Ктстати, о голосованиях в армии, где будто приписки и всё такое.

Голосовал я, будучи курсантом парголовской противотанковой сержантской школы, в 93-м. Привели нас на участок дружной толпой и говорят: «Всё, пиздуйте голосовать». А группа чуваков подходит к сержанту и спрашивает: «Никита, а за кого голосовать-то?» А сержант и отвечает: «Товарищи курсанты, вы охуели? Я вам тут мама, что ли? То есть, я-то вам, конечно, мама, но один хуй — вы охуели? Дан, блять, приказ: пиздовать исполнять, сука, свободное волеизъявление. Дополнительных вводных нет. Проявите, блять, смекалку, вы же будущие командиры!»

И всё.

А потом голосовал в штабе округа. Генерал собрал управление и говорит: «В воскресенье идём голосовать. Неволить я вас не могу, но надеюсь, что каждый придёт и за кого-нибудь проголосует. Агитировать я вас ни за кого не буду, сами люди взрослые, разберётесь». Один из управских полковников тогда поднимает руку и спрашивает: «Эдуард Григорьевич, а, скажем, кто из кандидатов защищает интересы военных?» Генерал крякнул, подумал и говорит: «Ну, вот, у нас начальник штаба баллотируется. Теоретически он должен, я думаю. Но, в общем, и остальные не должны пренебрегать, государственные же люди. Хотя, в общем, чёрт их там разберёт. Всех. В общем, я ни за кого не агитирую. А то потом скажете, что я во всём виноват. Сами решайте».

Правда, это были 90-е.