Государство превращает человека в тыкву

Фанатичная преданность присяге, приказу поражает и в первый момент восхищает.

Вот смотрите. Есть такой чувак, старенький уже лунный житель Хиро Онода. В 1945 году он был юным младшим лейтенантом японской войсковой разведки и выглядел приблизительно вот так:

Когда на филиппинский остров Лубанг, на котором находилось воинское подразделение Оноды, высадились американцы, непосредственный командир молодого разведчика майор Танигути приказал Оноде и его подчинённым уходить в леса и вести партизанскую войну. При этом строго запретил сдаваться и/или совершать харакири.

У Хиро Оноды осталось трое подчинённых, двое солдат и капрал. Первые пять лет (это не опечатка и вы всё правильно посчитали, да, до 1950 года) они воевали втроём. В 1950-м один из солдат, Юити Акацу, сдался филиппинцам.

Нет, понятно, что бравым воинам пытались сообщить, что война йок и можно домой. Над ними разбрасывали листовки и всякое такое прочее. Но они считали, что всё это госдеповская лживая пропаганда, и продолжали войну — нападали на полицейских, филиппинских военных иногда просто на крестьян. Берегли патроны, ночами варили суп из бананов, иногда угоняли в деревне корову, штопали обмундирование растительными волокнами и т.п.

В мае 1954 года, то есть через 9 лет после окончания войны в бою с полицией погиб капрал Симада. Это была вторая потеря в маленьком партизанском отряде Оноды.

В октябре 1972 года пал смертью храбрых в бою с полицией рядовой Кодзука.

Онода остался один, но продолжил борьбу и боролся ещё два года.

Самое забавное в этой истории в том, что с 1959 года у Оноды было радио, которое он с боем захватил у врага. И он прекрасно был осведомлён обо всём, что происходило в мире. Но, понятное дело, ничему не верил и всё интерпретировал по-своему. Например, войну во Вьетнаме воспринимал как успешную компанию Императорской армии против американцев. Ну и т.п.

В 1974 году на разведчика-партизана наткнулся юный японский студент, оттягивавшийся в джунглях Лубанга во время летних каникул. Ну да, вспоминаем анекдот: «Ребята, кто в городе, наши или немцы?» Студент, в общем, объяснил партизану, что всё, войны давно нет, пора домой. Но бравый солдат ответствовал, что у него есть приказ и что ослушаться этого приказа он не может. Студент развёл руками, щёлкнул партизана на память и поехал домой. Дома он предъявил фоточки прессе, и страна охуела. Правительство срочно разыскало бывшего майора Танигути и отвезло его на сраный остров, где означенный майор приказал Оноде сложить оружие и сдаться филиппинским властям.

Онода доложил командиру о результатах своей затяжной спецоперации, жертвами которой, кроме двоих его погибших солдат, стали 30 убитых и около сотни раненых филиппинцев, сдал полиции самурайский меч, исправную винтовку «Арисака», 500 патронов к ней и несколько ручных гранат. Ну и приготовился к тому, что сейчас его расстреляют. Однако тогдашний президент Филиппин сказал, что, мол, чувак, мы все с тебя хуеем, живи, лети домой.

Онода до сих пор жив, учит скаутов выживать в джунглях.

А теперь несколько слов об этом феномене. Чуваки, государство превращает человека в опасную тыкву. Вот скажите, что позитивного и положительного во всём этом невероятном героизме? Что защищал младший лейтенант Онода? Какого хрена бы всё это время не пить кофе у себя на даче в окружении семьи и детей, которые, конечно, сами собой не заведутся, пока ты в джунглях партизанишь? Вот он герой, ок. А зачем? Ради чего погибли его несчастные солдаты, так ничего и не увидев в жизни, кроме сраных джунглей? А ради чего погибли убитые ими тридцать филиппинцев? Ради величия Империи? А что это? В чём его смысл, этого величия? В том, что человек лишается мозга и самостоятельности и вопреки всему упёрто служит винтиком дурацкой машины даже тогда, когда машина сломалась и выброшена на свалку?

Вы как хотите, а мне гораздо ближе другой героизм, описанный в каком-то художественном фильме, не помню, как называется. Там двое немецких то ли геологов, то ли археологов, находясь где-то в пустыне, узнают, что началась война. И уходят ещё глубже в пустыню и выживают там, ныкаясь и от британцев, и от немцев, пока война не кончается. После чего спокойно выходят к людям. Но не раньше, чем у людей просыпаются головы и они вспоминают, что прежде всего люди, а не подданные и военнообязанные.

В разных островных джунглях, кстати, немало японских тыквоголовых героев геройствовало до середины 1970-х. А некто лейтенант Ямакаве и ефрейтор Накаути скрывались, опасаясь наказания за дезертирство, на острове Минданао аж до 2005 года. То есть, когда мы уже бухали в «Билингве» и зачитывали друг другу чей-то псто про японских школьников, которые шоке на уроках истории от инфы о том, что Япония была врагом Америки и союзником Гитлера.

Всё-таки 20-й век был рекордным по выколачиванию государствами мозгов из человеческих черепов. Сплошная мировая война. А всё почему? Потому что от младых ногтей, блять, детям надо объяснять, что государство — это просто такая корпорация, что когда оно говорит «Равняйсь!», надо усмехаться и отвечать: «На тебя, что ли? Само равняйсь, охуело ваще. Когда, кстати, позорную статью за разжигание отменишь? Мне, знаешь, на такое государство, как ты, равняться эстетическое чувство не позволяет. Ну и, к слову, я за тебя не голосовал. Да даже если и голосовал. Гуляй, в общем. Подметай там и т.п.»

И никак иначе.

А то вон сейчас группу лояльных нестарых журналистов позвали армию посетить. Они там кончают от танчиков, отвисают на турничках и отчитываются в фэйсбучек. И тем самым завлекают туда молодых пацанов, у которых, там не будет никакого фэйсбучека — только унылая казарма и почётная возможность помереть молодым.

1 Comment

  1. Только не надо забывать, что в случае с военными Императорской армии дело несчастным ХХ веком не ограничивается. У них ведь было бусидо, никуда не денешья. Ещё в нагаута из «Манъёсю» воины клянутся, что, если они покинут своего государя и не умрут у его ног, то пусть, коли они уйдут морем, море поглотит их, коли землёй — пусть та разверзнется под ними и т.д. Нарушить прямой и недвусмысленный приказ — это опозориться так, что иного выхода, кроме как совершить самоубийство (которое тот же приказ запрещает), не будет. А в остальном, конечно, правильно.

Добавить комментарий