Время вырубки караулов

Пересидел уже второе «время вырубки караулов». Это с пяти до семи утра. Больше двух суток истязаю одно интервью. Как человеку, любящему слова и считающему, что почти всё сказанное достойно остаться в веках, мне очень жалко сокращать живую речь. То есть, вот, вымученные на заказ тексты специалистов и подмастерьев пера и топора я режу без вздоха. А когда человек говорит о том, что ему по-настоящему интересно, в чем он разбирается, без воды и притягивания за уши, пусть при этом даже запинается и уходит в сторону, мне жалко каждое слово. А убить при этом надо, допустим, три четверти. Осталось совсем немного. Самое гадкое, что и после этого я смогу лечь спать только вечером. Типа, меня ждут в офисе. Какая несуразица. В. Верещагин. На Шипке всё спокойноСколько лет уже на свете живу, а так и не смог приучить себя к размеренному ритму ежесуточных рабочих дней, почти совпадающих со световыми. Лет десять назад это, правда, не было большой проблемой: мог работать трое и больше суток без сна, а потом ещё идти в присутствие и что-то там изображать до ближайшего вечера. И потом одной неполной ночи хватало, чтобы полностью восстановиться. Теперь хуже. Теперь редко могу работать больше двух суток, после чего мне надо бы где-то столько же отдыха. Поэтому надо как-то устроиться, чтобы поменьше было неразрывных текстовых массивов. С мелочью, даже когда её много, как-то проще. А тут — всё время кажется, что осталось немного, что через пару часов закончишь. И так проходят и десять часов, и двадцать. А прерываться нельзя. Потому что, чтобы потом продолжить, придется опять какое-то время вникать, раскачиваться, пробовать слова на вкус… Мелочь, впрочем, если это «текучка», механическое перерабатывание фактов, быстрее утомляет: с каждой финальной точкой каждого микроскопического текста говоришь себе: «Всё». И сразу же: «А, ещё нет…» Хуже всего, конечно, во всём этом — некая внешняя жестко навязанная причина всех этих действий. Собственно — необходимость зарабатывать деньги. Отчего-то мне довольно редко удается находить такие места работы, где мне платили бы ровно за то, что сам я делаю с удовольствием, по внутреннему побуждению, по вдохновению. Даже если в круг обязанностей и входит нечто интересное, то им этот круг, как правило, не ограничивается. И всё удовольствие от одной части работы полностью нивелируется неудовольствием от другой. Многие, я знаю, видят в этом гармонию мира и практикуют в связи с этим внутреннее смирение и безмысленный автоматизм. Я тоже пытался. Но без мыслей как-то ничего особенно не делается, а с мыслями трудно удержать внимание на том, что неинтересно. Мысли соскальзывают и уносятся к чему-то иному.

Так что, я снова в поиске. Но, видимо, более не редакторской работы. Я и хотел бы быть редактором, но издания, в которое пишут только грамотные талантливые авторы. Единомышленники. Чтобы заниматься скорее стратегией и идеологией, чем, прости господи, рерайтингом, промо и исправлением диких синтаксических ошибок. Но таких изданий сейчас раз и два, и меня туда в редакторы пока не зовут. Поэтому надо менять сам тип деятельности. В конце концов, есть что-то подлое в том, чтобы выматывать себя словами и текстами, которых, если бы не жесткая необходимость зарабатывать деньги, в жизни не сказал бы и не написал. Да что там — не услышал бы никогда и не увидел.

Довольно поздно, но я осознал порочность своего подхода к выбору работы. 1. Я люблю работать со словом. 2. Мне нужны деньги. Поэтому я шел едва ли не на любую работу со словом, за которую что-то платят. В результате был вынужден ковыряться с чуждыми суррогатными словами за совершенно недостаточные деньги. То есть, пытаясь совместить любимое с необходимым, терял первое и не получал второго. Хватит. Теперь стану искать денежные зёрна в одних местах, а плевелы слов взращивать на одному мне подвластных лугах. По крайней мере, пока не позовут в какое-нибудь уж совсем чудесное издание.

Я был редактором больше четырех лет. Из них больше двух — редактором-ремесленником. Ну что, нормальный опыт. Кладу в копилку.

2 Comments

  1. Привет, Деня!
    Сижу на работе уже 3-день, отобрали права — вот и катаюсь теперь по интернету (заказал квадроцикл…вот смеху будет то!). Респект и уважуха тебе за данный пост! Да и вообще, рад, что ты жив-здоров!
    Николай Жорин

  2. Привет, Коля!
    Спасибо на добром слове.

Добавить комментарий