Когда-то я, не помню зачем (вернее помню, что из простого любопытства, но что стало причиной именно такого любопытства — не помню), месяца два каждый день по нескольку часов читал в краевой библиотеке всё о Никарагуа — подшивки каких-то журналов, от популярных до научных исторических и экономических. А потом ещё смотрел фильм про крутого Уокера, императора Никарагуа. Очень с тех пор проникся к этой стране сочувствием, хотя у власти уже была Виолетта Чамора, а не Ортега, лидер сандинистов, которых нас учили любить ещё в школе (контрас, соответственно, учили ненавидеть). Самого Ортегу наша страна тоже, похоже, плотно чему-то учила, т.к., придя снова к власти, он показал, что не растерял навыков равнения на правофлангового, хотя правофланговый и делает теперь вид, что идёт совсем в другую сторону…

Ещё в младших классах я не понимал, почему на американском континенте случаются коммунисты, социалисты и сторонники СССР. Мне казалось, что они предают свой континент. Когда подрос, я смеялся над своим детским непониманием. Теперь я понимаю, что смеялся зря: я-маленький мыслил как геополитик-евразиец. Потом вырос…

Что Чавес? Думает?