно, что многие уходили разочарованными, переговариваясь, что, мол, митинги фигня, надо делать что-то более серьёзное. И они будут делать. В том числе и потому, что прошедшие два митинга — не совсем фигня. Плевать, сколько там насчитали пенты и охранители — важно, что люди, которые раньше, возможно, бездействовали, потому что думали, что действие одного ни к чему не приведёт, теперь сами увидели друг друга и поняли, что действовать будут многие. Действовать будут дохуя людей. И совершенно не имеет значения, будут ли они «едины», будут ли они «один за всех», извините. Они наверняка будут спорить, даже ссориться, но они будут взаимодействовать. Будут двигаться. И совершенно не обязательно против так называемой «власти». И уж тем более не с целью такого извращения, как её захват. Полагаю, очень многие направят свои усилия на обустройство прямых гражданских взаимодействий в обход «власти» и её неприятных институтов. Ну и на организацию широкого общественного контроля за ней. Как в старом анекдоте про памятник Ленину в Пятигорске*.


* В Пятигорске памятник Ленину стоит лицом к Дому советов. Однажды обиженные граждане пришли к нему и говорят:
— Ильич, ну что ж ты к нам жопой? Обидно же.
А Ильич им и отвечает:
— Да что вы-то? Вам я доверяю. А за этими блядями глаз да глаз нужен.