Серьёзно о митинге и лозунгах

Побывал на митинге на Сахарова.

На подходах было полно милиции, автобусов с омоном, целые подразделения грязных измученных детей с дубинками стояли в очередях к полевым кухням. В небе кружил вертолёт.

Мы пришли с Сашей Трубниковым. Саша, правда, вскоре ушёл по делам, заметив, уходя: «Надеюсь, меня посчитали». Ещё из знакомых лиц видел Лёню Каганова и, кажется, Алекса Янга. Лёня рассказывал окружающим, что в прошлой жизни был пингвином, поэтому любит толпу и холод. Видел Михаила Прохорова. Последний стоял в толпе и говорил по мобилке. На сцену, насколько я понял, не собирался. Вокруг него толклось несколько человек любопытствующих.

Разнообразие лозунгов сегодня было ещё большим, чем 10-го на Болотной. Была заметна колонна чуваков с Лепры (с плакатами «Я ни хуя не понимаю, что происходит», «Лепра — это миф» и т.п.), был человек с плакатом «Слава сиськам!» Вообще было много правильных лозунгов.

Гомосексуалисты устроили пикет внутри митинга — стали группкой с какими-то плакатами о своём. Марксисты поставили палатку и двигали какие-то свои телеги, тоже не про выборы и ЕдРО. Присутствовала пиратская партия, раздававшая листовки про свободу информации. Всё это ужасно напоминало забор возле Гостинки и ступеньки у Казанского в Питере конца 80-х. Даже убогие клоуны в костюмах «под Махно» были точно такие же. Ещё в толпе кругами ходила, протискиваясь меж мощных откормленных молодых тел, сухонькая старушка в платочке, скандировавшая тоненьким голоском: «Нам не нужен Путин Вова — нам бы Сталина живого».

Много флагов. Флаги «Яблока», имперские флаги, КПРФ, какие-то христианские демократы, христианские социалисты, русские социалисты, Чебурашка.

Вообще народу было очень много. При этом за рамки, на территорию, огороженную для собственно митинга, зашло, мне кажется, меньше половины. Многие не проходили за рамки, потому что волновались, что не смогут легко выйти назад, когда им это понадобится.

Сцену я видел издалека, экран тоже издалека. Но слышно в этот раз всё было хорошо. И то, что я слышал, мне не понравилось.

Что хуже всего? Все эти люди на сцене

а) кричат,
б) говорят слишком выспренно и пафосно, злоупотребляют метафорами,
в) то и дело призывают что-нибудь поскандировать хором.

Всё вместе это выглядит как ёбаный стыд. Очень радовало зато, что когда со сцены кричали «Давайте вместе скажем громко [БЛА-БЛА-БЛА]», вокруг меня многие брезгливо морщились или просто молчали. Это выглядело так, будто на сцене люди из какого-то прошлого века, а собравшиеся их просто терпят, терпят их крикливость, терпят то, что людям на сцене кажется, что всех остальных можно на что-то завести кричалками и плохой поэзией. Большинство терпело людей на сцене только потому, что было им благодарно за организационную работу.

Выступавших я по голосам опознал не всех. Их там вроде бы объявляли, но некоторые фамилии я пропустил мимо ушей. По некоторым выскажусь.

Настя Удальцова призывала всех прийти к спецприёмнику, где держат её мужа. Это понятно и правильно. За любимого человека надо стоять. Потом она потребовала свободы политзаключённым и предложила поскандировать. Ну, я выше уже писал, что к скандированию более половины собравшихся относились как к странному и бессмысленному деянию, но тут вроде даже некоторых индивидуалистов пробило, люди почти открыли рты, но конферансье (я не видел, кто это был) вдруг присовокупил к словам Удальцовой, что, мол, да, свободу политзаключённым — Ходорковскому, Лебедеву… И многие уже открывшие рты как-то сразу их закрыли. Думаю, даже не потому, что они, например, против того, чтобы Ходору свободу, а просто ряд получился немного странный: Удальцов, Ходорковский… Ну и вообще — одно дело, когда скандировать призывает тёлка, искренне переживающая за мужа, а другое — когда непонятно кто и почему-то за Ходорковского.

Кто такой Ермолаев? Кто пустил к микрофону эту истеричку? Человек натурально орал, срываясь на фальцет, и нёс какую-то несусветнейшую хрень, лишённую смысла в принципе. Надо бы запомнить эту фамилию и, не дай Бог, она будет числиться в каких-то выборных списках, никогда и ни за что не голосовать ни за этого человека, ни за тех, кто как-то с ним всерьёз сотрудничает. Ну, то есть, очевидно нездоровый человек. Самый, пожалуй, нездоровый, из всех, кого я там слышал.

Навальный. Кто-то опять называл его лидером и т.п. Я даже видел пару плакатов с его портретом. Со сцены Навальный тоже кричал. Не так адово и пиздецово, как Ермолаев, но всё равно вполне хуёво. Метафорика, поэтические сравнения, прямые оскорбления в адрес кремлёвских, кричалки, лозунги, фу. Почему не говорить спокойно? Есть же микрофон, усилитель, колонки. Сказал, что, мол, «нас тут достаточно, чтобы взять Кремль прямо сейчас». Ну извини, Алексей, лично меня прямо сейчас на это недостаточно. У меня нет автомата, например. А также я собираюсь завтра вечером на полнометражных «Смешариков». Вообще в целом очень крикливо, лозунгово и метафорично. Не люблю. Не забыть никогда не голосовать ни за что, к чему причастен Навальный.

Шендерович говорил поспокойнее и вроде бы местами даже здраво.

Каспаров говорит с каким-то жутким акцентом. Странно. Тоже какие-то кричалки предлагал скандировать. Пиздец, конечно. Они сговорились? Зачем им это вообще, кто-нибудь понимает?

Яшин передал привет милиционеру, который будто бы прислал ему СМСку и сообщил, что пришёл митинговать, без формы, дубинки и т.п. Яшин говорил лучше, чем Навальный, но тоже недостаточно спокойно и уверенно.

Почему-то народ яростно освистал и обложил хуями Ксению Собчак. Почему? Кричали «Позор», «Долой» и пр. Я у кого-то спросил, за что её не любят. Мне сказали, что она сделала много плохого. Не знаю. В моей твиттер-ленте иногда ретвитят её твиты. Ничего особенно плохого я в этих ретвитах не видел. Собчак мужественно перекричала улюлюкающую толпу, призвав создать партию, которую не стыдно будет назвать своей, сказав, что нужно, чтобы выборы влияли на власть и т.п. Всё весьма здраво, по-моему.

Ещё несколько человек выступали. Тоже как-то нервно и крикливо. Один предложил скандировать что-то нереально длинное и неритмичное. Молодые чуваки слева от меня, до того радостно скандировавшие всё подряд, в один голос сказали: «Слишком длинно».

Хорошо говорили ребята, которые разали ленточки, расклеивали листовки и т.п. Гражданские активисты. Нормально говорили, без истерики.

Я замёрз и ушёл, когда объявили Явлинского.

Путичке, конечно, многократно вернулись и гандоны, и бандерлоги, и «V — значит вор» и прочая. Но в целом мне несколько непонятно, почему столько внимания этому господину. Каждый второй выступавший орал «Россия без Путина» и т.п. Господа пацаны, митинг-то — за честные выборы. Каким хуем тут Путин? До него очередь дойдёт в марте. Наше дело сейчас — добиться разгона узурпаторов, незаконно засевших в Думе, и назначения новых выборов в оную. Путин — дело десятое. Хотя и заебал, это понятно. Но мухи отдельно, котлеты позже.

Кричалки и скандёж, как я уже говорил, по сути своей говно, вроде гимнов. Но многие из них ещё и бессмысленны. Например: «Пока мы едины, мы непобедимы». Ну что за хрень? Кто с кем един? Я ни с кем не хочу быть един, кроме моей жены. Я сам по себе. Никаких единств.

«Слава России». Данунахуй. Россия — это государство, извините. Оно стоит вокруг нас серым милицейским кордоном, а мы ему славу будем кричать? Слава у него уже есть, хватит ему. Я против прославления любых государств, в том числе России. Государства — временное досадное неудобство. Их можно терпеть, можно стараться сделать их чуть менее людоедскими, менее упырскими, но кричать им «Слава»? Перебьются.

Вопросы со сцены задают: «Нам нужны честные выборы?» Нет, блять, мы просто так пришли, погулять. «Нам нужна Россия без русских?» Уродский вопрос, предполагающий, что вопрос о нужности самой России уже решён. И потом, «нам» — это кому? Откуда я знаю, что вам там нужно? Ну и вообще всё это в дебильном стиле a la «Позовём все вместе Снегурочку».

Но бог с ним, с выступавшими. Пусть у них всё будет хорошо. Раз уж митинг предполагает какой-то конферанс, кто-то должен был его делать. Важно, что народу было много. Такую массу нельзя игнорировать. Это гарантирует, как минимум, одно: информационная движуха в политическом поле будет расти, в неё (как минимум, отчасти) вернётся состязательность, а это, среди прочего, работа.

Что же касается выборов и остального… Надо работать за пределами митинга. Надо идти наблюдателями. Надо — вот это многих касается, да — честно сдавать на права, не давая взяток ментам. Надо добиваться, чтобы УФМС, выдавая вам временную регистрацию, не отсылало вас предварительно в военкомат киселя хлебать. Надо всем, кому это нравится, организовывать партии. Надо придумывать, как доносить информацию о том, что происходит в стране и мире, о правах человека, о законах и о том, как они соблюдаются, о возможностях, об общественных процессах до тех, кто смотрит телевизор и думает, что мир примерно такой, как в сериалах.

За последние дни мне уже несколько человек задавали вопросы типа «Ну что, партию, движение ок?» Вот хуй его знает, чуваки. Партии я не люблю. А движение сделаем. Только лучше бы без всяких официальных наименований, без формальных лидеров, без флагов, без регистраций и т.п. Движение есть движение. Ему не нужно других названий. Нужно просто двигаться, я считаю.

2 Comments

  1. Vaudeville Villain

    25.12.2011 at 0:29

    Миша Гельфанд хорошо выступил. Не кричал и сказал практически то же самое, что и написано в посте в последних двух абзацах. Уважаю дико.

  2. Спасибо, Деня. Интересно и созвучно твоё мнение.

Добавить комментарий